Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 21

картинка

          Ночью Кулаков проснулся от непонятного шороха снаружи. Когда он открыл полог палатки, то понял, что это шуршит снежная крупа, обильно сыплющаяся с неба. Где-то высоко, беззвучно, то и дело, мелькали молнии. «С погодой не повезло», -  подумал Кулаков и вновь забрался в свой тёплый спальник. Вскоре шуршание снежной крупы прекратилось и стало тихо – тихо. «Вот и хорошо», - сквозь дремоту промелькнула мысль у Кулакова, и он погрузился в глубокий сон. Утром Кулакова разбудил удивлённый возглас Евгения. Он стоял на четвереньках, высунув голову из палатки.

           - Вот это да! Снега сколько навалило! Хоть на лыжах катайся! - крутил головой в разные стороны Евгений, - Что делать то будем, Генри?

           - А что? Очень, много снега выпало? – не вылезая из спальника, спросил Кулаков.

           - Да, порядочно! Сантиметров 7-10, это точно! - Евгений ткнул пальцем в слой выпавшего снега, - Пушистый какой!

           - На небе облака есть? – очередной вопрос задал Кулаков, не поднимая головы.

           - Нет. Небо синее-синее, ни одного облачка! А воздух морозный, как зимой! – продолжал восхищаться Евгений.

           - Тогда ничего страшного, - спокойно сказал Кулаков, выйдем чуть позже и все дела. У нас время есть. Солнышко немного пригреет и от снежной красоты ничего не останется.

           - Вам виднее, - сказал Евгений, закрывая палатку, - тогда можно ещё немного поваляться. Всё-таки в палатке, да ещё в спальнике, намного теплее, чем снаружи, - залезая в спальник, скороговоркой проговорил Евгений.

           - Конечно, теплее. Сколько сейчас времени? – Кулаков начал вытаскивать левую руку из спальника, - О! Всего-то без пятнадцати семь! Если мы выйдем часов в десять, то нормально будет. По-хорошему, часа три до вершины подниматься, а от вершины, до конечной цели нашего путешествия, не более двух километров. Минут за 30 – 40 управимся. Правда, надо будет идти по гребню, ты же его видел вчера в бинокль, справа отвесные скалы, слева крутой склон с осыпью. Но если идти аккуратно, со всеми предосторожностями, ничего сложного в этом нет. Так что, давай подождём, пока солнышко не выглянет.

           - Так солнце нашу палатку до самого обеда не заденет. Мы же за валуном стоим, с северной стороны, - высказал сомнение Евгений.

           - И то, правда! Что-то я этот момент упустил. Тогда решим так, как только солнце заденет валун, так и начнём собираться. Я думаю, что через час–полтора, это событие произойдёт. Что-то на мороз, среди лета, вылезать неохота, - с явным признаком лени, произнёс Кулаков.

          - Можем и подождать. Если, как вы говорите, нам осталось пути на четыре часа, максимум на пять, то это ерунда! Сейчас дни длинные, в любом случае к намеченной цели доберёмся засветло, - согласился с Кулаковым Евгений.

 картинка

            Солнце коснулось своими лучами огромного валуна, только около половины девятого утра. Кулаков с Евгением нехотя вылезли из палатки. Яркое летнее солнце стало быстро прогревать воздух и пушистый снег, прямо на глазах, начал оседать и подтаивать. Евгений стал возиться с примусом, а Кулаков обошёл валун и, закрыв глаза, подставил своё лицо утреннему ласковому солнцу. К десяти часам утра снег остался лежать только там, где на него не падали прямые лучи солнца. А ещё через полчаса, Кулаков и Евгений, взвалив на плечи рюкзаки, уже шли в сторону перевальной вершины «Связной». Как и предполагал Кулаков, подход к вершине занял около трёх часов. Перед самой вершиной, не доходя метров 25, Кулаков остановился, снял рюкзак и прислонил его к скалам.

           - Так, Женя, - отдышавшись, сказал Кулаков, - доставай верёвку. Будем навешивать перила. Я-то надеялся, что выпавший снег облегчит нам подъём на вершину, но, видимо, не судьба! Посмотри-ка сюда, - Кулаков подошёл к снежному пятну и ковырнул снег ледорубом, - слой снега всего сантиметров пять, а под ним сплошной лёд! Снег рыхлый, не слежавшийся. Если идти без страховки, то соскользнуть вон в ту пропасть, - Кулаков указал ледорубом направо, - или в ту, - ледоруб повернулся налево, - секундное дело! Так что, нам придётся рубить ступени и организовывать страховку. Ты как? Готов к такому повороту событий?

           - Обижаете, Генри! У меня, возможно, опыта и поменьше, чем у вас, но такие вещи я делать умею.

           - Прекрасно! Тогда сделаем так, я начну рубить ступени, а ты меня будешь страховать. Я дойду до середины подъёма, затем спущусь к тебе и мы поменяемся местами. Ты продолжишь рубить ступени до самой вершины. Старайся делать ступени, чтобы они были на одной линии. Мы навесим перила, потом уже, по перилам со страховкой, поднимем рюкзаки. У нас только одна верёвка? – спросил Кулаков, поворачиваясь к Евгению.

           - Да, Генри, только одна.

           - Ну, ладно, придётся после подъёма перила снять. Верёвка нам ещё понадобится. Ну, что? Начнём? – и Кулаков, пристегнув карабином, конец основной верёвки к грудной обвязке, начал рубить ступени в крепком, натёчном льду.

           Для прохождения последних 30 метров к вершине, понадобилось минут сорок. Это с учётом навешивания и снятия перил, а также подъёма рюкзаков. На вершине Кулаков тщетно пытался найти какую-нибудь записку. Нашёл только остатки пустой, ржавой консервной банки, то ли от тушёнки, то ли от сгущённого молока. Кулаков в сердцах размахнулся и запустил ржавую банку в пропасть. Но тут подал голос Евгений.

           - Генри! Вон там, чуть ниже тура, что-то торчит под камнем.

           - Где? А-а, вот, - Кулаков отодвинул несколько камней и увидал погнутую консервную банку, - Смотри-ка! И молниями не побило и внутри что-то есть! – Кулаков стал осторожно разгибать консервную банку, - Так и есть! Полиэтиленовый пакетик с моей запиской. Это же, сколько лет прошло? Я уже сам забыл, когда последний раз записки писал. Ну-ка, что здесь написано… Ага, вот! Какое-то июня, не разберу дату, 1977 года, Симаков и Кулаков, дальше опять не понять. Да, ладно, и так понятно, что здесь после нас никто не проходил с 1977 года. Что у нас получается, 28 лет!

           - И что, Генри? Вы хотите сказать, что с тех пор в этих местах никто не был?

           - Получается так! Для альпинистов эта вершина интереса не представляет, не очень высокая и совсем несложная. А для туристов этот район тоже не интересен. Ущелье глухое, выходов в другие ущелья не имеет. Перевал, если его так можно назвать, очень сложный, и без специального альпинистского снаряжения его не пройти. Чего я тебе объясняю? Ты и сам всё прекрасно знаешь. Женя! А ты первый раз здесь?

           - Да, Генри. Во всяком случае, на этом гребне первый раз. И ущелье, что там внизу, тоже первый раз вижу. Конечно же, я изучал схемы, карты этого района, но, как вы правильно подметили, меня данный участок гор не заинтересовал.

           - Вот ты и сам подтверждаешь мои слова. Но, как мне кажется, скоро этот район будет часто посещаться, - Кулаков с хитрой улыбкой посмотрел на Евгения.

           - Почему вы так думаете?

           - Потому что, в ближайшие сутки - двое, здесь должно произойти событие, которое заинтересует твоё ведомство. Сорок лет назад КГБ уже устанавливало наблюдение за этим районом, но только зря потратило время и выделенные средства на это дело.

           - Вы говорите какими-то загадками, Генри.

           - А это и есть загадка, которую я пытаюсь разгадать вот уже более сорока лет. Ой, Женя! Мы что-то засиделись наверху. Я тебе обо всём вечером расскажу. Сейчас я быстренько записку напишу и вложу её вот в этот пластмассовый футлярчик, - Кулаков достал из кармана небольшой пластмассовый цилиндрик с закручивающейся крышкой, - у меня есть подозрение, что ты, в скором времени, эту записку заменишь.

           Кулаков быстро написал записку, вложил в футляр и закрутил крышку. Цилиндрик поместил в консервную банку и аккуратно сложил над ней тур из камней. Евгений молча, наблюдал за манипуляциями Кулакова. Когда всё закончилось, Кулаков глянул на часы.

           - Половина четвёртого, вполне нормально! Нам осталось-то идти совсем немного. Женя, ты видишь вон те скалы, которые стоят в глубине цирка? Чуть дальше самой нижней части нашего гребня? Это и есть наша цель. Ну, что? Пойдём?

           - Пойдём, - согласился Евгений, присаживаясь перед своим рюкзаком, чтобы накинуть лямки на плечи.

          Найти подходящую площадку под установку палатки, вблизи таинственных скал, оказалось большой проблемой. За три десятка лет, та площадка, на которой в 1972 году ставили палатку Симаков с Кулаковым, под действием климатических процессов и движения ледника, исчезла. Пришлось потратить минут 30, пока не удалось, в относительной близости от загадочных скал, найти подходящее место. Ещё минут 20 ровняли ледорубами небольшую площадку, чтобы придать ей горизонтальную поверхность. Когда обустройство бивуака закончилось, часы показывали около шести часов вечера. До таинственных скал, по прямой линии, было метров 100, но уже на этом расстоянии чувствовалось их тёплое дыхание. «Процесс пошёл», - про себя отметил Кулаков. Ему не терпелось быстрее закончить установку палатки и пойти к скалам, но своё нетерпение, постарался сдержать. Когда Евгений предложил заняться приготовлением ужина, Кулаков внёс встречное предложение, сходить на разведку к загадочным скалам. Евгений возражать не стал.

 картинка

           - Что скажешь, Женя, про эти скалы? – спросил Кулаков, когда они забрались в расщелину.

           - Странно, как-то…. Здесь очень тепло, а скалы не имеют, почти, трещин. Они такие ровные и тёплые…. Даже не знаю, что сказать. На этой высоте солнце бы их так не нагрело. Если бы и нагрело, то сейчас они бы уже остыли, - Евгений осматривал и ощупывал ровные поверхности скал, - а вот на эту поверхность скалы, солнце вряд ли попадало, - Евгений указал на вертикальную часть скал, - но она тёплая, как камни в турецкой бане.

           - Вот-вот, а я никак сравнения не находил. Точно! Как в турецкой бане! Минутку подожди, я тебя на фоне скал сфотографирую. Всё! Готово! Ладно, Женя, пошли ужин готовить. Сегодня расскажу, почему меня так интересуют эти скалы.

            Приготовление ужина заняло совсем мало времени. Как только вода закипела, Евгений бросил в кипящую воду пару пакетов восточной лапши, быстрого приготовления, и банку тушёнки. Довёл всё это до кипения и снял котелок с примуса, накрыв его крышкой. Пока лапша распаривалась в котелке, Кулаков достал из своего рюкзака небольшую металлическую фляжку, грамм на 300.

           - Завтра нам идти никуда не надо, я думаю, что грамм по 100-150, хорошего коньяка, нам не помешает. Мне рассказывать будет легче, а тебе слушать, - Кулаков отвинтил крышку у фляжки и налил в пластмассовые стаканчики, которые он предусмотрительно достал вместе с фляжкой, - Давай, по 50 грамм выпьем, перед тем, как начать ужинать.

            Коньяк, действительно, был отменный. Уже после первой порции у мужчин по всему телу разлилось благодатное тепло, и приятно зашумело в голове. Суп из лапши был готов, и голодные путешественники с удовольствием стали поглощать его. Между делом, Кулаков ещё пару раз наливал коньяк в стаканчики. Когда котелок и фляжка опустели, пришло время рассказа об удивительных скалах. Но прежде чем начать рассказ, Кулаков достал откуда-то несколько фотографий и свой фотоаппарат.

           - Перед тем, как начать свой рассказ о странных скалах, хочу показать тебе несколько фотографий и снимок, который я сделал сегодня у скал, когда тебя фотографировал. С этого снимка и начнём. Посмотри-ка, - Кулаков включил небольшой дисплей для просмотра снимков, - вроде, ничего необычного нет. Скалы, как скалы! Вот ты на снимке, возле скал. Запомни очертания скал на этом снимке с этого ракурса. Теперь, посмотри на этот снимок. Обрати внимание на дату в правом нижнем углы, когда сделан снимок. Тут стоит: 20 июня 1983 года. У меня к тебе вопрос. Это те же скалы, которые торчат вон там, - Кулаков махнул рукой в сторону скал, - или же на снимке совсем другие скалы?

            - Конечно же, эти, - немного подумав, сказал Евгений, - никакого сомнения нет, - Евгений перевёл взгляд с дисплея на снимок и обратно, - я не вижу никакой разницы. Может, только вокруг скал, что-то изменилось? Например, вот этого камня на подступах к скалам, я сегодня не видел. За скалами склон, мне кажется, немного круче. А сами скалы – те же! За двадцать с лишним лет, мелкие детали горного рельефа могли существенно измениться, под действием различных причин. Погодные условия: ветер, дождь, снег, солнце, мороз. Движение морен и ледников. В конце - концов, землетрясения, они у нас не редкость. Так, что я не вижу сильных отличий между снимком двадцатидвухлетней давности и нынешним видом скал.

           - Т-а-а-а-к! – протянул Кулаков, с явным удовольствием от услышанного ответа, - посмотри теперь вот этот снимок, - Кулаков протянул ещё одну фотографию.

           - Опять те же скалы. Дата другая, 22 июня 1994 года. С того же самого места снимали, что и сегодня. Правда, вокруг скал рельеф немного другой, а так… особых отличий не вижу, - Евгений пристально вглядывался в фотографии, стараясь понять, в чём же подвох.

           - Прекрасно! Ещё хочу показать тебе пару фотографий этих же скал, но сделанных с другого ракурса. Для привязки, на снимках имеются небольшие панорамы гор. Вот эта фотография 1983 года, а вот эта – 1994 года. Внимательно посмотри на наши скалы, они отсюда очень хорошо видны.

           - Это что? Фотомонтаж? – Евгений недоуменно уставился на фотографии. Затем поднял их на уровень глаз и повернулся к скалам, чтобы сличить их со снимками.

           - Нет, Женя! Это не фотомонтаж! Эти фотографии я делал сам, но совсем в других горах. Та, что датирована 1983-м годом, сделана в Пакистане, в горной системе Гиндукуш, на склонах самой высокой горы этой системы, Тирич Мир. Высота около 6000 метров. А вот эта фотография, 1994 года, сделана в Китае, в юго-восточной части хребта Куньлуня. Или, можно сказать, север Тибета, одно из самых необжитых мест. Высота тоже приличная, около 5500 метров. Ну, и глянь на наши скалы…

           - Ничего не понимаю…. Такого сходства не может быть! Это…, как близнецы! Как товары с одного конвейера!

           - Стоп, Женя! Ты сделал важное замечание или сравнение: «Как товары с одного конвейера»! В этом что-то есть! Ладно, я постараюсь запомнить это выражение. Давай дальше! Высказывай свои соображения по этому поводу.

           - А что здесь высказывать? Скалы одни и те же, а горы разные! Я, вроде бы и не пьяный, но понять ничего не могу! Генри! Не мучайте меня, лучше начните рассказывать о том, что обещали. Не зря же вы мне эти фотографии показываете.

           - Ты прав, Женя! Не зря я тебе показал эти фотографии. Просто я хотел тебя настроить на восприятие моего рассказа не как что-то вымышленное, а как нечто необычное, которое не поддаётся никакому логическому мышлению. Я тебе уже много, чего рассказал о своей жизни. Не буду повторяться, а только дополню свои предыдущие рассказы новыми подробностями, о которых я в своё время умолчал. Приготовься слушать фантастические истории, которые начались, именно здесь, сорок один год назад.

           Кулаков начал подробно излагать события, произошедших с ним и Антоном Гориным,  сорок один год назад. Завершив историю с Антоном, Кулаков поведал и о походах с Джейком на склоны горы Тирич Мир. О странном поведении Мервина Хинтера, сразу же после освобождения того из каменного плена. И в заключение, рассказал об экспедиции в Китай в 1994 году.

  *****

            Третьего января вечером, Генка, как обычно, решил позвонить Джейку, но домашний телефон Джейка, весь вечер издавал только длинные гудки. То же самое с телефоном повторилось и 4-го, и 5-го января. Генка забеспокоился и набрался храбрости позвонить по служебному телефону, который дал ему Джейк, предупредив, что по этому номеру телефона звонить, только в крайнем случае, если в течение нескольких дней Генка не сможет застать его дома. Генка решил, что такой случай настал. Утром в пятницу 6-го января, с рабочего телефона, Генка набрал служебный номер телефона Джейка.

           Трубку подняла женщина, и устроила Генке форменный допрос: «Назовите ваше имя, где работаете, и с какой целью вы звоните по этому номеру телефона». Генке стало не по себе, от такого телефонного общения, но делать нечего, и он ответил на все заданные вопросы. После короткой паузы, женский голос ответил: «Всё верно. Вы в списке лиц имеющих право звонить по этому номеру телефона мистеру Дэвису. К сожалению, связаться с мистером Дэвисом, в данный момент, вы не можете. Я передам мистеру Дэвису о вашем звонке и, если он сочтёт нужным - свяжется с вами. Всего хорошего!», - в трубке раздались короткие гудки. Генка озадачено несколько секунд смотрел на телефонную трубку, затем положил её на телефонный аппарат. «Наверно Джейк очень важная персона, раз его так оберегают. Скорее всего, его домашнего телефона в справочниках нет. Ну, ладно, может у него какие-то срочные дела, подожду, когда сам объявится», - подумал про себя Генка и занялся своими макетами и стендами. Вечером следующего дня, позвонил Джейк.

           - Что случилось, Генри? У тебя какие-то проблемы? – с беспокойством спросил Джейк в телефонную трубку.

           - Здравствуй Джейк! У меня всё в порядке. Просто я тебя потерял и забеспокоился. Слышу, что ты жив и здоров, и моё беспокойство начинает исчезать. Я уже сообразил, что ты уехал по делам. Извини, что я тебе доставил хлопоты и оторвал от важных дел, - начал извиняться Генка.

           - Ничего Генри, это ты меня извини, что не предупредил тебя о своём исчезновении. Обстоятельства сложились так, что только успел, дать распоряжения своему секретарю и улетел. Буду отсутствовать несколько недель, в начале февраля вернусь и сразу же свяжусь с тобой. Всего хорошего, Генри! До встречи! – распрощался Джейк.

           - До свидания, Джейк, - Генка положил трубку.

           Джейк, как обещал, объявился в начале февраля. Буквально, в первый же день приезда, вечером, появился с бутылкой коньяка в Генкиной квартире. Джейк ничего о своей срочной командировке рассказывать не стал, а Генка решил не задавать лишних вопросов. Зато Джейк сообщил, что с первого марта Генку переводят в его лабораторию. Завтра необходимо будет решить все формальности этого вопроса.

           - Не думаю, что профессор Гордон будет в восторге от твоего ухода, - с иронией произнёс Джейк, - хотя, он был не в восторге и тогда, когда я тебя рекомендовал на работу в его лабораторию. Но у меня с профессором был уговор, что я тебя заберу сразу же, как ты мне понадобишься. С первого марта начинает работать проект, о котором мы говорили и, я хотел бы, чтобы ты занимался этим проектом с самого начала.

           - А что? Всё уже решилось? Ты же говорил, что новая тема откроется только ближе к лету, - засомневался Генка.

           - Получилось так, что новый проект очень заинтересовал людей наверху, вплоть до президента. Поэтому, теме дали зелёную улицу, так сказать, вне очереди. Да это даже к лучшему. Наконец-то ты займёшься проблемой, которая тебя давно мучает. Теперь официально, разгадка всей этой мистики, будет лежать на тебе. По поводу разгадки, это я так сказал, для сильного словца, прекрасно понимаю, что тут не всё так просто. В общем, сбор информации в любом виде и анализ этого загадочного явления, будет являться основной твоей работой. Помимо этого, тебя будем привлекать и для решения других проблем лаборатории. Работы у нас хватает, а ты обладаешь аналитическим складом ума, что немаловажно для решения наших задач. Какие это будут задачи, узнаешь немного позже, когда освоишься основательно в нашей лаборатории, - дал развёрнутый ответ Джейк.

           - В целом, всё понятно, - удовлетворился ответом Генка.

           - Ну, и, раз мы уж заговорили о твоей будущей работе, продолжим наш разговор в этом направлении. Мне всё не даёт покоя изображение человека, похожего на китайца. Откуда там китаец взялся? Да и эти слова Мервина: «Я их там видел! И того, кто был первый и этого китайца!». Что там появилось изображение Антона, я ещё понимаю. Такая же история приключилась где-то в горах Тянь-Шаня, точно в таких же скалах, а вот китаец как туда попал? – задал вопрос Джейк.

           - Мне кажется, что я кое-что начал понимать, - после некоторого раздумья, произнёс Генка, - надо искать ещё одни, точно такие же скалы, или что-то в этом роде. В эту третью ловушку и мог попасть китаец. Соответственно можно предположить, что эту ловушку надо искать на территории Китая, или что-то близкое к тем краям. Я исхожу из опыта пеленгации радиосигнала, либо из чего-то подобного. Для того чтобы определить точные координаты какого-то места на поверхности Земли, необходимо три различных точки наблюдения….

           - О! Генри! – прервал Генкины размышления Джейк, - ты мыслишь, как истинный топограф! Я очень рад тому факту, что не ошибся в твоём аналитическом складе ума. Это очень важное замечание!

           - Я продолжу свою мысль. По моему мнению, существуют, как минимум, три точки на поверхности Земли, откуда в определённое время исходит сигнал, унося какую-то информацию в глубины космоса. Другой вариант – открываются двери в неведомый мир, - закончил свою мысль Генка.

           - Прекрасно! Ты уже, практически, начал работать в нашей лаборатории, не дожидаясь официального перевода. Кстати, о материальной стороне дела. До того момента, пока ты не защитишь докторскую диссертацию, будешь получать 80 процентов от ставки руководителя темы. Но это в два раза больше того, что ты получаешь у профессора Гордона. К тому же, у тебя будут командировки, за которые ты будешь получать дополнительное вознаграждение, не считая командировочных расходов. Я скажу, что это солидное пополнение твоего бюджета, - с хитроватым прищуром, Джейк посмотрел на Генку.

           - Да, меня материальная сторона, не особо волнует. В данное время, денег хватает. Но не откажусь получать больше. Материальное благополучие, тоже немаловажный фактор, - согласился с Джейком Генка.

           - Могу добавить ещё один положительный штрих в твою будущую работу. Тебе придётся, не часто, раз в год, примерно, принимать участие в высокогорных экспедициях. Ты натренирован, имеешь большой опыт горных путешествий, в этом я сам убедился. Естественно, такие экспедиции оплачиваются по особому тарифу. У тебя появится возможность побывать во многих горных системах нашей планеты. Очередную экспедицию я тебе уже наметил на осень этого года.

           - Куда ты меня собираешься отправить? – шутливо возмутился Генка.

           - Туда же, где мы с тобой уже были два раза - на склоны горы Тирич Мир. Мы уже как-то затрагивали этот вопрос, когда были у Рустама на Рождественских праздниках. Помнишь, я просил Рустама помочь с оформлением документов на вывоз тела Мервина Хинтера из Пакистана?

           - Ах, да! Вспомнил! А почему именно осенью? – спросил Генка.

           - На той высоте, где сейчас покоится тело Мервина, круглый год минусовая температура. Я бы хотел, чтобы его доставили в США для обследования, в таком же состоянии, в каком он находится сейчас. Если заняться транспортировкой тела летом, то сам знаешь - ниже ледника будет очень жарко. А от ледника до Читрала, как минимум, двое суток пути на лошадях, если не трое. Я не хочу рисковать.

            - А может быть, заказать вертолёт? Он бы с ледника и забрал тело Мервина, - предложил Генка.

            - Генри! О чём ты говоришь? Вспомни, что там сейчас происходит! Это же приграничный район с Афганистаном! Вертолёт могут сбить или советские пограничники, или афганские партизаны. Да, и пакистанские власти ввели запрет на полёты северней Читрала. Так что твоё предложение, неприемлемо. А в октябре, уже и в Читрале бывает достаточно прохладно. В Читрале проблем не будет. Запакуем Мервина в специальную капсулу с автономным охлаждением и погрузим в самолёт. Твоя задача, доставить тело Мервина до Читрала в целости и сохранности! Только мы с тобой знаем, где находится тело Мервина. У меня не будет возможности принять участие в этой экспедиции. Так что все трудности, связанные с решением данной задачи, лягут на твои плечи. Но это и является твоей основной работой в нашей лаборатории – собирать информацию и анализировать! Или у тебя есть возражения по этому поводу?

           - Нет-нет! Я не возражаю! – быстро ответил Генка.

           - Хорошо! Детали предстоящей экспедиции мы обсудим в рабочем порядке. Всё равно, тебе придётся слетать летом в Читрал. Необходимо договориться с проводником и носильщиками. Лучше это сделать заранее. Ты меня извини, Генри, что я тебе уже начал давать распоряжения, но твой перевод в нашу лабораторию решён, а мне уже сейчас не терпится заняться всеми этими вопросами и делами.

           - Всё нормально, Джейк! У меня к тебе претензий никаких нет. Всё равно ты бы мне всё это сказал через три-четыре недели. А так, можно уже сейчас думать о том, что необходимо предпринять.

           - Значит, договорились! - успокоился Джейк, - А теперь у меня к тебе есть ещё одна просьба, - Джейк полез в карман своего пиджака и достал оттуда небольшой полиэтиленовый пакетик, - посмотри! Это кристаллики, которые я подобрал после того, как разлетелся зелёный луч. Помнишь? Я бросил камень в зелёный луч, а он разлетелся на мелкие кусочки?

           - Да, конечно помню! – отозвался Генка.

           - Ну, вот! Я эти кристаллики, на предмет радиоактивности, уже проверил. Они абсолютно чистые! Никаких там, альфа, бета, гамма излучения они не производят. Проверь их, пока ты ещё работаешь у профессора Гордона, на предмет электрических характеристик. К примеру, диэлектрик это или проводник, а может это полупроводник с интересными свойствами. Чего я тебя буду учить, ты в электричестве разбираешься лучше меня. Короче, я бы хотел иметь полный анализ электрических свойств этих кристалликов. Официальный запрос на исследование кристаллов, я завтра пришлю профессору Гордону, заодно попрошу, чтобы этими исследованиями занялся, конкретно ты. Это тебе пригодится на будущее.

           - Я совсем забыл, - спохватился Генка, - у меня же целая пригоршня этих кристалликов! Я их как положил в карман куртки, там, наверху, так и забыл. Сейчас посмотрю, где моя куртка. Ага, вот она! Смотри сколько их у меня, - Генка высыпал на журнальный столик маленькие, зеленоватые кристаллики, - как это я про них забыл?

           - Отлично, Генри! Я боялся, что нам этих кристалликов не хватит для различных опытов. Теперь я спокоен, этих кристалликов хватит нам на все виды исследований. Какие есть анализы? Химические, физические, что там ещё? Не помнишь, Генри?

           - Анализы бывают различные. Если это кристаллы, то лучше подключить геологические лаборатории. У них есть такая наука, кристаллография называется. А ещё петрография, минералогия, которые тоже занимаются изучением строения кристаллов и минералов, - робко предложил Генка.

           - Правильно! С первого марта мы рассуём кристаллы по этим лабораториям. Странные они какие-то, - Джейк взял пару кристалликов и начал их вертеть в руках, - лёгкие, как пушинки. Словно крошка из пенопласта, но кристаллики очень твёрдые. Есть у тебя какой-нибудь ненужный кусок стекла?

           - Не знаю. Надо посмотреть, - Генка отправился на кухню и начал рыться в кухонной посуде, - вот, нашёл! – Генка поставил перед Джейком чуть надколотый стеклянный бокал, - всё равно хотел его выкинуть.

           - Сейчас попробуем, - Джейк с лёгким нажимом провёл кристалликом по бокалу, - смотри, царапает! А если так, - Джейк провёл по окружности бокала черту. После чего, левой рукой взял за ножку бокала, а правой, двумя пальцами, за кромку. Отчерченная кристалликом часть бокала, легко отделилась, - надо же! Так легко режет стекло! Загадок, хоть отбавляй!

           - Я думаю, что эти кристаллы твёрже алмаза будут, - подал голос Генка.

           - Присоединяюсь к твоему мнению. Что ж, Генри, с исследования этих кристаллов начнёшь свою трудовую деятельность в нашей лаборатории. Может, ещё какие-нибудь интересные свойства кристаллов обнаружишь, тогда тебе и тему для твоей докторской диссертации искать не надо. А с кристаллами поступим так, я заберу их и запру в рабочем сейфе. Кто знает, сколько тайн и опасностей они в себе хранят. Афишировать, пока, не будем. Подождём результаты анализов. Дай мне какой-нибудь пакетик упаковать кристаллы.

           - Сейчас принесу, - Генка опять пошёл на кухню и вернулся с небольшим полиэтиленовым пакетом, - думаю, они все здесь поместятся.

          - Этот пакетик, что я принёс, оставь у себя, а эти я заберу. Они такие лёгкие, что от дыхания разлетаются, - Джейк осторожно собрал кристаллы в пакет.

 фото

Колумбийский университет

          Целую неделю Генка не мог приступить к исследованию кристаллов, или «осколков» зелёного луча. Его шеф, профессор Гордон, зная, что Генка очень скоро перейдёт в другую лабораторию, постарался максимально загрузить Генку работой. Видя, что ничего с исследованием зелёненьких кристаллов в рабочее время не получается, Генка решил посвятить этому делу несколько вечеров, а если понадобится, то работать и ночами. До ночных исследовательских работ дело не дошло, а вот четыре вечера подряд, Генка задерживался в лаборатории до полуночи. Закончив исследования, Генка позвонил Джейку и сказал, что порученную работу выполнил, а результаты исследований находятся у него дома. Джейк пообещал, что в субботу, после обеда, заедет к Генке и ознакомится с результатами. Джейк появился у Генки около двух часов дня, как обычно, с бутылкой хорошего коньяка. После традиционных приветствий и, ничего незначащего короткого разговора, друзья перешли к делу. Вначале Генка сообщил Джейку об исследованиях в общих чертах, а потом перешли к деталям.

          - Так вот, Джейк, - начал Генка, - вещество, которое условно я назвал «осколки зелёного луча», имеет странную природу. При комнатной температуре, плюс 20 – 25 градусов по Цельсию, это вещество, по всем электрическим параметрам, очень похоже на обыкновенное стекло. Проще говоря, имеет свойства диэлектрика, сходного со свойствами стекла. Я продолжил свои эксперименты в различных температурных режимах. Положил «осколки» в морозильную камеру на полчаса, а потом вновь замерил удельное сопротивление. Каково же моё было удивление, когда охлаждённые «осколки» приобрели свойство сверхпроводимости! Естественно, я сразу же начал экспериментировать с температурой и обнаружил, что зелёные кристаллики приобретают это свойство при температуре всего лишь плюс 10 градусов по Цельсию! Понимаешь, Джейк, веществ, химических элементов и сплавов, обладающих сверхпроводимостью, при таких температурах, в природе не существует! Я продолжил эксперименты с температурой. Нагрел «осколки», но при нагреве вещество вело себя так же, как обыкновенное стекло. Даже размягчаться стало, где-то в районе 700-800 градусов по Цельсию, как стекло. Когда вещество стало мягким, как пластилин, я все кристаллики скатал в один шарик. Затем этот шарик раскатал в стержень, похожий на вязальную спицу, - Генка открыл книгу, лежащую на журнальном столике, и вытащил из неё тонкую, прозрачную, зеленоватую спицу, - возьми в руки, посмотри, - Генка протянул спицу Джейку.

          - Совсем невесомая, - восхитился Джейк, - а она не расколется?

          - А ты попробуй, - предложил Генка, - она хоть и имеет диаметр всего пару миллиметров, но, ни разбить, ни сломать, и даже согнуть ты её не сможешь, сил не хватит. Сверхпрочное, сверхлёгкое, сверхтвёрдое, неизвестное вещество. После нагрева и охлаждения, своих электрических свойств не потеряло.

          - Действительно, я ничего не могу сделать с этой спицей, - согласился Джейк, пробуя согнуть, тонкий стержень из «осколков», через колено.

          - А теперь приготовься посмотреть ещё один фокус, - Генка опять открыл книгу и достал из неё тонкую, чуть зеленоватую, стеклянную пластинку, похожую на предметное стекло, которым пользуются при работе с микроскопом, - эта пластинка, является, можно сказать, сплавом простого стекла и небольшого кристаллика нашего вещества. Я подумал, если у «осколков», при высокой температуре, сохраняются свойства стекла, что будет, если я стекло и это вещество смешаю, и можно ли их смешать? Всё смешалось, как нельзя лучше! Сделать тонкую пластинку, не составило труда. В вырезанную формочку из жестяной банки поместил мягкую массу и прокатал металлическим валиком. Дал остыть и вот она! Теперь посмотри сюда, - Генка взял с книжной полки ещё одну книгу, толщиной, приблизительно как та, что уже лежала на журнальном столике, положил её рядом так, чтобы между ними образовался зазор. Положил стеклянную пластинку на книги, так, чтобы получился мостик. Затем взял шариковую ручку и положил её под пластинку таким образом, чтобы концы торчали с двух сторон, - Ну, смотри, что ты видишь?

          - Впечатление такое, что стеклянная пластинка непрозрачная, концы видать, а середину нет. Ой! Что это такое? Что случилось? – Джейк удивлённо смотрел на ручку, - Теперь я её вижу всю!

          - А сейчас что видишь? – Генка вытащил ручку из-под пластины.

          - Середину ручки…. Но, она же, у тебя целиком в руках! – недоумевал Джейк, - Исчезло! Изображение ручки под стеклом исчезло!

          - Повторим, - Генка опять положил ручку под пластинку, - и секунды через три уберём, - Генка убрал ручку, - смотри, что имеем. Ага! Изображение появилось и…, через три секунды исчезло, - констатировал Генка.

          - Генри! Ничего не понимаю! – захлопал глазами Джейк, - Объясни, что ты тут за фокусы мне устраиваешь?

          - Джейк! Какие фокусы? – засмеялся Генка, - Ты же работаешь в лаборатории, которая занимается разгадками различных аномальных явлений. Тебе ли удивляться? Это одно из таких явлений!

          - Давай, выкладывай! Чего я себе сейчас мозги наизнанку выворачивать буду, когда ты уже до чего-то додумался. Что, я не вижу, что ли? Всё-таки, я не зря тебя в нашу лабораторию сманил. Рассказывай, я горю от нетерпения! – Джейк плеснул в коньячные бокалы добрую порцию спиртного и приготовился слушать.

          - Хорошо, начну по порядку, - Генка уселся в кресло и взял в руки «спицу», - вот, посмотри, какой острый конец у этой «спицы», видишь?

          - Я на это обратил внимание, когда держал её в руках, как игла! На чём ты её затачивал? На наждачном круге?

          - Пробовал, наждачный круг через пару минут сточился. Взял другой, с корундовой крошкой, результат тот же! Я просто взял и опять нагрел кончик «спицы», когда он стал мягким, я его раскатал. Кстати, это вещество не обладает теплопроводностью. Я один конец нагревал, а другой держал голой рукой и ничего, не обжёгся! Пойдём дальше. Стеклянная пластинка, - Генка взял в руки прямоугольник «стеклянной» пластинки, - тонкая, толщиной меньше миллиметра, лёгкая, в воде не тонет. Оптические свойства…, здесь нужен специалист по оптике. Электрические характеристики при комнатной температуре, такие же, как и у стекла. При понижении температуры электрические свойства, принимают характеристики неизвестного вещества. Сейчас я тебе покажу ещё один фокус, - Генка взял ручку и положил её между книгами, - пускай полежит несколько секунд. А теперь ручку убираем, - Генка убрал ручку, - и кладём на краешки книг нашу пластинку, что видим? Под пластинкой имеем изображение части ручки! И, проходит несколько секунд, оно исчезает! Исходя из этих несложных опытов, я пришёл к выводу, если смотреть сквозь такую «стеклянную» пластинку, мы заглядываем в прошлое! Как далеко? Всё зависит от толщины и процентного соотношения компонентов. Если сделать пластинку целиком из неизвестного вещества, то таким эффектом она не обладает. Только в смеси со стеклом! И вот тут я пришёл ещё к одной неожиданной мысли. Может, в смеси с каким-то другим веществом, к примеру, органическим стеклом, мы можем заглянуть, хотя бы, в недалёкое будущее! Конечно, нужны опыты и исходный материал, который, как я понимаю, у нас находится в ограниченном количестве.

          - Хорошо, что ты мне напомнил об исходном материале. У меня, в связи с этим, возник вопрос. Как же получилось так, что когда я бросил камень, зелёный луч разлетелся на мелкие кусочки? Судя по этой «спице», - Джейк взял в руки тонкий стержень, - это вещество в обычном, ненагретом, состоянии, не подвержено никаким механическим воздействиям. Что же случилось, когда я бросил камень?

          - Я тоже долго думал над этим вопросом. Конкретно, каких-либо соображений по этому поводу, я не имею. Но есть одна мысль, которая может изменить представление о природе этого вещества, - хитро улыбнулся Генка.

          - Давай! Говори! Чего же хорошей мыслью не поделиться, - потребовал Джейк.

          - Я думаю, что это вообще не вещество. Мы имеем дело с какой-то энергетической субстанцией. До того момента, когда ты кинул камень в зелёный луч, эта субстанция была жива. Конечно, употребляя слово «жива», я подразумеваю, что происходил некий процесс, который был нарушен тобою, - Генка сделал солидный глоток из своего бокала.

          - Ну-ну-ну! Продолжай! Интересно излагаешь! Мне кажется, что учёную степень доктора наук, ты уже имеешь. Очень интересная мысль! – Джейк вслед за Генкой, также сделал большой глоток коньяка.

          - Продолжаю, - невозмутимо заметил Генка, - я полагаю, что зелёный луч является каким-то сгустком энергии, который несёт информацию куда-то в глубины космоса. Брошенный тобой камень, разрушил информационный поток, и энергия перестала вырабатываться. Верхняя часть луча устремилась в космос, нижняя часть, спряталась в нише. То, что разбилось, превратилось в такие вот «осколки», которые мы подобрали. Это застывшая, мёртвая часть зелёного луча. Следовательно, можно предположить, что зелёные кристаллики не являются каким-то веществом, а представляют собой, принявший другой вид, какой-то неведомой нам энергии. Эта энергия превратилась в сверхпрочный, сверхлёгкий материал. Вполне возможно, что эти «осколки» обладают ещё какими-нибудь свойствами, кроме тех, о которых мы уже знаем.

          - Интересную ты мне информацию преподнёс, Генри. Даже мне, изучавшему некоторые секретные материалы по НЛО, твои рассуждения кажутся фантастическими. Но опровергнуть я ничего не могу, поскольку в твоих доводах присутствует логика и здравый смысл. А вот за эту пластинку, - Джейк взял со стола в руки прозрачную пластинку и посмотрел сквозь неё на Генку, - ты должен получить хороший гонорар. Я займусь этим вопросом.

          - Джейк! Ты же знаешь, что деньги для меня большого значения не имеют, но и лишними не будут, - отмахнулся от предложения Генка.

          - Я тоже так думаю. Так что, Генри? - меняя тему разговора, начал Джейк, - Ещё три дня у профессора Гордона отработаешь и к нам в лабораторию? С четверга, первого марта, жду у себя. Конечно же, в среду, после обеда, я за тобой зайду, и мы сходим в бюро пропусков. Там тебе выдадут специальный пропуск для нашей лаборатории. Он выглядит так, - Джейк достал свой пропуск и показал Генке, - это пластиковая карточка, на которой с одной стороны будет твоя фотография, указано имя, место работы и должность. С другой стороны нанесена магнитная полоска, со всеми твоими данными. Как пользоваться карточкой, я тебе в среду покажу. А сейчас, - Джейк посмотрел на часы, - мне пора. И так уже опаздываю на важную встречу. Эти вещи, - Джейк взял со стола «спицу» и прозрачную пластинку, - я заберу с собой. В понедельник и во вторник, меня не ищи. Я буду у руководства нашего ведомства с докладом о результатах твоих исследований. Заодно попробую договориться, чтобы нам прислали хорошего специалиста в области оптики. Я так понимаю из твоих рассказов, он нам необходим?

           - Конечно! С этими «осколками» много работы в этом направлении.

           - Хорошо! Материал для исследований и опытов, благодаря тебе, у нас ещё есть. Не зря ты прихватил целую пригоршню зелёненьких кристалликов. А когда по твоим вычислениям следующий раз появится зелёный луч? – поинтересовался неожиданно Джейк.

           - По моим расчётам, это должно произойти в 1986 году, почти через два с половиной года. Но там есть небольшая проблема, - с беспокойством сказал Генка, - в ночь с 22-го на 23-е июня, Луна будет полная только на 94 процента. Боюсь, этого может не хватить для того, чтобы появился зелёный луч, и открылась ниша. А может и хватит. Я не знаю. В 1972 году, когда я с другом ходил к таким же скалам на Северном Тянь-Шане, полнолуние было на 91 процент. Зелёный луч появился, но был очень слабый. А ниша в тот раз, не открылась.

          - Всё равно будем готовить экспедицию. Ты пойдёшь, я приму участие, а ещё подключу пару альпинистов-топографов. Попробуем набрать достаточное количество этих зелёных «осколков». Теперь мы знаем цену этим кристалликам, они на вес золота…, тьфу! Что я говорю, в весовом эквиваленте они ничего стоить не будут! А, не будем мы их оценивать ни на вес, ни на объём. Эти зелёные кристаллики, я так чувствую, вообще – бесценны! Возьмём помповое ружьё и отстрелим большой кусок зелёного луча, - пошутил Джейк, - и миллионы зелёненьких…, чуть не сказал долларов, кристалликов, посыплются к нашим ногам. Ладно, шутки в сторону, а вот кристаллами, нам действительно надо основательно загрузиться. Ну, всё! Побежал! Мы договорились, в среду я за тобой зайду. Всего хорошего и, не скучай!

          - Мне скучать некогда. Профессор завалил работой. До свидания, Джейк! Встретимся в среду! – уже на пороге, Генка пожал на прощанье Джейку руку.


Анимашка



анимашка

   Глава 20                                       В оглавление                         Глава 22

Анимашка Анимашка

 

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений