Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 25


Картинка

           - Что-то, Женя, мы с тобой заболтались. Не пора ли нам пообедать? У меня предложение: сейчас пообедаем, потом пойдём, осмотрим скалы, а после осмотра, попробуем немного вздремнуть. Ночь предстоит бессонная, хотя, если честно признаться, я никакой усталости не чувствую. А ты как себя чувствуешь? – спросил Кулаков.

          - Прекрасно! Настроение – отличное, а вот есть, вроде, не хочется. Состояние организма – бодрое! – шутливо и весело ответил Женька.

          - Поесть, всё равно, надо! Может скалы нас, и подпитывают какой-то энергией, нам неизвестной, но лучше заправиться нашей, простой земной пищей. Так что, разжигай примус, а я схожу за водой, - Кулаков взял котелок и пошёл к журчащему ручью.

          После обеда, помыв и убрав посуду, Кулаков с Женькой отправились к скалам. На первый взгляд, ничего не изменилось с момента их последнего осмотра, но, в тоже время, в расщелине между скал, стояла какая-то зловещая тишина. Скалы излучали тепло и, если бы не эта тишина, то в расщелине было бы тепло и уютно. Тишина давила на психику, вызывая беспокойство. Своими ощущениями, Кулаков и Женька, поделились друг с другом и пришли к выводу, что гнетущая тишина действует обоим на нервы. Только Кулаков с Женькой отошли от скал метров на 20, как сразу послышалось журчание воды, где-то под камнями. Почувствовалось дуновение ветерка.

          - Странно как-то, - промолвил Женька, - возле скал мёртвая тишина, а чуть в стороне от скал, всё оживает.

          - Я на это уже обращал внимание, но как-то задуматься, и осмыслить это явление у меня не получалось, - как бы оправдывая своё незнание, сказал Кулаков, - хотя, когда я был у этих скал в то время, когда здесь не должно было произойти ничего необычного, никакой гнетущей тишины я не замечал. Скорее всего, это какая-то защитная функция скал перед тем, как появляется «зелёный луч» и открывается ниша.

          - А вот звуки наших шагов возле скал, они были слышны или нет? Что-то я упустил этот момент, - спросил Женька.

          - Да, конечно, - утвердительно ответил Кулаков, - все звуки, которые мы с тобой производили, нам были слышны. Мы же с тобой разговаривали и слышали друг друга. Так же и камни под ногами шуршали, когда мы на них наступали. Неслышны были только те звуки, которые издаёт природа. Кстати, похоже природа сейчас нам издаст такие звуки, мало не покажется. Посмотри, из-за хребта поползли свинцовые тучи. Пошли быстрее к палатке, необходимо все металлические предметы подальше от палатки убрать. Не дай Бог, чтобы молния в нас попала. Это нам совсем ни к чему.

          Через пару минут, почти бегом, Кулаков с Женькой были возле палатки. Быстро собрали все предметы из металла: карабины, ледорубы, котелок, кружки, примус, ещё что-то, по мелочам и отнесли всё это, метров за 20 вверх по склону, в сторону скал. На всякий случай, металлический скарб немного прикрыли камнями. Не успели Кулаков с Женькой подойти к палатке, как налетевший, шквалистый ветер, бросил им в спины крупные градины. Быстро забравшись в палатку и плотно закрыв её, оба облегчённо вздохнули. Ветер нещадно трепал палатку, а крупные градины обстреливали её с такой силой, что казалось, ещё немного, и палатка превратится в решето. Но прочная, нейлоновая палатка не поддавалась, ни ветру, ни граду. Внезапная вспышка молнии с одновременным оглушительным треском, заставила обоих мужчин вздрогнуть от неожиданности.

          - Вот это да! - громко воскликнул Женька, - Мне кажется, что молния ударила в наши скалы.

          - Или в наши железки, - выразил своё предположение Кулаков.

          Новая вспышка молнии, и оглушительный треск прервал рассуждения собеседников. Ещё не стихли раскаты грома, как очередная молния ударила где-то совсем близко с такой силой, что нашим путешественникам показалось, что почва под палаткой содрогнулась, как при землетрясении.

          - Что ты хочешь делать? – спросил Кулаков, видя, как Женька начал возиться возле окошечка палатки.

          - Хочу глянуть, куда же всё-таки молнии бьют, - ответил Женька, продолжая расстегивать окошечко палатки.

          - Солнцезащитные очки надень, хотя бы! – то ли посоветовал, то ли приказал Кулаков.

          - Да-да, конечно! – засуетился Женька, доставая очки из кармана штормовки, - я же говорил, что по скалам молнии лупят! – После двух новых вспышек молнии прокричал Женька.

          - Понятно, - задумчиво и тихо пробурчал Кулаков.

          Гроза бушевала около часа. Молнии сверкали с частотой не менее 8-10 раз в минуту. Оглушительный треск и грохот стояли постоянно. Гроза закончилась так же неожиданно, как и началась. Свинцовые тучи рассеялись за считанные минуты, и выглянуло ласковое, яркое солнце. Кулаков и Женька выползли  из палатки. Слой града, сантиметров в пять, покрыл белым ковром весь горный цирк.

          - У меня сложилось такое впечатление, что силы «небесные» хотели испепелить таинственные скалы. Такое количество молний, за короткий промежуток времени, да ещё так близко, я никогда в своей жизни не видел, - глядя на скалы, произнёс Женька.

          - Да уж, гроза была из ряда вон выходящая. Бывало, попадал в грозы, но, в такую, как эта - первый раз в жизни. Почти целый час огонь и грохот, с ума можно сойти, - посетовал Кулаков.

          - Как вы думаете, Генри, молнии могли разрушить скалы? Ведь, всё-таки, электрический разряд в миллионы вольт, да и температура должна быть приличная. А вдруг из-за этих молний не появится «зелёный луч», и не откроется ниша? – с сомнением спросил Женька.

          - Это совсем нежелательно. Я этой ночи больше сорока лет ждал. Но я не думаю, что гроза могла повредить какой-то механизм, который управляет «зелёным лучом» и открытием ниши. Скорее всего, сегодня совпали погодные условия в данной местности, и подготовка к появлению «зелёного луча». Таинственные скалы перешли в заключительную фазу преобразования, что спровоцировало такое огромное количество молний, по сути дела, в одну точку. Видимо какая-то энергия скал притягивала к себе все грозовые разряды, которые скопились в данном горном районе. Ну, это мои предположения. А вот обследовать скалы, после такой грозовой атаки, ещё засветло, нам не помешает, - закончил свои размышления Кулаков.

          - Так может сейчас, и сбегаем? - с нетерпением выдал Женька.

          - Может, сейчас и сходим, - уточнил Кулаков, - только давай в начале наши «железки» соберём. Посмотрим, попортили их молнии или нет.

          Как ни странно, но, ни на одном из металлических предметов, сложенных в кучку, следов молний обнаружено не было. В связи с этим был сделан вывод, что все молнии, бившие во время грозы где-то рядом, приняли на себя таинственные скалы.

          - Ну, что? Пойдём, посмотрим, что с нашим «громоотводом» произошло, - предложил Кулаков, после того, как все металлические вещи были разложены по своим местам.

          - Конечно! Интересно же! – с энтузиазмом принял предложение Женька.

          Ковёр из градинок, под лучами яркого солнца, постепенно начал подтаивать. Повсюду зажурчали весёлые ручейки. Кое-где, на солнечной стороне горных склонов, появились тёмные пятна. Существенных изменений в облике загадочных скал не наблюдалось. Как только Кулаков и Женька подошли вплотную к скалам, сразу исчезло журчание ручейков. Опять появилась гнетущая тишина. Кулаков начал осматривать зеркальные поверхности скал, а Женька обошёл вертикальную скалу, и забрался на её верхушку. Кулаков никаких следов молний на зеркальных поверхностях не обнаружил. То же самое заявил и Женька, когда спустился с верхушки вертикальной скалы. Скалы продолжали излучать тепло.

          - Я думаю, что молнии не повредили наши таинственные скалы, процесс подготовки к ночному шоу продолжается, - с весёлой ноткой в голосе, сказал Кулаков.

          - Я тоже ничего подозрительного не обнаружил, - подтвердил предположение Кулакова Женька.

          - Ну, и прекрасно! Значит, встреча с таинственным и непонятным явлением не отменяется. Скалы готовятся к контакту, и мы будем готовиться к ночным приключениям. Пошли к палатке, здесь пока делать нечего, - сказал Кулаков и направился к палатке.

 *****

           Самолёт был загружен всего на три четверти. Несколько задних рядов, после посадки всех пассажиров, остались совершенно свободными. Рустам и Генка, с разрешения бортпроводницы, заняли предпоследний ряд и удобно расположились.

          - Так-то лучше, - сказал Рустам, вытягивая ноги, - а если вдруг захочется вздремнуть, то можно взять плед у бортпроводницы и лечь. Я всегда так делаю, если конечно, есть свободные места, где можно лечь.

          - Когда я в Пакистан летел, самолёт был полный. Так сидя в кресле и дремал. А сейчас свободно, красота! – Генка оглядел свободные места в самолёте.

          После того, как самолёт взлетел и набрал высоту, Рустам, чтобы как-то скоротать время, спросил у Генки, что нового появилось в разгадке таинственного «зелёного» луча.

          - Я понимаю, что это совершенно секретная информация, но я, как мне кажется, не посторонний наблюдатель во всей этой истории. Без моей помощи, ты бы вряд ли когда-нибудь смог заниматься этой проблемой официально. Так что можешь выкладывать и ничего не бояться. Обещаю, что о нашем разговоре ничего известно не будет, - Рустам пристально посмотрел Генке прямо в глаза, - я чувствую, что у тебя есть, что сказать.

          - Да я, и не боюсь! Прекрасно понимаю, если бы не ты, то с Джейком мне не работать. С другой стороны, ему не обязательно знать, о чём мы с тобой ведём беседы. Ты, вроде, тоже работаешь в этой системе, что и, хотя я не очень-то разбираюсь, в чём отличие ваших служб. Лично для меня, что ЦРУ, что военная разведка, одно и то же, большой разницы не вижу. А рассказать что-то интересное, это я могу, - Генка огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что их разговор никого не интересует.

          Генка подробно описал Рустаму свои первые рабочие дни в лаборатории Джейка. О том, как совершенно случайно выложил из «зелёных» кристалликов равносторонний треугольник и что из этого получилось. Для каких целей начал выкладывать равносторонний треугольник - тоже рассказал. По мнению Генки, существует где-то ещё один комплект загадочных скал, для поиска которых Генка и начал выкладывать равносторонний треугольник из «зелёных» кристаллов на топографической карте. А почему из кристаллов? Да потому, что они были подходящего размера, и под рукой оказались. Генка предполагает, что третий комплект загадочных скал следует искать на южных склонах горного хребта Куньлунь, в Китае. Рустам заметно оживился, когда услышал о новом свойстве «зелёных» кристаллов.

          - Интересные новости ты мне рассказал. Если понять сущность нового свойства кристаллов, то человечество может оказаться на пороге великих открытий в области познания мира, вселенной…, - Рустам поднял руки кверху, как бы обращаясь к всевышнему, - а, сколько новых технических новинок может появиться?

          - Явление, действительно, уникальное, сверхъестественное, подвергающее сомнению многие законы физики. А может, эти кристаллы, если из них выкладывать равносторонний треугольник, создают экран для земной гравитации? – с сомнением задал вопрос Генка, неизвестно кому, то ли себе, то ли Рустаму.

          - Ты помнишь, на первых двух курсах в институте… - начал, было, Рустам.

          - Рустам, ты же знаешь, что первые два курса я учился в филиале института в другом городе, - напомнил Генка.

          - Извини, забыл. Конечно же, ты пришёл сразу на четвёртый курс. Так вот что я хотел сказать, на первых двух курсах у нас общую физику преподавал Филонов Владимир Николаевич. Он возглавлял кафедру физики, профессор. На одной из лекций, не помню, какой теме она была посвящена, он сказал, что можно создать экран, практически, для любого излучения. Будь то свет, звук, радиация, электромагнитные излучения, и тому подобное. А вот для нейтрализации гравитационного поля Земли или какого-то другого тела, имеющего гравитационное поле, ничего не придумали. Я, конечно, не силён в геофизике, и тем более в одном из направлений геофизики – гравиметрии, но та лекция профессора Филонова, осталась в моей памяти на всю жизнь. Это удивительное свойство кристаллов, каким-то образом, воздействует на гравитационное поле Земли. Одно могу сказать, что без привлечения хорошего специалиста-геофизика, в области гравики, тебе эту задачу не решить, - Рустам сочувственно посмотрел Генке в глаза.

          - Я это понимаю. У меня есть начальники, Джейк, мистер Вилтон,  которые принимают решения, как организовать исследования в той или иной области, кого привлекать и так далее. Конечно, я им могу высказать своё мнение, в свете твоих рекомендаций, но последнее слово останется за ними. Мне кажется, что земная цивилизация ещё не готова к пониманию всех этих «фокусов» с кристаллами. Не сможем понять, попробуем приспособить «фокусы» кристаллов на благо человечества. Может, возьмём у бортпроводницы что-нибудь выпить? – неожиданно сменил тему разговора Генка.

          - Пожалуй, не помешает, - согласился Рустам, и больше друзья к теме Генкиной работы, не возвращались.

          В Нью-Йорк прилетели рано утром. Рустам тут же взял билет на местные авиалинии до Вашингтона. Регистрация на рейс Рустама уже началась. Генка решил подождать, когда Рустам пройдёт регистрацию, и сдаст свой багаж. После пришла очередь Рустама проводить Генку до стоянки такси. На стоянке такси друзья распрощались.

          - Я приеду дней через 5-6, - сказал Рустам, - позволишь мне остановиться у тебя?

          - Мог бы и не спрашивать, всегда рад твоему визиту. Буду ждать твоего звонка. Ведь ты же позвонишь, перед тем, как приехать? – спросил Генка.

          - Да, конечно. Только ты встречать меня в аэропорт не приезжай, я сам доберусь. Дорогу знаю, адрес знаю, не заблужусь. Долго у тебя не буду, дня 2-3, не больше. Мне Джейка увидеть надо, кое-какие бумаги из моего ведомства ему предстоит передать. Ну, всё! Давай Генри, пойду на посадку, до скорой встречи, - Рустам протянул руку Генке, и они распрощались.

          В день прилёта, Генка не поехал на работу в свою лабораторию. Звонить Джейку тоже не стал. Приехав на такси к себе домой, первым делом принял душ, выпил полстакана виски, и завалился спать. Сказывалась смена часовых поясов.

          Генка проснулся, когда часы показывали 11 часов вечера. Захотелось есть. Машинально, Генка прошёл на кухню, и открыл холодильник. Холодильник был пуст. Нисколько не расстроившись, Генка нашёл в кухонном шкафу пачку галет и небольшую банку мясных консервов. С этой нехитрой едой, сел в зале за журнальным столиком и включил телевизор. Дикторы новостного канала вещали, что нового произошло в мире. Генка налил себе ещё полстакана виски, залпом выпил и закусил консервами, типа «Завтрак туриста». В голове приятно зашумело и вновь захотелось спать. «Лучшая адаптация, при смене часовых поясов, это проснуться, как всегда – утром!» - пронеслось в Генкиной голове, и он решил с этой мыслью не спорить. Утром Генка проснулся часа на полтора раньше того времени, когда он обычно вставал в рабочие дни. Это его нисколько не смутило, поскольку выспаться и отдохнуть, времени хватило. По пути на работу, Генка зашёл в булочную, выпил чашечку кофе и съел бутерброд. Теперь он был готов к новому трудовому дню.

          Первое, что сделал Генка, придя на работу, позвонил секретарше Джейка и сообщил, что он находится на рабочем месте. Через несколько минут, миссис Кингсли перезвонила Генке и сказала, что мистер Дэвис ждёт Генку у себя в кабинете к 10 часам. Генка машинально посмотрел на часы. До встречи с шефом оставалось полтора часа. Тут он услышал, что в большую комнату вошли Кэтрин и Тим. Генка поднялся из-за стола и вышел в большую комнату.

          - Доброе утро, мистер Кулен! – хором поприветствовали Кэтрин и Тим.

          - Доброе утро, молодые люди, - в свою очередь поздоровался Генка, - надеюсь, без меня не скучали?

          - Как-то не получилось, - попробовал пошутить Тим.

          - Ну, и хорошо, что не получилось. Значит, были при делах. Тим, пойдём ко мне, у меня к тебе есть разговор, - обратился к Тиму Генка, - хочу тебя озадачить одним поручением. Присаживайся, - сказал Генка, когда они вошли в кабинет, - я так понимаю, что за время моего отсутствия ты успел подробно ознакомиться с направлением нашего проекта?

          - В принципе, да, ознакомился. Остались кое-какие неясные детали, о которых я хотел бы с вами поговорить и прояснить эти моменты, - отрапортовал Тим.

          - Прекрасно. Твои «неясные» детали, мы обсудим потом, а сейчас я хочу тебе поручить провести некоторые эксперименты с нашими «зелёными» кристалликами. Ты же прочитал все отчёты и должен был понять, что тут, очень много таинственного, и загадочного. В данный момент, меня интересует одно из последних обнаруженных мной свойств «зелёных» кристалликов. Ты понимаешь, о чём я говорю? – Генка посмотрел в глаза Тиму.

          - Наверно, вы говорите о способностях кристалликов поднимать предметы? – предположил Тим.

          - Совершенно верно! Конечно, у кристалликов много тайн. До сих пор непонятно, что это такое. Вещество, материя или что-то иное? По внешнему виду, похоже на вещество, их можно видеть, осязать, но по своей сути…, непонятно, - по слогам произнёс последнее слово Генка, - Короче, займись экспериментами с одним из загадочных свойств, а именно, способность их к поднятию тяжестей, или создание невесомости, или экранированию гравитационного поля Земли. Не знаю, как правильно назвать тот эффект, который они создают, если из них выложить равносторонний треугольник. Возьми ручку, бумагу и записывай. Твоя задача выяснить следующие вещи. Во-первых: какова «грузоподъёмность» трёх, шести, девяти, двенадцати и пятнадцати кристаллов. Во-вторых: определить минимальную и максимальную длину стороны треугольника, при которых появляется данный эффект. 10 дюймов, 20 дюймов и так далее. В-третьих: свяжись с геофизической лабораторией Колумбийского университета. Конкретно, со специалистами, занимающимися исследованиями гравитационного поля Земли. Мне кажется, что у них есть карта гравитационных полей Земли. Ещё со школьной скамьи известно, что одна и та же стандартная килограммовая гиря, на Северном полюсе, или на Южном, весит больше, чем на экваторе. А на вершине Эвереста она будет легче, чем в нашей лаборатории. Пожалуй, хватит. Постарайся выполнить это задание, как можно быстрей, не затягивай. Тем более что специального оборудования тебе для этих экспериментов не нужно. Все результаты фиксируй на кино и фотоплёнку. Если необходима соответствующая кинофотоаппаратура, и сопутствующие материалы, мы закажем. Нужна будет помощь, привлекай к экспериментам Кэтрин. Что ещё? Ах, да! Мне же надо выдать тебе определённое количество кристалликов, - Генка поднялся, открыл свой сейф и достал пакетик с кристаллами, - вот, 15 штук, больше не дам, а тебе больше и не нужно. Предупреждать не буду, что эти кристаллики бесценны, ты должен сам это понимать. По окончанию экспериментов, все кристаллики вернёшь. Если потеряешь, хоть один, за свой счёт полетишь в Пакистан и будешь искать на склонах горы Тирич Мир такие же кристаллики, - уже полушутливо сказал Генка.

          - А вы думаете, что возле скал ещё остались кристаллики? – вполне серьёзно спросил Тим.

          - Может быть, - задумчиво произнёс Генка, - тебе представится возможность поискать кристаллики возле скал на склонах горы Тирич Мир. Осенью мы с тобой туда поднимемся. Нам предстоит спустить тело Мервина с высоты, почти 20000 футов. Вот тогда у тебя будет время поискать кристаллики. Правда, времени у тебя будет всего минут 20-30. Ну, это мы ещё посмотрим по обстоятельствам. Всё, мы с тобой текущие дела обсудили, иди, занимайся решением задач, которые перед тобой поставлены. Обо всех полученных результатах по экспериментам с кристаллами, будешь докладывать ежедневно.

          - Всё понятно, мистер Кулен. Я пошёл работать.

          Без пяти минут десять, Генка собрал необходимые бумаги по поездке в Пакистан и направился в кабинет Джейка. Секретарша Джейка приветливо улыбнулась и сообщила, что мистер Дэвис уже ждёт Генку у себя в кабинете.

          - О! Генри! Рад тебя видеть! Доброе утро! Заходи, заходи, присаживайся, - засуетился Джейк, выходя навстречу Генке из-за своего стола с протянутой рукой для рукопожатия, - не очень устал с дороги? Отдохнул?

          - Доброе утро Джейк! – Генка пожал протянутую руку, - Всё хорошо. Я прилетел ещё вчера до обеда, ну, и… проспал до самого утра.

          - Прекрасно! Значит выспался! Ну, тогда докладывай, что и как, -  присел за приставной столик напротив Генки.

          Генка подробно рассказал о прошедших переговорах с пакистанским проводником, предоставил смету расходов на предстоящую экспедицию, а также отчитался в денежных затратах, которые он произвёл за время поездки. Генка сказал, что он прилетел вместе с Рустамом и через несколько дней Рустам будет в Нью-Йорке.

          - Очень хорошо! – похвалил  Генку, будем считать, что твоя первая командировка от нашей лаборатории прошла успешно. Я все эти бумаги, с твоими денежными расходами, отдам миссис Кингсли, а она знает, что с ними делать. На этот счёт, голова у тебя болеть, не должна. Займись-ка вот чем…, -  на секунду задумался, - для транспортировки тела Мервина необходимо изготовить специальный контейнер. Нет, нет, не ты его должен изготавливать, - предотвратил возражения Генки Джейк, - нужен эскиз. Для транспортировки умерших людей самолётами, есть стандартные контейнеры, с поддержанием необходимой температуры внутри контейнера на всё время перелёта. Но такие контейнеры громоздки и тяжелы. Брать с собой такие контейнеры в горы, неудобно и тяжело. Нужно что-то компактное и лёгкое. В то же время, чтобы хорошо сохраняло температуру. Короче - прочный, объёмный и лёгкий термос.

          - Понятно, Джейк. Думаю, что сделать эскиз такого контейнера не составит труда. Я займусь этой проблемой, прямо сегодня, - заверил Генка.

          - Чудесно! С тобой приятно работать. С ходу всё понимаешь, - улыбнулся Джейк, - в   данном случае нужна идея, а довести изделие до нужной кондиции, изготовить - этим займутся другие люди. Будем считать, что задача поставлена и принята к исполнению.

          - Будем считать, что так! – согласился Генка.

          - Теперь хочу перейти к другому вопросу, -  хитро посмотрел на Генку, - от управления картографии, на днях, поступил срочный заказ. Он заключается в том, что необходимо произвести корректировку высоты горы Мак-Кинли на Аляске, и ещё двух-трёх вершин по соседству. Так как высотной топографией занимаемся, в основном мы, нам и пришёл заказ. Но дело в том, что основные мои высотные топографы находятся в Гималаях, и вернутся не раньше сентября. А такой заказ мне упускать не хочется. Придётся тебе с Тимом подключиться к этим работам.

          - Но я в топографии ничего не смыслю, - возразил Генка.

          - За это не беспокойся. Руководить работами будет профессиональный топограф. Один у меня в запасе остался, - улыбнулся Джейк, - в своё время, у него не было возможности улететь вместе со всеми в Гималаи, теперь это очень даже кстати! Естественно, одного его я послать не могу. Мне нужна группа, как минимум из трёх человек. Вот я и подумал, что для выполнения этого заказа привлечь тебя и Тима. Основную работу по топографической съёмке будет проводить Джим Макенрой, наш штатный топограф, а ты и Тим будете у него на подхвате. Таким образом, мы и заказ выполним, и ты с Тимом поднимешься на самый северный шеститысячник. Подниматься на вершины будете по самым лёгким маршрутам. Вам не спортивные рекорды предстоит устанавливать, а делать свою работу топографов. Опытные альпинисты говорят, что покорить Мак-Кинли, всё равно, что покорить какой-нибудь семитысячник в Гималаях. Вершина очень серьёзная. Восхождение на Мак-Кинли опасно даже в июле, прежде всего, низкими температурами, недостатком кислорода и сильным ветром. Завтра я тебя познакомлю с нашим топографом. Через месяц вылетаете на Аляску. На ледник Кахилтна, в район, так называемого «футбольного поля», примерно на высоту 13000 футов над уровнем моря, вас доставит вертолёт. Ну, а там за три, максимум за четыре недели, вы должны будете управиться со всеми работами. Как тебе моё предложение?

          - Очень хорошее предложение. Я согласен принять участие в этих работах, - без всякого размышления согласился Генка.

          - Я знал, что ты не откажешься от моего предложения, и оно тебе понравится. Тем лучше для нашего общего дела. Кстати, у Джима Макенроя возьмешь стандартный бланк заявки на получение альпинистского снаряжения. Бланк заполнишь, я его подпишу. Вместе с Джимом сходите на склад и получите всё необходимое снаряжение для экспедиции. Твоего техника Тима, это тоже касается. У меня, пока, вопросов нет. Завтра в 10-00 жду тебя с Тимом у себя в кабинете. Познакомлю вас с нашим топографом Джимом Макенроем. Все дальнейшие организационные вопросы по экспедиции, будет решать Джим. А у тебя, Генри, первостепенная задача, основательная подготовка к другой экспедиции, к скалам горы Тирич Мир. На сегодня всё. Иди, занимайся своими делами, Генри, -  встал из-за стола и протянул руку Генке для прощального рукопожатия.

          - Всего доброго! – сказал Генка, пожал руку Джейку, и вышел из его кабинета.

          Джим Макенрой оказался добродушным, компанейским мужчиной лет 40-45. Среднего роста, не то, чтобы худощавого телосложения, но без единого грамма лишнего веса. Все заботы по организации топографических работ в районе горы Мак-Кинли на Аляске, он взял на себя. Генке и Тиму не пришлось отрываться от своих основных задач и проблем.

          Рустам позвонил в четверг вечером Генке домой. Сообщил, что прилетит завтра, в первой половине дня. Попросил Генку предупредить Джейка о своём прибытии, и назначить встречу с ним после обеда. Генка заверил Рустама, что всё сделает так, как надо, ну, а после встречи Рустама с Джейком, полностью будет в распоряжении Рустама. Выходные пролетели незаметно. Генка с Рустамом прогулялись по городу, изредка по пути заглядывая в какое-нибудь кафе выпить по чашечке кофе. В субботу вечером  заказали столик в ресторане на троих, где трое друзей просидели до полуночи. В понедельник утром Генка отправился на работу, а Рустам, вызвав такси, уехал в аэропорт. Друзья распрощались до октября.

          За три дня до вылета на Аляску, Джим Макенрой известил Генку и Тима, о дате и времени вылета. К этому времени Генка уже закончил эскиз контейнера и отдал его мистеру Вилтону. Тим успел произвести необходимые опыты с кристаллами. Свои соображения, по результатам опытов, Тим изложил Генке в устной форме, пообещав, что все необходимые данные будут предоставлены в письменном отчёте. Такой отчёт составит Кэтрин, пока шеф и Тим будут заняты на топографических работах.

          9-го июля военно-транспортный самолёт ВВС США взял курс на Анкоридж. Кроме Генки, Джима и Тима, на борту находилось ещё пять человек военных, сопровождающие какой-то груз в объёмных ящиках. Когда Генка с Тимом помогали Джиму загружать привезённое им на военный аэродром снаряжение и оборудование, Генка удивился огромному количеству груза.

          - Джим, неужели мы всё это потащим с собой в горы? Нам втроём весь этот груз не осилить, - выразил своё сомнение Генка.

          - У нас рюкзаки большие, утащим, - рассмеялся Джим, - ну, что ты, Генри, испугался? Весь груз на ледник Кахилтна доставит вертолёт. У нас огромное преимущество перед остальными группами альпинистов, штурмующих эту вершину. Их, в основном, высаживают внизу ледника маленькими самолётами, на высоте около 6500-7000 футов, и им ещё приходится подниматься миль 20 до того места, где нас высадят со всем грузом. А это уже будет высота 13000-13500 футов над уровнем моря! Там мы организуем наш базовый лагерь. На восхождения будем брать только необходимое снаряжение и инструменты. К тому же, в Анкоридже нас ожидают два брата, шерпы Пасанг и Наванг. Я с ними хорошо знаком. Вместе работали в Гималаях несколько сезонов. Сейчас они перебрались в Анкоридж, где подрабатывают высотными носильщиками в национальном парке Денали. Мистер Дэвис, любезно разрешил мне нанять их на время выполнения наших работ. Основная их задача, в нашей экспедиции, будет состоять в переноске грузов, организации базового, промежуточного и штурмового лагерей. А так же обеспечивать наш быт. То есть, готовить нам еду. Так что, Генри, зря волнуешься по поводу большого количества груза. Тут всё необходимое нам для работы в высокогорных, полярных условиях, сроком на три-четыре недели. Надеюсь, в начале августа мы закончим наши высокогорные работы. Останется обработать полученные материалы, но эта работа, уже будет в кабинетных условиях.

          - Понятно, а то мне что-то нехорошо стало, когда увидел такую гору вещей, - улыбнулся Генка в ответ на разъяснение Джима.

          - Ничего, Генри, это ещё не очень, много вещей. Когда мы работали в Гималаях, у нас было груза несколько тонн. Правда, носильщиков было гораздо больше. Но с другой стороны, вертолётом под самую вершину нас не доставляли, - опять засмеялся Джим.

          - Будем надеяться, что мы выполним поставленную перед нами задачу и достойно доложим о выполнении работ нашему начальству, - с улыбкой сказал Генка, давая понять Джиму, что с чувством юмора у него всё в порядке.

          Генка даже не предполагал, что работа высотного топографа такая тяжёлая. Генке всегда импонировало, как он считал, «романтические» профессии геолога, геодезиста, топографа, поскольку сам любил много путешествовать. А эти профессии, в основном, требовали походного образа жизни. Теперь Генке на деле пришлось примерить на себе, одну из «романтических» профессий – высотного топографа. Действительность оказалась суровой.

   фото

 Ледник Калхитна

          Когда группа из пяти человек, утром 10-го июля, со всем своим грузом, высадилась на леднике Калхитна, светило яркое солнце и было безветренно. Высота около 4100 метров над уровнем моря, давала о себе знать. Пока нашли место для установки базового лагеря и перетащили весь груз, налетел сильный ветер, и всё вокруг укутало в густой туман. Резко похолодало. Все пятеро участников экспедиции работали, не покладая рук. Через час уже стояли три палатки, одна большая и две поменьше. Ещё через час, палатки были обложены со всех сторон снежными «кирпичами». Эту работу искусно выполнили братья шерпы, Пасанг и Наванг. Шерпы находились в своей родной стихии. Казалось, что им нипочём, ни холод, ни высота. Когда основные работы по обустройству лагеря были закончены, шерпы сразу же начали топить снег, и готовить обед в большой палатке. Тяжело дыша от трудной работы на высоте, в эту же палатку забрались остальные члены экспедиции, Генка, Джим и Тим. От работающих двух примусов и дыхания людей, через полчаса в палатке стало тепло и уютно. Ветер снаружи утих, но густой туман не рассеялся.

           На следующий день, Джим Макенрой ознакомил всех с дальнейшим графиком работ. Из этого графика выходило, что вся работа по топографической съёмке разбита на три этапа. Первый этап: 13-14 июля подъём на вершину «Купол Калхитны». С этого купола прекрасный обзор главных вершин горного массива Денали, и возможность сделать необходимые замеры близлежащих высот. Сказать, что будет подъём на купол, не совсем верно, поскольку «Купол Калхитны», по отношению к базовому лагерю, находился метров на 200-300 ниже. Его высота, по топографической карте Джима, составляла всего 12525 фута, или 3817 метров. После работ на вершине «Купол Калхитны», двухдневный отдых в базовом лагере. Пока Джим, Генка и Тим будут работать на «Куполе Калхитны», шерпы, два брата, устанавливают промежуточный лагерь на высоте 17000 футов, и штурмовой лагерь на высоте около 19000 футов.

           Второй этап: с 17 по 20 июля подъём и работа на «Северном пике». После работы на «Северном пике», геодезические инструменты и оборудование оставляются в штурмовом лагере. Спуск в базовый лагерь - отдых три дня. Пока основные работники топографической съёмки отдыхают, шерпы делают заброску продуктов в промежуточный и штурмовой лагерь.

          Третий этап: с 24 по 28 июля - подъём и работа на главной вершине Аляскинского хребта, «Мак-Кинли». 29-30-го июля, снимаются штурмовой и промежуточный лагерь. 31-го июля завершение работ, сборы и 1-го августа вызывается вертолёт для эвакуации экспедиции с ледника Калхитна. С поправкой на погодные условия, можно накинуть пару дней, но в целом работы должны будут завершены не позже 3-4 августа.

 фото

Мак-Кинли

          С поставленной задачей, экспедиция справилась блестяще и уже 1-го августа, вечером, Генка, Джим и Тим отогревались в горячей сауне при гостинице в Анкоридже. Генка за три недели похудел на 6 килограммов, лицо обветрилось, а нос и уши шелушились. Генка был в восторге от восхождения на Мак-Кинли. Ведь, по сути дела, он никогда не занимался альпинизмом, и это было первое и очень серьёзное восхождение. Правда, у него уже был опыт подъёма на высоту в 6000 метров на горе Тирич Мир, но условия на Мак-Кинли были во много раз суровее, чем на Гиндукуше. Ночью температура в штурмовом лагере на Мак-Кинли опускалась до -35° по Цельсию, а порывы ветра были штормовой силы. Не хватало кислорода. Уже на высоте 5000 метров дышалось труднее, чем возле загадочных скал на склонах Тирич Мира. Прав был Джейк, когда говорил, что восхождение на Мак-Кинли приравнивается к семитысячнику в Гималаях.

          В Нью-Йорк, Генка с Джимом и Тимом прилетели только 3-го августа вечером. Братья шерпы остались в Анкоридже. У них намечался очередной контракт с альпинистами, прилетевшими совершить восхождение на Мак-Кинли. Выгрузив из военно-транспортного самолёта груз, Джим сказал Генке и Тиму, чтобы они забрали свои личные вещи и снаряжение. С остальным грузом Джим, разберётся завтра. Пока разбирались с личными вещами, подъехал микроавтобус. Джим поздоровался с водителем и после нескольких фраз, сказал ребятам, чтобы те грузили свои рюкзаки в микроавтобус, который развезёт всех по домам. Генка ещё раз про себя отметил хорошие организаторские способности Джима Макенроя.

          - Генри! Тим! Вы завтра на работу не выходите. И вообще, три дня полного отдыха! Работа была очень тяжёлая и вам надо отдохнуть. С мистером Дэвисом я завтра всё улажу, за это не беспокойтесь, - сказал Джим, когда микроавтобус вырулил с военного аэродрома и направился в город.

          Генка мотнул головой, в знак согласия. Он только сейчас почувствовал, что очень устал и трёхдневный отдых ему бы не помешал. Тим с удовольствием принял предложение Джима, но сказал лишь короткое «спасибо». Когда микроавтобус остановился возле Генкиного дома, было уже темно. Сказав всем: «До скорой встречи!», Генка скрылся в подъезде своего дома.

          Три дня Генкиного отпуска пролетели быстро и незаметно. После длительного кислородного голодания, наступило кислородное «отравление». Всё время хотелось спать. Генка не противился сонному состоянию и решил, раз организм требует отдыха – пусть отдыхает. По всей видимости, Джим Макенрой знал по своему опыту, что человеческому организму, после тяжёлой и продолжительной работы высоко в горах, требуется время для адаптации. Генка всё больше и больше проникался симпатией к Джиму Макенрою.

          В первый день работы, после возвращения с Аляски, Джейк, прямо с утра, вызвал к себе Генку. Почти целый час, Генка пробыл в кабинете у Джейка. Генка поделился своими впечатлениями, об экспедиции, и о восхождении, на самый северный шеститысячник. Не забыл отметить хорошую организаторскую жилку Джима Макенроя. Джейк, со своей стороны,  сообщил, что контейнер, для транспортировки тела Мервина, изготовлен и через пару дней его доставят Генке в лабораторию. Ещё раз, поблагодарив Генку за работу в высокогорной экспедиции,  отпустил Генку. Зайдя в свой кабинет, Генка ещё не успел пройти к столу, как следом за ним в кабинет вошли Тим и Кэтрин. Генка вопросительно посмотрел на Тима.

          - У нас вот что, мистер Кулен, - начал неуверенно Тим, - Кэтрин приготовила письменный отчёт, о проделанных мною экспериментах с кристалликами. Я его уже просмотрел, ошибок и замечаний у меня нет.

          - Хорошо, положите отчёт на мой стол, я им прямо сейчас займусь. Большое спасибо, Кэтрин. Как ты тут без нас, не скучала? Целый месяц одна, в глухих стенах, - обратился Генка к Кэтрин.

          - Конечно же, скучала, - улыбнулась Кэтрин, - но вы мне столько работы оставили, что я еле-еле к вашему приезду всё сделала, - уже серьёзно сказала Кэтрин.

          - Для того работой и завалили, чтобы не скучала, - улыбнулся Генка.

          - Я кристаллы принёс. Хочу их вам отдать, - Тим протянул пакетик с кристалликами Генке, - ровно 15 штук.

          - Ну, давай. Уберём их в сейф, - Генка взял пакетик и положил его в сейф, - у вас ещё ко мне вопросы будут?

          - Пока нет, - помотал головой Тим.

          - У меня тоже, - ответила Кэтрин и положила папку с отчётом на Генкин стол.

          - Тогда, с вашего позволения, я займусь отчётом. А если возникнут вопросы, я обращусь к вам. Идите, займитесь чем-нибудь. Ну, хотя бы кофе поставьте, что ли, - Генка с теплом посмотрел на молодых людей.

          - Будет исполнено, - шутливо козырнул Тим, и вышел вместе с Кэтрин из Генкиного кабинета.

          Генка сел за стол и открыл папку. Ему не терпелось скорее узнать конечный результат экспериментов. Поэтому он открыл папку не сначала, а с конца, где был подведён итог экспериментов. Читать подробности проведения экспериментов, он пока не стал.

          Первым основным пунктом, поставленной Генкой задачи, было определение «грузоподъёмности» кристалликов. Тут подстерегала первая неожиданность. После проведения соответствующих опытов, понятие «грузоподъёмность» теряло смысл. Кристаллики, выложенные в равносторонний треугольник, создавали поле, с определённым радиусом действия. Все предметы, помещённые в это поле, становились невесомыми!!! Каков радиус действия возникшего поля? От чего зависела величина этого поля? Ответ пришлось искать ниже. «Ладно, - решил про себя Генка, - с «грузоподъёмностью» потом разберёмся. Смотрим дальше».

          А дальше Генка выяснил, что в результате многочисленных опытов, Тим нашёл оптимальный размер стороны треугольника. Как ни странно, но длина стороны треугольника, должна быть ровно один фут. Только в этом случае максимальный радиус, возникающего поля, составлял 6 футов. Если сторона треугольника была меньше, то и размер поля был меньше. Если сторона треугольника превышала один фут, то предметы, помещённые в созданное кристалликами поле, уже теряли свойства невесомости – обнаруживался их вес. Правда, меньше, чем на самом деле, но всё же, вес. При длине стороны в три фута, поле вовсе исчезало, а кристаллики переставали светиться зеленоватым светом. «Ну, вот, с «грузоподъёмностью» всё стало ясно, - вслух выразил свои мысли Генка, - а количество кристалликов в вершинах треугольника? Как это влияет на возникающее поле? – сам себе задал вопрос Генка, но секунду спустя он уже нашёл ответ, - Никак!» Тим проводил такой опыт и выяснил, что количество кристалликов в вершинах треугольника, никак не влияют на размер, создаваемого ими поля: один кристаллик или пять – нет никакой разницы.

          И наконец, ответ на третью основную поставленную задачу Тиму, Генка нашёл в конце отчёта в виде подшитой карты гравитационных полей Земли, размером формата А2. На карте, в нижней части, была приписка, вроде того, если вы нуждаетесь в детальных картах определённого района Земли, сделайте официальную заявку, и такую карту вам смогут предоставить.

          В общих чертах, отчёт Тима о проделанной работе, Генке был ясен. Теперь, уже открыв папку с самого начала, Генка стал внимательно изучать предоставленный материал. Закончив изучение отчёта, Генка позвал Кэтрин.

          - Кэтрин, дорогая, сделай мне, пожалуйста, копию с этого отчёта, со всеми прилагаемыми рисунками, схемами и фотографиями, - попросил Генка.

          - Хорошо, мистер Кулен, я сделаю копию данного отчёта, - сказала покорно Кэтрин, взяв протянутую ей папку.

          Когда Кэтрин вышла из кабинета, Генка надолго задумался, переваривая полученную информацию. Он прекрасно понимал, что без научного подхода в исследовании кристалликов, не обойтись, но эти исследования могу затянуться на неопределённое время. Могут пройти года, или даже десятилетия, а конкретного результата не получить. Как бы то ни было, отчёт необходимо показать Джейку и мистеру Вилтону. А там…, пусть решают, как поступать дальше. Внезапно Генке пришла мысль: «А что, если изготовить равносторонний треугольник из какого-нибудь прочного материала, а в вершины этого треугольника вмонтировать кристаллики. Тогда же можно будет поднимать, и перемещать любой груз. Ну, хотя бы, например, использовать для спуска с горы Тирич Мир тело Мервина! Закрепил такой треугольник на контейнере и перемещай его, хоть вверх, хоть вниз. Интересно, надо будет набросать эскиз».

          Эта мысль прочно засела в Генкиной голове, и он начал тут же набрасывать эскиз треугольника. Сам треугольник нарисовать было несложно, с этим бы справился любой школьник. Вопрос - в другом. Как лучше закрепить кристаллики в вершинах треугольника? Как полученное устройство включать и выключать? Немного подумав, Генка решил эту проблему: в двух вершинах треугольника необходимо жёстко закрепить по одному кристаллику. Третий кристаллик надо крепить на ползунке (движке), расположенном на одной из сторон треугольника, примыкающей к третьей вершине. Движок должен иметь фиксатор, предотвращающий самопроизвольное перемещение. Если надо «включить» устройство, кристаллик перемещается к вершине треугольника и фиксируется там. Для «выключения», необходимо переместить кристаллик, нарушив пропорции равностороннего треугольника. «Действительно, всё гениальное – просто!» - подумал Генка.

          Свои соображения по изготовлению треугольника с кристаллами, Генка изложил мистеру Вилтону после того, как тот ознакомился с отчётом Тима. Вилтон заинтересовался этой идеей, и взял у Генки эскизы для изготовления «волшебного» треугольника. Через несколько дней, мистер Вилтон принёс в кабинет к Генке изготовленный, по представленным Генкой эскизам, треугольник.

          - Спасибо, мистер Вилтон! – Генка взял в руки принесённый треугольник, - Какой лёгкий!

          - Изготовили из титана. Металл лёгкий и прочный, - пояснил Вилтон.

          - Да, я знаком с этим металлом. Когда-то по молодости я пытался из него сделать кошки для хождения по леднику. Но, что-то не получилось, уже не помню причину. А «волшебный» треугольник мы сейчас испытаем, - улыбнулся Генка и полез в сейф за кристалликами, - вчера доставили контейнер, предназначенный для транспортировки тела Мервина, на нём и потренируемся. Правда, контейнер лёгкий, но в данном случае вес не имеет никакого значения.

          Генка вставил по одному кристаллику в вершины треугольника и зафиксировал их. Третий кристаллик вставил в ползунок, предварительно, переместив, ползунок в середину одной из сторон треугольника. Затем покопался в шкафу и достал моток крепкого шпагата. Отмерив, метров пять, шпагата, отрезал его от мотка, и один конец привязал к треугольнику. Потом ещё отмотал метров 6-7, сделал небольшую петлю и надел себе на левую руку. Вилтон с недоумением смотрел на Генкины манипуляции со шпагатом.

          - Что-то я не пойму, для чего всё это? – наконец спросил Вилтон.

          - Дело в том, - начал пояснять Генка, - что я не знаю, как себя вести, если попаду в зону действия поля «невесомости». Вот тут и пригодится шпагат. Вы просто вытяните меня из этого поля. Мне же придётся «включать» устройство и, естественно, я буду находиться в зоне действия поля. А треугольник привязал для того, чтобы я его мог в любой момент подтянуть к себе и «выключить».

          - А-а-а, вон оно что! – засмеялся Вилтон, - конечно-конечно, как-то до меня сразу не дошло.

          - Пойдёмте испытывать, - Генка показал рукой на дверь кабинета, - контейнер в другой комнате стоит.

          Генка попросил Тима помочь поставить контейнер на пол. Слегка, чтобы не двигался треугольник, закрепил его липкой лентой к корпусу контейнера. Сунул в руки Тима конец шпагата, который другим концом с петлёй, был  надет на левую руку Генки. Попросил всех отойти, как минимум на 10 футов и передвинул кристаллик в вершину треугольника. Кристаллы засветились зеленоватым светом и… ничего не произошло. Генку эта ситуация не смутила.

          - Всё правильно! В данный момент и я, и контейнер находимся в неподвижном состоянии. У нас нет импульса движения. Но, вот, выдыхаемый мною воздух, при разговоре с вами, уже начинает шевелить «невесомый» контейнер. Да и я чувствую, что непроизвольно начинаю куда-то двигаться. Стал совсем невесомым, - Генка, по ходу эксперимента, комментировал свои ощущения, - теперь, Тим, вытяни меня за шпагат из зоны действия поля. Вот так, всё нормально, - сказал Генка, становясь рядом со зрителями этого необычного эффекта, - экспериментируем дальше. Сейчас я за, привязанный к треугольнику шпагат, попробую потихоньку поднять и переместить контейнер. Вот! Видите?! – воскликнул Генка, - контейнер перемещается легко и свободно!

          - Ну, это понятно. А почему такой восторг, мистер Кулен? - подал голос Вилтон.

          - А дело в том, - начал объяснять Генка, - что для спуска с горы Тирич Мир тела Мервина, нам не понадобиться 5-6 человек! Достаточно будет двоих, то есть, меня и Тима. Сэкономим  время и деньги.

          - Браво, мистер Кулен, браво! Только хочу заметить - афишировать все эти фокусы ни в коем случае не надо. Скажу конкретней, всё это – секретные разработки! О них никто не должен знать. Ну, кроме вас, естественно, поскольку вы ими занимаетесь и руководства лаборатории в лице мистера Дэвиса и меня. Для всех остальных – закрытая тема! – мистер Вилтон пристально посмотрел на присутствующих.

          - Конечно-конечно, - поспешил заверить Генка мистера Вилтона, - никто афишировать не собирается! Поэтому я и говорю, что тело Мервина с высоты, спустим я и Тим. Никому фокус с «невесомостью» показывать не будем. Но на трудных, горных участках, способность кристалликов создавать поле «невесомости», будет очень даже кстати.

          - Хорошо, - Вилтон посмотрел на часы, - мне уже пора идти. Хотел бы посмотреть процесс «выключения».

          - Сейчас попробуем это сделать, - Генка направился к контейнеру с треугольником.

          Осторожно сделав пару шагов, Генка завис в воздухе и начал медленно поворачиваться, беспомощно размахивая руками, пытался дотянуться до треугольника. Вдруг вспомнив, что он держит в руке шпагат, привязанный к треугольнику, потянул шпагат на себя. Дотянувшись, наконец, до треугольника, Генка начал медленно перемещать ползунок с кристалликом из вершины треугольника, к середине стороны. Контейнер и Генка плавно опустились на пол.

          - Результатами эксперимента я доволен, - сказал Вилтон, - прямо сейчас могу сказать, где применять этот возникающий эффект невесомости, - Вилтон сделал паузу.

          - Для тренировки астронавтов, - опередил Вилтона Генка.

          - Правильно! Мистер Кулен, вы просто читаете мои мысли, - улыбнулся Вилтон.

          - Да, здесь и читать нечего, - возразил Генка, - всем известно, что астронавты проводят тренировки в бассейне с водой. Имитация невесомости на Земле. Конечно же, вода, согласитесь, намного плотнее того воздуха, что находится на орбитальной станции или вакуума в открытом космосе. А тут, прикрепил такой треугольник у себя на груди и кувыркайся себе в невесомости, сколько хочешь. А самое главное, никакого громоздкого оборудования для этого не надо, никаких источников питания.

          - Вы правы, мистер Кулен, никаких устройств и источников питания. Очень экономичный тренажёр для астронавтов, - засмеялся Вилтон, - извините, ребята, мне пора. Как только выберу немного свободного времени, обязательно к вам приду и мы продолжим наш интересный разговор, - Вилтон торопливо покинул помещение, где располагалась лаборатория темы «Зелёный луч».

          В середине сентября, Джейк вызвал к себе в кабинет Генку. Состоялся разговор о предстоящей экспедиции к загадочным скалам на склонах горы Тирич Мир. Джейк установил сроки командировки: с 10-го октября, по 25-е октября, 15 дней. За эти 15 дней, Генка с Тимом должны подняться к скалам на горе Тирич Мир, забрать тело Мервина и спустить его в Читрал. Далее самолётом, контейнер с телом Мервина, доставить из Читрала в Нью-Йорк. Оформлением соответствующих документов, занимается мистер Вилтон.

          - Генри, срочно свяжись с проводником в Пакистане, и выясни готовность к экспедиции. Сообщи ему ориентировочные сроки вашей экспедиции. Точную дату прилёта назовёте позже, когда у вас на руках будут билеты на самолёт. Кстати, завтра принесите свои паспорта для оформления виз и покупки авиабилетов. Паспорта оставите у миссис Кингсли, -  задумался на несколько секунд, - пожалуй, на сегодня всё. В общем, готовьтесь к экспедиции. Альпинистское снаряжение у вас есть, сделайте ревизию своего снаряжения. Если что-то необходимо ещё, сделайте заявку, постараемся обеспечить вас всем необходимым.

          - Мы подумаем над этим, но, мне кажется, у нас всё есть. Нас очень хорошо снарядили для работы на Мак-Кинли. Кроме того, в Пакистане, у проводника, всё должно быть, что я заказывал, когда летал в командировку. Я свяжусь с Сердаром, и мы обсудим вопрос о готовности экспедиции. Копии всех документов у меня в наличии. Не волнуйся Джейк, всё будет в порядке, - успокоил Генка Джейка.

          - Очень надеюсь на тебя, Генри, - с надеждой сказал Джейк.

          Через день, после разговора с Джейком, Генка связался по телефону с Сердаром, выяснил ситуацию с подготовкой экспедиции, после чего, обо всём доложил Джейку. Билеты до Исламабада были взяты на утро 8-го октября. Время прилёта в пункт назначения, по местному времени - 7 часов утра, 9-го октября. «Это хорошо, - подумал Генка, - значит можем успеть в тот же день улететь в Читрал. Надо будет позвонить Рустаму, пусть забронирует пару мест в самолёте на 9-тое октября».

          Генка дозвонился до Рустама и тот пообещал, что всё устроит. Только встретить в Исламабаде не сможет. В Читральском аэропорту Генку с Тимом заберёт его машина, он её пришлёт. Сам встретить не может. В школе работает комиссия из министерства обороны Пакистана, и он должен всё время быть рядом.

          Генка с Тимом добрались до Читрала без всяких проблем. Рустам, как обещал, прислал водителя с машиной в аэропорт. Машина отвезла двух гостей из Штатов в гостиницу, где им был зарезервирован номер. Из гостиницы Генка позвонил проводнику, и договорился о встрече на следующее утро. А вечером в гостиницу приехал Рустам, забрал Генку с Тимом, и повёз ужинать в ресторан. За ужином Рустам рассказал, что уже целую неделю, у него в школе работает комиссия из министерства обороны. Всё что-то проверяют.

          - Вот и сейчас, вырвался на часок, с вами повидаться, да накормить, - жаловался Рустам, - ну, ничего, надеюсь, что ещё дня три-четыре и комиссия уедет. Потом вздохнём свободнее. А вы назад, так понимаю, недели через две? – спросил Рустам.

          - Да. У нас билеты на 25-е число из Исламабада на Нью-Йорк в 9 часов утра. Значит, нам нужно будет в Исламабад улететь не позже 24-го октября, - Генка посмотрел в свою записную книжку.

          - Улетите! Завтра позвоню начальнику аэропорта и закажу вам билеты на Исламабад. С этим проблем не будет, - заверил Рустам.

          - Только у нас с собой будет необычный груз…, - начал, было, Генка.

          - Я знаю, - прервал его Рустам, - Джейк мне всё рассказал и просил меня помочь в этом деле. В данный момент, этой проблемой занимается мой заместитель. Все сопроводительные документы находятся уже у него.

          - Но у меня тоже есть сопроводительные бумаги, - как-то неуверенно возразил Генка.

          - Всё правильно. И у тебя, и у него подлинные документы. Только мой заместитель будет вас сопровождать, и здесь, пусть лучше он, разбирается с местными властями. А твои документы понадобятся, когда прилетишь в Нью-Йорк. А, может, твои документы и не понадобятся. В Нью-Йорке вас будет встречать Джейк, он всё уладит, - сказал Рустам.

          - Возражать не буду, мне же проще, - махнул рукой Генка.

          - Вот именно, - поддержал Генку Рустам, - кстати, когда спустишь тело Мервина с горы, сразу вези его ко мне в школу. У меня есть морозильная камера большого объёма. До отправки в аэропорт, контейнер побудет там. А то в нашем аэропорту ничего подобного нет, так же как и в городском морге. Я уже интересовался этим вопросом, потому и говорю тебе, чтобы ты с гор сразу же ехал в школу. Соответственно, все службы - предупрежу.

          За время ужина Тим не произнёс ни слова. Он понимал, что встретились старые друзья и в их разговор не встревал. Тим молча, ел, пил и внимательно слушал, о чём ведут разговор старшие товарищи. Он тактично молчал.

          Утром 10-го октября, во дворе своего дома, за накрытым столом, Сердар принимал гостей из Штатов. Угощал ароматным чаем и фруктами. Генка, где-то с полчаса, не заводил разговоры о деле. Дипломатично выждав 30 минут, Генка перевёл разговор на интересующую его тему, ради чего он прилетел в Пакистан вместе с Тимом. Сердар охотно сменил тему разговора, и через пять минут оба копались в бумагах на столе. Генка не успокоился, проглядев бумаги, он попросил показать весь груз, предназначенный для экспедиции. Сердар пригласил гостей пройти к одной из дворовых построек, которая представляла собой, небольшой склад. Внутри стояли стеллажи с пронумерованными полками. На полках располагались уже уложенные вьючные мешки. К каждому мешку была прикреплена бумажка с описью находящихся внутри вещей. Сердар протянул Генке папку с бумагами. Генка взял список снаряжения и вещей, пробежался по списку беглым взглядом. В списке, против каждого из названия вещей, стояло количество вещей, вес и цифры 1,2,3 и так далее. Генка поинтересовался, что это за цифры.

          - Всё очень просто, - стал пояснять Сердар, - берём, к примеру, примус. Количество – 4 штуки, вес – 4 кг., номер – 5. Количество и вес понятно, а цифра 5 означает, что примусы находятся в мешке под номером - 5. На полке под номером 5, стоит вьючный мешок, смотрим опись. Четыре примуса упакованы здесь!

          - Великолепно! – похвалил Генка, - со всеми остальными вещами такой же порядок?

          - Конечно! Всё упаковано и готово к транспортировке, - Сердар прищёлкнул пальцами и вскинул руки вверх.

          - Здорово! – ещё раз похвалил Генка, - а с людьми и лошадьми, как обстоят дела?

          - Тоже всё в порядке! – не задерживаясь с ответом, выпалил Сердар, - 14 лошадей готовы. 8 под всадников и 6 под вьючные мешки. Кроме меня, в горы пойдут ещё 5 человек. Меньше никак не получается. У меня ещё трое просились, но я им отказал. Мы же оговаривали количество, привлекаемых людей. Им всем платить надо. Вы же сами говорили: «Как можно меньше народу».

          - Всё правильно, - сказал Генка, - у нас не восхождение на гору Тирич Мир планируется, а что-то, вроде, спасательных работ. Правда, спасть уже поздно, но погибшего товарища надо спустить с горы. Когда мы можем двинуться в путь?

          - Хоть завтра с утра! В семь часов можно отправляться, уже будет светло, - предложил Сердар.

          - Значит, так и решим, завтра в семь часов утра отправляемся в путь, - постановил Генка.

Анимашка



анимашка

   Глава 24                                       В оглавление                         Глава 26

Анимашка Анимашка

 

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений