Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 18

Картинка
          Кулаков проснулся за одну минуту до того момента, когда должен был зазвонить будильник. На протяжении жизни, Генка сам неоднократно удивлялся своей способности просыпаться, именно за одну минуту, до сигнала будильника. Казалось, что будильник Генке вовсе и не нужен, но всегда, когда предстояло раннее вставание, Кулаков заводил будильник. Вот и сейчас он проснулся, посмотрел на время и отключил будильник. С кухни доносились звук закипающего чайника. «Ага, - подумал Генка, - Васильич уже встал и готовит завтрак, хотя есть, совсем не хочется. Да, ладно, попью кофейку...», с этими мыслями, Генка вошёл на кухню и поздоровался с Симаковым.

           - Доброе утро, Васильич! С раннего утра за хозяйство взялся? - пошутил Генка.

           - Доброе утро, Гена! Пока ты доберёшься до Иссыка, пройдёт часа два и лёгкий завтрак не помешает, - вполне серьёзно ответил Симаков.

           - Спасибо за заботу, Васильич! Пойду, умоюсь. Через пять минут буду готов.

           - Ты что будешь пить? Чай или кофе? - спросил Симаков.

           - Лучше кофе, как-то привык по утрам кофе пить, - отозвался Генка.

           - Смотри-ка, совсем буржуем стал! Ладно, сейчас сварю тебе хороший кофе. Иди, умывайся! - махнул рукой Симаков.

           Утренний туалет у Генки никогда не занимал много времени и через пять минут он уже сидел на кухне, и потягивал ароматный кофе, заботливо сваренный Симаковым. Без пятнадцати минут семь, Кулаков встал из-за стола.

           - Скоро семь, готовиться к отъезду надо. Пойду, посмотрю, всё ли у меня в порядке, - как бы извиняясь, пробормотал Генка, - да, ещё что я хотел сказать, возьму ледоруб Антона, пусть будет в качестве талисмана успеха предстоящей операции.

           - Да всё у тебя в порядке! Вчера же собрали и проверили! Ну, как хочешь, тебе виднее. Тебе осталось только обуться, да рюкзак на плечи накинуть, - вслед за Генкой поднялся Симаков, - а ледоруб, конечно, возьми!

           У Кулакова, действительно, всё было собрано и дополнительных проблем со сбором в дорогу не предвиделось. Без пяти минут семь, зазвонил телефон и Симаков взял трубку.

           - Доброе утро, господин Тукебаев! - после короткой паузы проговорил Симаков в телефонную трубку, - Да, да! Господин Кулен к поездке готов. Мы сейчас спустимся вниз, - Симаков положил трубку, - Гена! За тобой уже приехали! Машина стоит у подъезда. Пойдём, я тебя провожу, - уже к Кулакову обратился Симаков.

           - Идём, Васильич, идём! Давай на дорожку присядем и помолчим. Мысленно пожелаем, чтоб всё прошло нормально!

           - Давай, - согласился Симаков, и они присели на диванчике в зале, - всё, пошли, - когда прошла минута, сказал Симаков, - а то господин Тукебаев заждётся.

           - Ещё две минуты до назначенного срока, успеем, - Генка поставил рюкзак у порога и стал обуваться, - вот и всё, десяти секунд не прошло, - выпрямился Кулаков.

           Без одной минуты семь, дверь подъезда распахнулась, и друзья вышли во двор. Около подъезда стоял элегантный джип, с открытым багажником, а возле джипа прохаживался молодой человек лет тридцати пяти. На звук открывшихся дверей подъезда, молодой человек приветливо улыбнулся и представился.

           - Директор туристского агентства «Карабастау», Кайрат Тукебаев! А вы, - Кайрат обратился к Кулакову, поскольку у того за плечами был рюкзак, - господин Кулен и с вами господин Симаков, - уже к Симакову обратился Кайрат, - Доброе утро, господа! Рад с вами познакомиться, - и протянул руку для рукопожатия, - Прошу, ставьте свой рюкзак в багажник, - после рукопожатия сказал Кайрат, - и мы можем ехать.

           - Да, конечно, - Кулаков аккуратно положил свой рюкзак и ледоруб в багажник, а Кайрат захлопнул двери багажника, - ну, Васильич, давай, постарайся сделать то, о чём я тебя попросил. Через десять дней я вернусь, - и Генка крепко обнял Симакова, - бывай, поедем мы уже.

           - Счастливого пути! Я постараюсь сделать всё, о чём ты меня просил. Возвращайся, Зина к тому времени уже будет дома. Мы будем с нетерпением ждать твоего возвращения! - Симаков в прощальном жесте поднял руку, глядя, как Генка усаживается на переднее сидение джипа.

           Полтора часа, что ушли на дорогу до озера Иссык, Кайрат, не умолкая, рассказывал господину Кулену о прелестях города и его окрестностях. Кулаков делал вид, что ему всё интересно и иногда задавал ничего незначащие вопросы, на которые заранее знал ответы. Он думал о своём, и разглядывал в окно машины свои любимые горы. Наконец, машина въехала на территорию комплекса. Давно не видевший знакомые очертания гор, Генка крутил головою в разные стороны, как бы, фотографируя горы с различных сторон, и сравнивая с тем, что у него отложилось в памяти. То ли от яркого солнца, то ли от нахлынувших воспоминаний, глаза у Генки заслезились, и он поспешил надеть тёмные очки.

           Господина Кулена поселили в одноместном номере «люкс». Администратор гостиничного комплекса проинформировала господина Кулена о работе сервисных служб и порекомендовала полистать красочный буклет, составленный на трёх языках, казахском, русском и английском. Буклеты лежали аккуратной стопкой, тут же, за стойкой администратора. После завтрака, к господину Кулену, подошёл молодой человек, в спортивном костюме, поздоровался и представился.

           - Доброе утро, господин Кулен! Моя фамилия Ефимов, имя - Евгений. Я ваш персональный инструктор. Дело в том, что у вас запланирован индивидуальный поход по окрестностям озера Иссык, и в связи с этим обстоятельством, меня определили заниматься исключительно только вами. Если у вас возникнут какие-либо вопросы во время пребывания на нашем туристском комплексе, я постараюсь дать вам исчерпывающий ответ и решить все непредвиденные проблемы, - приятным голосом произнёс молодой человек.

           - Кулен, Генри Кулен. Обращайтесь ко мне по имени, просто Генри и не употребляйте в нашем общении слово «господин». Я знаю русский язык и не думаю, что у нас возникнут проблемы в этом плане, - с улыбкой сказал Генка и пожал протянутую руку.

           - Мне сообщили, что вы говорите по-русски. Но я владею и английским языком, так что в любом случае у нас языкового барьера не было бы, - спокойно объяснил Евгений.

           - Ну, и прекрасно! Мы ещё с вами попрактикуемся в английском языке, время будет, - с доброй улыбкой отозвался Кулаков, - ну, а теперь, раз мы уже познакомились и ведём беседу, я хотел бы уточнить план дальнейших мероприятий...

           - Генри, я как раз хотел об этом с вами поговорить. Я наметил интересный маршрут для нашего путешествия. Он не очень сложный, но очень красивый...

           - Стоп, стоп, стоп, - осадил Кулаков энтузиазм Евгения, - Женя, я нисколько не сомневаюсь в том, что вы стараетесь занять моё время пребывания в вашем прекрасном туристском комплексе, как можно интересней и продуктивней. Но у меня на этот счёт свои планы и я хотел бы, чтоб мои желания и возможности совпали. Не обижайтесь на пожилого человека. Вам, Женя, скажу по секрету, - Кулаков хитро прищурился и подмигнул Евгению, - я прекрасно знаю окрестности озера Иссык, и не только окрестности озера, но и Северный Тянь-Шань в целом. Прилетел я сюда с определённой целью, чтобы в нужное время попасть в конкретное место. Цель моего визита, верховья реки Чин-Тургень. Это главная задача моего посещения вашего прекрасного туристского комплекса.

           - Да-да, конечно, вы правы! В первую очередь должны удовлетворяться запросы клиента. Я просто не предполагал, что у вас уже намечен маршрут и хотел предложить что-нибудь интересное, - не стал возражать Евгений.

           - Вот и хорошо! Тогда, может, пойдём в мой номер, у меня есть хорошая топографическая карта здешних мест и я хочу показать то место, куда бы я хотел попасть в ближайшие дни, - предложил Кулаков.

           - Давайте, - согласился Евгений, и они вместе направились в номер Кулакова.

           - Где у меня карта? Ага, вот,- порывшись в рюкзаке, Генка достал сложенную карту.

           - Хорошая карта, подробная, - с завистью посмотрел на карту Евгений, - у нас такой не достанешь.

           - Мне эта проблема знакома. В Нью-Йорке, в любом газетном киоске, можно купить подобную карту для любого уголка нашей планеты. После нашего похода, я подарю вам, Женя, эту карту, - пообещал Кулаков.

           - Заранее благодарю. Покажите, пожалуйста, где цель нашего путешествия?

           - А цель нашего путешествия - вот здесь! - Кулаков пальцем ткнул в карту, - В принципе, от вашего комплекса недалеко, километров 12-15, а то и меньше, но в этом районе очень сложный горный рельеф. Придётся с собой взять верёвку и ледорубы.

           - Странно как-то получается. Я все ближайшие окрестности озера, чуть ли не ползком облазил, а в этом районе так и не был, - задумчиво произнёс Евгений.

           - Ничего удивительного в этом нет. Ущелье глухое, в том смысле, что пройти его насквозь, очень сложно, практически, невозможно. Потому туда туристы и не заглядывают, а для альпинистов вершины этого ущелья, интереса не представляют, - пояснил Кулаков.

           - Генри, вы так говорите о наших горах, будто не я у вас инструктор, а вы у меня, - чуть ли ни с обидой проговорил Евгений.

           - Эх, Женя, Женя! Я же по секрету вам сказал, что хорошо знаю эти горы! Не смотрите на меня так удивлённо. Я постараюсь вам всё объяснить, когда мы уйдём в горы. Там возле костра, за кружкой ароматного чая, я вам поведаю интересную и загадочную историю, которая произошла здесь, когда вы ещё не родились. В данный момент, я нуждаюсь не в инструкторе горного туризма, а в надёжном помощнике. Я надеюсь, что вы окажетесь именно таким, надёжным помощником, - ласково посмотрел Кулаков на молодого Евгения Ефимова.

           - Хорошо, Генри! Я понял и лишних вопросов, пока, задавать не буду, но потом вы мне обо всём расскажите.

           - Непременно, Женя! Конечно же, расскажу! Возможно, вы и сами станете участником интересных событий! Но, торопиться не будем! А сейчас нам надо решить, что делаем сегодня и, что необходимо сделать завтра с утра. Я бы хотел уже завтра, после обеда, уйти в горы и заночевать в верховьях левого лога. Для моей акклиматизации, это будет как раз нормально. Сегодня здесь ночуем, на уровне около 1700 метров над уровнем моря, а завтра там, - Кулаков показал через окно рукой в сторону левого лога, - на высоте 2500 метров над уровнем моря, ну, и дальше, ещё выше..., - сказал Кулаков.

           - Понятно! Надо решить вопрос о снаряжении и продуктах питания, - уже деловым тоном продолжил Евгений, - Необходимое снаряжение мы можем получить уже сегодня..., а в принципе, чего нам надо? - вдруг осекся Евгений, - Я вижу, что у вас рюкзак в походном состоянии и даже ледоруб имеете. Правда, у вас ледоруб какой-то допотопный, таких уже лет тридцать, а то и больше, не изготавливают. А спальный мешок, у вас есть? - спросил Евгений.

           - Спальный мешок есть! И обувь с одеждой есть! Палатки нет и верёвки, с остальным..., - на несколько секунд задумался Кулаков, - кажется всё в порядке.

           - Палатка двухместная у меня есть! - оживлённо продолжил Евгений, - лёгкая, всего килограмм весит, но прочная. Верёвку, метров тридцать, на складе возьмём, там есть, знаю. Примус и котелок, у меня тоже есть. Чашка, ложка, кружка - это не проблема, сегодня же получим. Остаётся решить вопрос с продуктами. Сколько, предположительно, суток мы будем в походе? - задал вопрос Евгений.

           - Сейчас прикинем, - Генка вырвал листок из блокнота и начал делать пометки, рассуждая вслух, - 19-го июня выходим, далее 20-го; 21-го; 22-го будем там; 23-го и 24-го июня мы должны вернуться. Итого получается, не более пяти суток.

           - Сегодня я сделаю раскладку продуктов на все пять дней, дам вам посмотреть, и завтра утром я могу получить продукты на складе. Кажется, все вопросы решены. Может, вы хотите прогуляться? Я могу вам составить компанию, - предложил Евгений.

           - Нет, спасибо Евгений! Займитесь подготовкой к походу, а если у меня возникнет желание погулять, то я это могу сделать самостоятельно. Конечно же, карабкаться на крутые горные склоны я не намерен, так что можете на этот счёт не беспокоиться. Вот ещё что. Если вы вдруг мне понадобитесь, как я смогу вас найти? - спросил Кулаков.

           - Это самый простой вопрос. Подойдёте к администратору комплекса и скажете, что ищете меня. Через микрофон и громкоговорители, меня найдут в течение пяти минут. Тогда всё? Я побежал? - засобирался Евгений.

           - Конечно, конечно, идите! Вроде как, всё обговорили. Вас задерживать не буду. А я, действительно, пойду, погуляю по территории комплекса. Погода хорошая, воздух прекрасный, чего бы и не погулять, - улыбнулся Кулаков и проводил Евгения до входной двери в номер.

           Знакомство с новым туристским комплексом у Кулакова заняло три часа. Вначале он обошёл всю территорию комплекса, затем спустился к озеру и с полчаса посидел на берегу, любуясь природой. Обеденное время подошло незаметно. Не спеша, Генка направился в столовую-ресторан. Столовая находилась всё там же, где и сорок лет назад. Здание, после капитального ремонта, приобрело прежний вид, которое имело до природной катастрофы в 1963 году. В те времена, на берегу озера Иссык, работал великолепный ресторан и попасть в него, было большой проблемой. После разрушительного селевого потока, из ресторана сделали столовую для туристов турбазы «Озеро Иссык». Дальше хозяева менялись, здание ветшало. Но сейчас это был настоящий ресторан, правда, в дневное время здание использовалось по-прежнему, как столовая для туристов комплекса. Кулаков ещё во время завтрака заметил существенное изменение внутреннего вида столовой-ресторана. Скорее всего, вечером, после ужина, столовая преображалась в шикарный ресторан. Кулаков быстро пообедал и вышел на террасу ресторана. К нему подошёл Евгений и попросил посмотреть составленное меню для похода и раскладку продуктов с указанием веса.

           - Замечательно, Женя! У меня никаких возражений, по поводу меню и сухого пайка, не имеется, - быстро просмотрев, но в тоже время ничего, не упустив из виду, сказал Кулаков.

           - Утром, после завтрака, я всё это получу со склада и мы можем упаковать рюкзаки ещё до обеда, а сейчас пойду в бухгалтерию, чтобы выписали продукты, по этому списку, - протянул руку за бумагами Евгений.

           - Да, пожалуйста. Ещё Женя, я бы хотел попросить вас посчитать вес общественного груза. Я имею в виду: вес палатки, верёвки, продуктов питания, примуса, ещё, что у нас будет из общественного груза? Вроде, как, всё…. Мы разделим этот груз поровну. Не смотрите на меня, что я человек пожилой, во мне силы ещё есть, для ходьбы с рюкзаком по горам! – с отеческой улыбкой сказал Кулаков Евгению.

           - Хорошо Генри, я всё сделаю! Сегодня до ужина я распределю весь груз, завтра останется только упаковать. Всё, побежал в бухгалтерию, вечером встретимся, - и Евгений быстрым шагом направился к административному зданию.

           Вечером, перед ужином, Евгений ещё раз встретился с Кулаковым и показал свои расчёты по распределению общественного груза. Кулаков остался доволен, хотя от его внимания не ускользнул тот факт, что всё-таки Евгений для себя общественного груза, распределил килограмма на два больше. Договорились встретиться утром, и каждый занялся своим делом. Впрочем, у Кулакова, особых дел и не было. Посидев за ужином, дольше, чем требовалось, Генка дождался, когда откроется бар. В половине восьмого вечера, заиграла негромкая, приятная музыка и за стойкой бара появился бармен. Всё говорило о том, что столовая начинает превращаться в вечернее, увеселительное заведение. Кулаков подошёл к стойке бара и, присев на высокий крутящийся стул, заказал 50 грамм коньяка. Медленно смакуя, выпил коньяк и попросил повторить. Небольшой зал ресторана начал медленно заполняться посетителями. Кулаков решил, что на сегодня спиртного хватит, поднялся и направился к спальному корпусу. На улице было ещё светло, но Генке захотелось спать, и он не стал противиться навалившейся сонливости. Уже засыпая, Кулаков вновь вспомнил о Мервине Хинтере и его загадочной смерти, сразу же после освобождения из каменного плена.

  *****

           Джейк пробыл в Читрале ещё с неделю. Всё это время он тесно общался и с Генкой, и с Рустамом. Основными темами разговоров были, первая: возможность в кратчайшие сроки легализовать Кулакова, как гражданина США Генри Кулена. Вторая тема: организация экспедиции в будущем году на склоны горы Тирич Мир. По второй теме к единодушному мнению пришли быстро. Наметили конкретные сроки, возможность найма проводника и носильщиков, обеспечение снаряжением и продуктами питания. А вот по первому вопросу, долго советовались. Вначале между собой, а затем Джейк и Рустам попробовали прощупать такую возможность по своим дипломатическим каналам. В конечном итоге сошлись на том, что реально осуществить эту затею – можно! Однако решение этой проблемы может затянуться, как минимум на год. Кулакова такая перспектива удручала, но он понимал, что в данной ситуации спешить не следует, и надо целиком и полностью положиться на Рустама и Джейка. Джейк улетел, перед отлётом пообещав, регулярно выходить на связь с Рустамом и Генкой, и информировать их о том, как идут дела по легализации Генри Кулена.

           В Афганистане военные действия не утихали. Противостояние враждующих сторон усиливалось. В связи с этим, нагрузка на разведшколу, руководимой Рустамом, возросла многократно. Группы по численности увеличивались, а сроки обучения сокращались. При шестидневной рабочей неделе, приходилось иногда работать и по пятницам, в официальный выходной день страны. У Генки, практически, не оставалось свободного времени. Ежедневные занятия по 12 часов, полностью выматывали силы.

           Во второй половине сентября, как-то днём, Генка случайно увидал Мустафу на территории разведшколы, в сопровождении Рустама. Подходить к ним, Кулаков не стал, решил немного позже, при удобном случае, спросить Рустама, что делал Мустафа в разведшколе. На следующий день такой случай представился, и Генка напрямую спросил Рустама о Мустафе.

           - Что он здесь делал? Да людей, посчитай человек 50, забрал с короткого курса обучения и увёл в Афганистан. Контрабанды ему мало, так он, правда, за хорошие деньги, подвязался боевиков из нашей школы в Афганистан переправлять. Основные контрабандные пути советские войска перекрыли, так вот Мустафа тайными тропами, которые только он знает, водит боевиков через горы в Афганистан, - спокойно объяснил Рустам.

           - А я то, думаю, чего это у нас народу в школе поубавилось, оказывается вот оно что. И часто Мустафа здесь появляется? – опять поинтересовался Генка.

           - Если конкретно за людьми, то второй раз. Первый раз был, когда ты с Джейком на гору ходил. В тот раз он тоже человек 50 увёл. Мустафа отличный проводник! Он эти горы, от Читрала до Хорога, лучше всех знает. Некоторые свои тайные тропы никому не показывает. Он ими пользуется только в исключительных случаях, когда надо уходить от погони. Пару раз и мне пришлось вместе с ним такими тропами уходить от советских пограничников. По каким-то узким ущельям уходили, где и пешему не пройти, а мы на лошадях проскользнули, никто не заметил. Сейчас спроси, где это было, ни за что не вспомню. Ладно, оставим Мустафу в покое, потом о нём поговорим, время ещё будет. Я сегодня уезжаю на несколько дней, когда вернусь, приходи к нам в гости с ночёвкой. А то, как Джейк уехал, так мы, практически, и не общались. Посидим, расслабимся. Ну, что? Договорились? – начал закруглять разговор Рустам, давая понять Генке, что у него времени на продолжение беседы нет.

           - Договорились! Жду твоего возвращения! – Генка пожал руку Рустаму и направился в сторону учебного корпуса.

           Рустама не было больше недели и, когда он вернулся, то сразу же нашёл Генку и предложил тому придти к нему в ближайший четверг вечерком с ночёвкой. Кулаков, вначале, засомневался, ведь последнее время занятия проводили и по выходным дням. Но Рустам резонно заметил, что пока он является начальником разведшколы, то он постарается, чтоб у Генки в пятницу занятий не было. Как и договаривались, Кулаков пришёл к Рустаму около шести часов вечера. Общаясь с Рустамом и его сыновьями, незаметно подошло время ужина. Вся семья Рустама и Генка, чинно расселись за обеденным столом. Как обычно, Салим с женой ухаживали за хозяевами и гостем. После ужина жена Рустама пожелала мужчинам приятно провести остаток вечера, а сама, забрав сыновей, удалилась. Рустам отпустил и Салима с женой. Мужчины остались вдвоём, включили телевизор, взяли бутылку виски и удобно устроились в креслах перед телевизором, обсуждая события, происходящие в мире. Бутылка виски быстро пустела, и Рустам достал новую бутылку. Вдруг во дворе залаяли собаки, послышался голос Салима, и звук открывающихся ворот. Рустам с Генкой стали прислушиваться к тому, что происходит во дворе.

            - Понятно! Мустафа приехал! Что-то у него случилось, - высказал предположение Рустам и поднялся с кресла, в тот момент, когда двери в зал распахнулись, и на пороге появился Мустафа.

            - Салам алейкум! – поприветствовал Мустафа мужчин.

            - Алейкум ас-салям! – ответил Рустам и сразу же задал вопрос на русском языке, - Что случилось, Мустафа?

            - Всё случилось! Всё плохо! Эти собаки, всех моих людей мёртвыми сделали! Еле живой ушёл! – замахал руками Мустафа, - Почему? Там никогда русский не был! Откуда они пришли? Кто им сказал, Мустафа идёт этот перевал?

            - Спокойно, спокойно, Мустафа! Присаживайся, не надо кричать, успокойся и давай по порядку, что случилось? – постарался успокоить Мустафу Рустам.

            Из рассказа Мустафы, друзья поняли, что отряд Мустафы попал в засаду на Афганской границе. Та тайная тропа, которой иногда пользовался опытный контрабандист, была перекрыта особым отрядом 40-й Армии, ограниченного военного контингента в Афганистане. Уцелел только Мустафа и двое его верных помощников, Исахан и Вахид, да и то потому, что только они трое были на лошадях, остальные члены боевой группы, передвигались пешком. На лошадях и ушёл Мустафа, через соседнее ущелье, обратно в Пакистан. Со слов Мустафы, из боевиков разведшколы никто в живых не остался.

            - Ну, что Мустафа? Твоей вины в этом нет, - подвёл итог рассказа, Рустам, - боевики для этих целей и готовились здесь, в разведшколе, чтобы умереть с оружием в руках. Они умерли с оружием в руках, Аллах их примет к себе. Завтра получишь новую партию боевиков, нет, завтра не получится, завтра школа работать не будет. Послезавтра получишь, и поведёшь другим путём. А сейчас отдыхай и успокойся! Выпьешь с нами чаю? – спросил Рустам.

           - Выпью! – коротко бросил Мустафа.

           - Хорошо, Салим! – позвал Рустам слугу, - сделай нам чай.

           Салим принёс всем горячий чай и Мустафа постепенно начал успокаиваться. Дальнейший разговор проходил не так напряжённо, как вначале. Рустам спокойно, но настойчиво выяснял обстоятельства гибели отряда, иногда делал какие-то пометки на листке бумаги. Часа через два, Мустафа, сославшись на то, что устал, отправился в комнату для гостей, где он всегда останавливался, когда приезжал к Рустаму. После того, как ушёл Мустафа, Рустам с Генкой продолжили обсуждать происшедшее событие, естественно, в сопровождении виски. Кулаков отметил про себя, что гибель отряда боевиков, не очень-то встревожила Рустама. Он, к этому событию отнёсся, как к рядовому происшествию, которое сплошь и рядом случается во время военных действий.

           - Послушай, Рустам! А почему ты, так спокойно отнёсся к тому, что погибли курсанты нашей школы? Всё-таки 50 человек! - неожиданно задал вопрос Кулаков.

           - Эх, Гена! Голова твоя белая, а простых истин ты до сих пор не уяснил! Мы в войну не играем! Мы воюем! На войне всегда кто-то, кого-то убивает! Наша разведшкола, это только название что «разведшкола», а по настоящему, это учебный центр по подготовке диверсантов всех мастей. Таких учебных центров, после начала войны в соседнем Афганистане, здесь, в Пакистане, открылось несколько десятков. У нас не самый большой центр, но один из самых крупных в Пакистане. У всех курсантов, прошедших обучение в таких «разведшколах», судьба, практически, одна – быть убитым! Может кому-то и повезёт, кто-то выживет, но основная масса сгинет без всякого следа. Так что переживать особо не стоит, все курсанты диверсионных центров с самого начала знают, на что идут. А ты никогда не задумывался над таким вопросом, что является главным в обучении всех военных, от простого солдата, до генерала? Ну, так сказать, доминирующей дисциплиной? – задал вопрос теперь уже Рустам.

           - Ну, наверно, тактика, стратегия, чего там ещё может быть….

           - Да какая там тактика, стратегия! – прервал слабую попытку Кулакова что-то вспомнить из военных дисциплин, - Всех военных, от солдата до генерала, обучают одному – убивать! Остальное всё производное – тактика, стратегия…. Изучают такие науки, как математика, физика, химия и так далее, и всё для того, чтобы изобрести новое орудие убийства! Неважно, в какой роли находятся военные, нападают или защищаются, цель одна – уничтожить противника! Уничтожить любой ценой! Так и с нашими курсантами. Мы их обучали убивать и выживать в экстремальных условиях. И тому, и другому научили плохо! Будем делать выводы. Жаль, конечно, что так получилось, но нашей большой вины в этом нет. Возможно, сам Мустафа виноват, не заметил, не почувствовал, что была засада, хотя у него на такие вещи нюх очень хорошо развит. Да, ладно, давай заканчивать эту тему. Что там у нас в бутылке осталось? – и Рустам налил очередную порцию виски.

           Утром Генку разбудил Рустам и, как обычно после таких ночных посиделок, принёс пару баночек пива, для поправки здоровья. Сказал, что через полчаса ждёт Генку к завтраку. Голова у Генки не болела, да и внутри не чувствовалось никакого дискомфорта, но выпитое пиво подействовало благотворно. Появилось состояние лёгкой эйфории и вчерашние разговоры о военных, стали совершенно безразличны. Мустафу на завтраке Генка не увидел, и поинтересовался у Рустама, почему того нет. Рустам спокойно ответил, что Мустафа уже давно поднялся, позавтракал и со своими верными нукерами отправился в город по делам. Генка тоже не стал засиживаться у Рустама, после завтрака распрощался с домашними Рустама и отправился в своё общежитие.

           В ноябре умер Брежнев. На всех телевизионных каналах и радиостанциях мира обсуждали это чрезвычайное событие. Кулаков, грешным делом, подумал, что теперь война в Афганистане пойдёт на убыль и, возможно, разрешится его проблема. Но чаяниям Кулакова не суждено было сбыться. Со смертью Брежнева, внешняя политика СССР нисколько не изменилась. В Афганистан хлынул новый, так называемый «ограниченный контингент войск», для выполнения интернационального долга.

           Рустам стал часто отлучаться в краткосрочные командировки по стране и пару раз, не дольше чем на две недели, летал в США. Генкиных проблем он не забывал, и хотя был очень напряжённый график его командировок в США, он умудрялся встретиться с Джейком и передавать тому необходимые бумаги и документы, которые требовались для легализации Генри Кулена. Зимой Мустафа появлялся в Читрале только один раз. Кулаков это сразу приметил по тому, как резко убавилось количество курсантов школы. Следующий раз Генка увидел мельком Мустафу в конце марта, когда стало по-весеннему тепло, и в горах подтаял снег. В конце апреля 83-го года, Рустам очередной  раз, в выходные дни, пригласил к себе в гости Кулакова. В приватной беседе он сообщил, что Джейк, практически, все документы на Генри Кулена выправил, и в июне привезёт новый паспорт гражданина США Генри Кулена, естественно, с фотографией Кулакова. Настроение у Генки поднялось, и он стал с нетерпением ждать прилёта Джейка.

            Однако простого ожидания прилёта Джейка не получилось. Недели через две, после того, как Рустам сообщил Генке о прибытии Джейка, Рустам озадачил Кулакова поручением Джейка. Необходимо было найти проводника и носильщиков для предстоящей экспедиции, договориться о сроках и оплате. Сам Рустам не располагал свободным временем, а вот Кулакова освободил на несколько дней от проведения занятий, для решения этой проблемы. Генка долго думать не стал, а отправился прямиком к проводнику, который был вместе с ними в прошлом году. Проводник изнывал от безделья. Альпинисты, в связи с военными действиями в соседнем Афганистане, в районе Читрала не появлялись и предложение Генки сопровождать их маленькую экспедицию, вызвало у него бурный восторг оттого, что он сможет в ближайшее время существенно поправить своё материальное положение. Незамедлительно от проводника поступила просьба, авансировать предстоящие расходы на подготовку к путешествию. Генка отлично понимал, что подготовка требует денежных затрат и был готов к такому обороту дела. У него имелись свои личные сбережения, и он с готовностью решил ими пожертвовать.

           Джейк прилетел 9-го июня, в четверг вечером. В аэропорту его встречали Рустам и Генка. Погрузив огромный рюкзак Джейка в служебную машину, Рустам сел за руль и направил машину к своему дому. Пока ехали, Рустам объяснил Джейку, что по его просьбе номер в отеле забронирован, но сегодняшний вечер они проведут у Рустама, поскольку необходимо обсудить много важных вопросов. Джейк возражать не стал, провести вечер в приятной компании он и сам хотел. В доме Рустама желанного гостя уже ждали. Встречать машину во двор вышла Надима с сыновьями и Салим. Джейк тепло поприветствовал всех встречающих и, под шумные возгласы сыновей Рустама, все вошли в дом. В зале был накрыт большой обеденный стол. Салим тут же начал суетиться возле стола, подавая различные блюда на стол. Как обычно, в таких случаях, минут через сорок – пятьдесят, Надима с сыновьями откланялись гостям и удалились. Мужчины остались втроём обсуждать свои проблемы. После того, как Надима с сыновьями покинули зал, Джейк хитро подмигнул Генке и достал из своей небольшой складной сумки, что висела на спинке стула, американский паспорт. Торжественно полистав его, попросил наполнить Рустама рюмки и произнёс тост, в честь Генри Кулена, гражданина Америки. Все трое встали и стоя опорожнили свои рюмки, после чего Джейк, театральным жестом, протянул паспорт Генке.

           - Теперь, господин Кулен, ты можешь беспрепятственно вернуться к себе домой…, - тут Джейк сделал многозначительную паузу, - к себе домой в Америку! Соответствующие отметки в паспорте проставлены. Да, Генри, домой, в Америку! Я понимаю, ты хочешь сказать, что там у тебя никакого дома нет, но ты ошибаешься. В Нью-Йорке тебя дожидается небольшая, но уютная квартира, а в Колумбийском университете, в одной из лабораторий, рабочее место. Скажи спасибо Рустаму, он для тебя очень многое сделал. И вот ещё что, - Джейк опять порылся в своей сумочке, - билет на самолёт до Нью-Йорка. Впрочем, мы вместе полетим, по завершению нашей экспедиции. Если не возражаешь, пусть билет побудет пока у меня. Всё равно, когда полетим в Америку, мне придётся оформлять необходимые документы в аэропортах. Ты же не совсем в курсе, какие правила существуют на данный момент.

           - Конечно, конечно, Джейк! Я целиком и полностью полагаюсь на тебя! Огромное спасибо тебе Джейк за всё, что ты для меня сделал! Тебе Рустам, я до конца своих дней буду благодарен, что дал мне шанс вернуться к нормальной жизни. Хочу выпить за вас, мои друзья! За ваш, истинно, царский подарок! Я не знаю, как буду рассчитываться с вами, но всё, что в моих силах и возможностях, буду делать для вас, в знак глубокой признательности. Я глубоко тронут, вашим участием в моей судьбе, поверьте мне! - Генка рукой смахнул набежавшую слезу.

           - Ну, ладно, Генри! Полно тебе! У тебя ещё будет возможность отблагодарить нас. Я и Джейк, желаем тебе скорейшего восстановления душевного равновесия, найти себя в этом огромном и, порой жестоком, мире! У тебя ещё столько дел, которые необходимо начать и успешно закончить. На первых порах и Джейк, и я, будем следить за твоими успехами и, по мере необходимости, поможем всегда и во всём! За тебя, за твоё будущее! – Рустам поднял рюмку, приглашая друзей выпить за Генку.

           На следующий день Рустам повёз Джейка в отель. Генка поехал вместе с ними. Джейк и Генка ещё с утра договорились, что после гостиницы стоило бы навестить проводника и выяснить, на каком этапе находится подготовка к экспедиции. У Рустама в пятницу, особо срочных дел в школе не было, и он решил не расставаться с друзьями. Так все втроём, после того как Джейк устроился в отеле, поехали к проводнику. Проводник радушно встретил делегацию, усадил всех на летней террасе, и предложил выпить чай. Друзья от чая не отказались, и во время чаепития проводник доложил о состоянии готовности к путешествию. По его словам, в путь можно отправляться хоть завтра, но кое-что надо докупить, а деньги, что давал Генка в качестве аванса, уже закончились. Джейк спросил, сколько требуется денег, а когда услышал, что нужно всего-то долларов 300, тут же достал из бумажника требуемую сумму и вручил проводнику. Время выхода назначили утром 12-го июня.

           Джейк и Генка сошлись во мнениях, что к загадочным скалам надо подойти на два-три дня раньше, предполагаемого появления зелёного луча. Учтя опыт прошлогодней экспедиции, в этот раз подготовились более тщательно. Дополнительно из снаряжения взяли две высотных двухместных палатки, рацию, две складных лестницы, для преодоления трещин на леднике и ледопада. Увеличился вес продуктов питания, поскольку путешествие предполагалось дней на пять дольше.

           На склоны горы Тирич Мир, экспедиция отправилась рано утром 12-го числа. Состав экспедиции был небольшой и состоял из шести человек, Джейка, Генки, проводника и трёх его помощников. В этот раз дополнительно взяли ещё трёх вьючных лошадей. Таким образом, на каждого помощника проводника, приходилось по две лошади. К леднику, где в прошлом году разбивали базовый лагерь, подошли только на четвёртый день, 15-го июня, к обеду. Быстро разгрузив лошадей от поклажи, двое помощников забрали всех лошадей и отправились вниз, к альпийским лугам. Им было приказано подняться к базовому лагерю, вместе с лошадьми, только 24-го июня в первой половине дня. Проводник с оставшимся помощником, Джейк и Генка, стали разбираться с доставленным грузом и основательно обустраивать базовый лагерь.

           Учтя ошибки и трудности прошлогоднего похода, в этом году решили между базовым лагерем и лагерем возле загадочных скал, организовать промежуточный лагерь, на высоте около пяти с половиной тысячи метров над уровнем моря, сразу же за вторым ледопадом. Это было необходимо для акклиматизации участников экспедиции. 16-го июня, все четверо, Джейк, Генка, проводник и помощник, с полными рюкзаками начали подъём к предполагаемому промежуточному лагерю. Благодаря предусмотрительно взятым раскладным лестницам и дополнительным комплектам основных верёвок, оба ледопада преодолели легко и быстро. За вторым ледопадом подобрали подходящую площадку под палатку, расчистили её, и уже через час двухместная высотная палатка трепыхалась под порывами ветра. Проводник с помощником, налегке, начали спуск в базовый лагерь на леднике, а Джейк с Генкой стали готовиться к ночлегу в промежуточном лагере.

 картинка

          Дальнейшая схема восхождения к таинственным скалам была такова: 17-го июня Джейк и Генка, прихватив с собой вторую высотную палатку, продукты питания и кое-что из снаряжения, поднимаются к скалам, устанавливают там палатку и оставляют принесённый груз. Затем спускаются в промежуточный лагерь. В это же время, проводник с помощником доставляют в промежуточный лагерь дополнительный груз. Затем спускаются на ночлег в базовый лагерь. 18-го июня утром, Джейк и Генка спускаются в базовый лагерь и сутки отдыхают, а 19-го июня, взяв немного груза, после обеда поднимаются на ночёвку в промежуточный лагерь. 20-го июня Джейк и Генка забрасывают дополнительный груз к скалам, но ночевать спускаются в промежуточный лагерь. В этот же день проводник с помощником приносят горячую еду в термосах, в промежуточный лагерь. 21-го июня, друзья окончательно поднимаются к скалам, начинают их исследовать и караулить, когда появиться зелёный луч и откроется таинственная ниша.

          Ещё 17-го июня, когда устанавливали палатку возле скал, Джейк и Генка отметили, что со скалами произошли незначительные перемены во внешнем их виде, по сравнению с прошлым годом. Уже 20-го числа эти изменения усилились, скалы стали ровными, без трещин и на ощупь чуть потеплели. 21-го числа скалы стали уже гладкими и излучали тепло на расстоянии. Снег возле них подтаял. В воздухе висела какая-то напряжённость. На удивление, погода все эти дни стояла ясная, тихая, без одного облачка, что редко бывает в этих местах. Лишь только 19-го июня, с утра, небо покрылось перистыми облаками, но после обеда они исчезли. Ночами яркая Луна освещала серебристым светом огромные горы. Всё предвещало скорую встречу с неизвестным.

          22-го числа, после очередного осмотра скал и горячего обеда, Генка предложил Джейку забраться в спальники и постараться заснуть, поскольку этой ночью им будет не до сна. Джейк предложение принял, но заснуть, ни у того, ни у другого никак не получалось. Сказывалась высота и возбуждение от предстоящих событий. Так в спальниках оба и пролежали до самого вечера. Короткие сумерки сменила темнота и на безоблачном небе рассыпались бриллиантами звёзды. Но уже совсем скоро появилась яркая, полная Луна и притушила мерцание далёких звёзд.

          - Ну, что Джейк? Пойдём, посмотрим, что с нашими скалами творится? Только вот из палатки вылезать неохота. Снаружи мороз, градусов 25, наверно. В палатке и то холодно. Хорошо хоть ветра нет, - нарушил тишину Генка.

          - Пойдём, сходим, - откликнулся Джейк, - я не думаю, что возле скал будет холодно. Когда мы с Мервином, 16 лет назад забрели к этим скалам, то нам показалось, что мы в тёплую долину спустились. Дышалось легко, и было тепло. Вполне возможно, что сегодня так и будет.

          В маленькой, тесной палатке, одеваться сразу двоим, было не очень удобно. Поэтому первым оделся и выполз, в буквальном смысле слова, из палатки Генка, прихватив с собою, на всякий случай, верёвку. За ним, через несколько минут, вылез наружу и Джейк. Палатка стояла метрах в пятидесяти от скал. На преодоление этих пятидесяти метров, на высоте более 6000 метром над уровнем моря, потребовалось минут десять. От скал исходило тепло. Оно чувствовалось даже возле палатки. Генка и Джейк удивились этому явлению, когда вылезли, как им показалось, из тёплой палатки. Снаружи было явно не минус 25. По мере приближения к скалам, становилось всё теплее и теплее, да и дышать становилось легче. При полном безветрии, тишина неприятно давила на уши. Лишь только тяжёлое дыхание двух мужчин нарушало это безмолвное спокойствие.

          Полная Луна освещала зеркальные поверхности таинственных скал. Генка включил фонарик и посмотрел на часы, они показывали 22 часа 15 минут. До ожидаемого появления зелёного луча, по приблизительным подсчётам, ещё оставалось больше четырёх часов. Точное время начала этого явления, ни Генка, ни Джейк не знали. Но оба сошлись во мнении, что раньше трёх часов ночи, а то ещё и позже, зелёный луч не появится. А вход в нишу открывается только тогда, когда исчезает зелёный луч и остаётся открытым какое-то время. Сколько времени вход бывает открытым, опять же было неизвестно. В том случае, когда исчез Антон, вход в нишу оставался открытым, по самым скромным подсчётам, от четырёх, до пяти часов. Когда в ловушку попал Мервин, по рассказам Джейка, вход закрылся почти сразу, как только Мервин вошёл внутрь, хотя после того, как погас зелёный луч, прошло совсем немного времени.  Но и за Антоном вход в нишу, практически, сразу закрылся. Статистика небольшая. Создавалось впечатление, что ниша срабатывала как ловушка. Зашёл кто-то внутрь, вход закрывался.

          - Смотри-ка, Джейк! А здесь действительно тепло, а скалы, почти горячие! Дышать легко, даже не верится, что тут высота более 6000 метров над уровнем моря. В прошлом году такого эффекта не наблюдалось, - сказал Генка, ощупывая скалы, - Значит, сегодня мы должны увидеть то, ради чего поднялись к этим скалам.

          - Хотелось бы, чтоб всё получилось так, как ты говоришь, - отозвался Джейк, и начал оборудовать место для сидения в расщелине между скал.

          Генка последовал его примеру и минут через 10 оба удобно сидели в расщелине, оперившись спинами на тёплую поверхность наклонной скалы. Так они просидели около двух часов, ведя неспешный разговор. Основная тема разговора была о том, что ждёт господина Генри Кулена в Америке. Где будет работать? Где будет жить? На эти основные вопросы Джейк дал полную информацию. Во втором часу ночи, тихий разговор двух мужчин нарушил слабый треск, исходивший откуда-то с вершины вертикальной скалы. Приятели замолчали, вслушиваясь в тишину. Вскоре опять послышался треск, но теперь он уже доносился с вершин и вертикальной, и наклонной скал.

           Приятели встали, благоразумно решив покинуть расщелину. Тем более что треск усилился, и появилось свечение на верхушках скал. Прошло ещё немного времени и свечение, похожее на высоковольтный электрический разряд, начало своё движение к подножью скал. Какое-то время, «электрические разряды» двигались синхронно вниз и вверх, по обеим поверхностям скал, меняя цвет по всему спектру. Вскоре количество «разрядов» увеличилось, и к трём часам ночи обе скалы сияли всеми цветами радуги. В воздухе явно ощущался запах озона. Генка и Джейк, не отрываясь, смотрели на все эти превращения, не забывая, однако, всё фиксировать на свои фотоаппараты с цветной плёнкой.

           Внезапно свечение прекратилось, и в вертикальной скале начал вырисовываться контур ниши, с исходящим откуда-то изнутри, мягким зелёным светом. Свет постепенно наращивал яркость, всё чётче и чётче вырисовывая контуры ниши. Плотный, ярко-зелёный свет готов был вырваться наружу, но его словно, кто-то не выпускал из ниши. Зелёный свет становился всё интенсивней и, наконец, начал вытекать из ниши. Именно вытекать, как какое-то желеобразное вещество. Впереди, на торце этого желе, извивалось несколько десятков тонких, сантиметров по десять в длину, щупалец. Они и действовали, как щупальца, изучая и ощупывая впереди себя пространство. Добравшись до поверхности наклонной скалы, «щупальца» моментально вонзились в скалу и ещё несколько секунд вгрызались в каменную плоть скалы. Соединившись с помощью зелёного вещества, или существа, скалы начали издавать негромкие, но ясно различимые звуки на низкой частоте. Частота звука плавно увеличивалась, и через пару минут звук перешёл в ультразвуковой диапазон, а ещё через минуту, яркий столб зелёного света, уже от наклонной скалы, ушёл вертикально вверх, в глубины космоса. Стало светло, как днём, но свет от луча далеко не распространялся. Палатка приятелей, находящаяся метрах в пятидесяти от скал, как раз была на границе, испускаемого зелёным лучом, света. Генка и Джейк стояли метрах в десяти от луча и наблюдали загадочное явление.

          Джейк что-то пробормотал, наклонился, поднял увесистый камень и со всего размаху запустил его в зелёный луч. Генка не ожидал такого поворота событий и с интересом проводил взглядом летящий камень. Он подумал, что камень просто пролетит сквозь луч и упадёт с другой стороны, но произошло что-то невероятное. В тот момент, когда камень соприкоснулся с лучом, раздался хлопок, как у новогодней хлопушки, и звон разбитого стекла. Нижняя часть вертикального зелёного луча, примерно метров 10, разлетелась на миллионы мелких зелёных кусочков. Всё это стало осыпаться в расщелину между скал, рассыпаясь вокруг мириадами зелёных искр и, тая на ходу. Через минуту миллионы зелёных кусочков растаяли, но снег и камни, соприкасавшиеся с осколками зелёного луча, продолжали светиться зеленоватым, сказочным светом. Вертикальный зелёный луч, лишившись своего основания, продолжал всё также ярко светить и упираться в бездну чёрного космоса. Горизонтальная, желеобразная часть зелёного луча, начала интенсивно пульсировать и, вскоре разбитый кусок зелёного луча восстановился, засиял ещё ярче. Волшебное видение продолжалось минут тридцать, после чего интенсивность пульсирования горизонтальной части луча стала убывать и вертикальный луч исчез. Зелёное, светящееся, желеобразное вещество начало медленно втягиваться в нишу. Приятели всё ещё не решались приблизиться к входу в нишу. Происходящее было таким таинственным, необычным и, возможно, небезопасным. Наконец зелёное вещество полностью скрылось в нише, но вход в нишу по-прежнему оставался непрозрачным и светился зеленоватым светом.

          Оцепенение прошло, и приятели решили приблизиться к нише. Хотя с исчезновением зелёного луча потемнело, но полная, яркая Луна хорошо освещала всё вокруг, да и на востоке небо начинало светлеть. Подойдя к нише, Джейк попробовал ткнуть ледорубом вход. Ледоруб совершенно беззвучно уткнулся во что-то упругое. Внутри ниша всё ещё подсвечивалась зеленоватым светом, но постепенно зелёный туман рассевался. Невидимая преграда делалась податливее, и ледоруб Джейка в очередной раз погрузился достаточно глубоко в нишу, но вход был ещё закрыт. Внезапно зелёное свечение исчезло, появился тусклый, равномерный свет и приятели увидали человеческую фигуру, стоящую на коленях перед зеркальной стенкой ниши. Большое отражение, не мигая, смотрело прямо на Генку и Джейка.

          - Мервин! – крикнул Джейк и ещё раз ткнул ледорубом вход в нишу. Ледоруб не встретил никакого сопротивления, - Мервин! Мы за тобой пришли! – опять закричал Джейк, и хотел, было, ринуться в нишу, но тут его за куртку схватил Генка.

          - Постой, Джейк! Ловушка может захлопнуться! Я, кажется, догадался, как держать вход открытым! До меня только сейчас дошло! Необходимо чтобы кто-то или что-то составляло одно целое и в нишу вошло не полностью, а частично оставалось снаружи. Я придумал! Вот, основная верёвка, давай, быстро пристёгивайся к грудной обвязке, и я пристегнусь. Получится, что мы с тобой в связке, а, значит, одно целое! Мне кажется, что Мервин находится в трансе, и ты его голосом из этого состояния не выведешь. Заходи в нишу, бери его в охапку и тащи к выходу! Я за верёвку буду стараться вас вытащить. Таким образом, верёвка, всё время будет находиться в проёме ниши, создавая впечатление, что мы туда полностью не вошли. Давай, Джейк, давай! Пристёгивайся быстрей! – Генка уже пристегнул свой конец верёвки к грудной обвязке и, помогая проделать ту же операцию Джейку.

          Наконец Джейк шагнул внутрь ниши, а Генка натянул верёвку, стараясь держать её так, чтобы она проходила через центр входа. От входа до Мервина было около трёх шагов, но как только Джейк шагнул внутрь, движения его моментально замедлились. Генке показалось вечностью те несколько секунд, а может минут, пока Джейк не сгрёб Мервина в охапку и не потащил того к выходу. Генка натянул верёвку, помогая, таким образом, Джейку преодолеть расстояние до выхода и уже возле самого выхода со всей силы потянул верёвку на себя. Джейк и Мервин, буквально, вывалились из ниши. Пока Джейк и Мервин, поднимались на ноги, Генка глянул на огромное отражение внутри ниши. Отражение смотрело прямо в глаза Генке, вдруг оно усмехнулось и стало превращаться в монстра, похожего на того, которого Генка однажды уже видел. Сейчас он не боялся этого монстра с пастью дракона, понимая, что монстр наружу вылезть не сможет, хотя вход в нишу оставался открытым. Монстр был только отражением на зеркальной поверхности ниши и не был материальным.

          Гипнотический транс Мервина прошёл сразу же, как только он пересёк линию входа в нишу, и сейчас с ужасом смотрел на монстра. Джейк, по всей видимости, тоже испытывал страх, глядя на ужасное отражение. Неожиданно монстр приобрёл опять человеческое лицо и Генка от неожиданности вскрикнул. На него смотрел улыбающийся Антон, и жестом приглашал войти внутрь ниши. Генка даже сделал шаг в направление входа, но тут уже за верёвку его придержал Джейк. Генка помотал головой, прогоняя наваждение. Отражение тем временем опять изменилось, и на троих путешественников теперь смотрел совершенно незнакомый человек, с восточными чертами лица, более всего похожий на китайца лет сорока. Тут впервые подал голос Мервин.

          - Я их там видел! И того, кто был первый, и этого китайца! – Джейк и Генка с удивлением посмотрели на Мервина, - Да, да, я их там видел, несколько минут назад! Они ещё там! – картина внутри ниши опять изменилась, и теперь появился монстр, от взгляда которого, у всех троих поползли мурашки по коже.

          - Да, да, Мервин, они ещё там! – постарался успокоить Джейк Мервина, видя, как того всего трясёт от всего увиденного, - мы выручим их обязательно, но не сегодня, как-нибудь в следующий раз.

          - Джейк, а кто этот человек, что рядом с тобой? И почему ты в другой куртке? Откуда взялась эта палатка? – стал засыпать вопросами Мервин Джейка, - ты что-то, Джейк, постарел, я тебя еле узнал.

          - Подожди, Мервин! Я тебе всё объясню, дай только разобраться с этой кутерьмой, что творится здесь. Ты же видишь, мы сами не понимаем сути этого явления! Одно тебе скажу, что ты в этой нише пробыл ровно 16 лет, а не пять минут, как ты, наверно, думаешь! Потому я в другой куртке, потому я и постарел! Возьми себя в руки, Мервин! – Джейк постарался обнять Мервина, чтобы унять его дрожь.

          - Ничего не понимаю! Странно всё как-то! Да я в этой пещере был, от силы, минут 10.… Сколько сейчас времени? – Мервин глянул на свои наручные часы, - Ну, вот! Показывают пять часов! А я когда вошёл в пещеру, посмотрел на время, было половина пятого! А у вас часы что показывают?

          - На моих тоже пять часов, - Джейк удивлённо посмотрел на свои часы.

          - И у меня пять часов показывают, - подтвердил Генка.

          - Что я говорю! Ошибся, минут на 10, так я же загляделся, задумался, и всё! – Мервин никак не хотел принять тот факт, что в нише он пробыл 16 лет, - Ой, что-то у меня сердце закололо, - Мервин стал растирать левую часть груди.

          - Что с тобой, Мервин? Тебе плохо? – забеспокоился Джейк.

          - Ничего страшного, у меня последнее время так частенько бывает, поколет и перестанет. Вернусь, медицинское обследование надо будет пройти, - успокоил Мервин.

          Между тем, на зеркальной поверхности стенок ниши, опять появилось огромное отражение Мервина, которое, не мигая, смотрело прямо на троих путешественников. Отражение гипнотизировало взглядом, и все трое ощущали, какое-то непонятное, беспокойство. Одновременно хотелось бежать подальше от этих скал, с таинственной нишей, и в тоже время, открытая ниша манила путешественников войти внутрь. Генка первый очнулся от гипнотического действия отражения и повернулся к нише спиной.

          - Слушай, Джейк! Надо вход в эту нишу закрыть, пока кто-нибудь из нас опять туда не вошёл. Мы так можем сойти с ума, стоя перед входом. Я, кажется, знаю, что делать! Стой с Мервином здесь, а лучше всего, отвернитесь от входа в нишу! Я сейчас вернусь! - Генка развернулся и пошёл к палатке.

          Джейк с Мервином послушно отвернулись от ниши и стали смотреть, как Генка идёт к палатке. Добравшись до палатки, Генка на минутку скрылся в ней и вытащил вкладыш от спального мешка. Джейк с Мервином, ничего не понимая, следили, как Генка, проваливаясь по колено в снег, поднимался к ним с вкладышем в руках.

          - Зачем тебе вкладыш, Генри? – спросил Джейк.

          - Сейчас увидишь, - ответил Генка и стал набивать вкладыш снегом, - Вот, кукла готова! – сказал Генка, перевязывая вкладыш, в двух местах, репшнуром, - Теперь давай Джейк, забросим эту куклу в нишу! Помоги мне, что-то она тяжёлая! – попросил помощи Генка.

          Генка и Джейк, взяли набитый снегом вкладыш и потащили его к нише. Встав перед входом в нишу, друзья раскачали самодельную куклу и забросили её внутрь. Как только вкладыш, набитый снегом, опустился на пол ниши, отражение Мервина зашевелилось, усмехнулось и перевело свой взор на предмет, лежащий на полу. В этот момент, Генка попробовал ледорубом ткнуть в проём ниши. Ледоруб вошёл в нишу с лёгким сопротивлением. Генка ещё раз попробовал ткнуть, и ледоруб вошёл в уже плотную, но ещё податливую, совершенно прозрачную, преграду. Отражение Мервина, в очередной раз, начало перевоплощаться. Как в рисованных мультфильмах, из человеческого образа, плавно, но очень быстро появился монстр, с огромными клыками. Неожиданно, изображение  монстра стало объёмным, и соскочило с зеркальной стены ниши. Огромной, когтистой лапой, монстр схватил вкладыш, набитый снегом, и порвал его. Одно мгновение задержал взгляд на порванном вкладыше и кучке снега, грудью вперёд, бросился в проём ниши. Вход в нишу был уже закрыт. Невидимая преграда не позволяла беснующемуся монстру вырваться наружу. Однако Джейк и Генка не предполагали такого хода событий и, от страха, шарахнулись прочь от ниши. Покатились кубарем прямо под ноги Мервину, который стоял недалеко от ниши и, с ужасом, наблюдал происходящее.

          Мервин что-то пытался сказать Джейку, но его губы только беззвучно шевелились. Генка обернулся, посмотреть на нишу, где бесшумно бушевал монстр и услышал удивлённый возглас Джейка. Оторвав взгляд от ниши, недоуменно взглянул на Джейка, который смотрел куда-то вверх. Мервина рядом не было. «Что за шутки?», подумал Генка и поднял голову, чтобы посмотреть, куда глядит Джейк. Прямо над ними, метрах в пяти над землёй, парил Мервин. Его широко открытые глаза, выражали неподдельный ужас. Генка растерялся, не зная на кого смотреть, на нишу или на Мервина. Внезапно глаза Мервина потускнели, и он с пятиметровой высоты рухнул на острые камни, торчащие из-под снега. Происходящие события были так стремительны, и так необычны, что ни Джейк, ни Генка не успели среагировать на падение Мервина. Когда они склонились над Мервином, он уже не дышал. С левой стороны, на вязаной шапке, появилось бурое пятно. Генка попытался нащупать пульс, но всё было безрезультатно. При падении Мервин ударился левым виском об острый край торчащего камня, по всей видимости, этот удар был смертельным.

          - Джейк…, - тихо сказал Генка, - Мервин мёртв! – и перевёл взгляд на нишу, ниша исчезла.

          - Я сам ничего не понял, - Джейк посмотрел на Генку глазами полные слёз, - он, как будто, захотел отпрыгнуть от этого чудовища, что было в нише и…, подпрыгнул.

          - Как? Метров на пять вверх? – удивился Генка.

          - Ну, да…, а потом завис. Дальше ты сам видел. Он висел над землёй несколько секунд, а потом, как мне показалось, он потерял сознание, от того и упал. Если бы оставался в сознании, то не разбился. Возможно, Мервин сильно испугался, когда чудовище бросилось к выходу из пещеры и у него прихватило сердце. Он же сам сказал, несколько минут назад, что у него появились проблемы с сердцем, вот и…, не выдержало сердце. С потерей сознания, потерял контроль над своим телом. Да…, чего уж сейчас говорить, строить догадки. Второй раз его теряю, теперь навсегда…, - горестно вздохнул Джейк.

          - Что мы с ним будем делать? Вниз мы его вдвоём не сможем спустить, тут такая большая высота…, - растерянно спросил Генка.

          - А вниз ему уже и не надо. Был бы жив, тогда другое дело, а сейчас его мёртвого транспортировать вниз, нет никакого смысла. Его уже давно похоронили, ещё 16 лет назад. У альпинистов высотников, как правило, или традиция, как хочешь, считай, погибших товарищей с таких высот не спускают, хоронят тут же, в горах, чтобы души их находилась там, куда они стремились, будучи живыми. Похороним Мервина рядом с таинственными скалами. Ну, не хочет эта гора расставаться с ним! Что делать!? Пойдём Генри, осмотрим ещё раз эти дурацкие скалы, поищем место, где похоронить Мервина, - с тяжёлым вздохом Джейк начал подниматься на ноги.

          На обследование скал ушло не больше двадцати минут. Скалы были тёплыми и гладкими. Никаких следов ниши обнаружить не удалось. В расщелине между скалами, Генка обратил внимание на кучку небольших зеленоватых кристалликов. Своим видом они напоминали осколки разбитого автомобильного стекла. Закаленные автомобильные стёкла, при ударе, рассыпаются на мелкие кусочки. Генка осторожно взял в руки несколько кристалликов. Они были твёрдые и тёплые на ощупь, но почти, совершенно ничего не весили. Генку это удивило, и он решил, что разглядит их получше потом, в домашней обстановке. Набрал целую пригоршню кристалликов и положил во внутренний карман пуховой куртки, но не в тот, который находится на уровне груди, а пониже, с замком «молния». Налетевший небольшой ветерок поднял в воздух несколько десятков кристалликов и они, как пушинки, полетели в разные стороны. Несколько кристалликов опустились на куртку Джейка. Тот аккуратно их снял и положил в свой карман. Думать о каких-то удивительных, сверхлёгких кристаллах, ни у Джейка, ни у Генки времени не было. Надо было заниматься погребением Мервина. Мервина похоронили у подножья таинственных скал. Эта процедура затянулась, почти на два часа. К вечеру, двое удручённых друзей, спустились в промежуточный лагерь, и там заночевали. На следующий день спустились на ледник, в базовый лагерь, и ещё через три дня, под вечер, были в Читрале. Обо всех своих приключениях, естественно, подробно рассказали Рустаму.

Анимашка



анимашка

   Глава 17                                       В оглавление                         Глава 19

Анимашка Анимашка

 

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений