Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 30

 

Картинка

           - О чём вы опять задумались, Генри? Небось, какие-то новые открытия делаете? Смотрю, вы уже минут десять сидите неподвижно, - Женька остановился перед Кулаковым, желая привлечь его внимание.

          - Ты прав, новые мысли приходят. Вообще, общение с тобой мне идёт только на пользу. Ты задаёшь странные вопросы, а я стараюсь подобрать разумный ответ. В тот момент, когда у меня возникает вариант ответа, я внезапно начинаю понимать, что это, и есть правильный ответ. Как будто этот ответ, мне кто-то вкладывает в голову специально. Вот сижу, жду, когда ты задашь очередной каверзный вопрос, а я буду мучительно искать на него ответ, - пошутил Кулаков.

          - А! Ну, если так, я сейчас что-нибудь придумаю, - тут же подхватил шутливую нотку Женька.

          - Ну-ну! Давай-давай, - подзадорил Кулаков Женьку.

          - А что? Я мигом! Ну, хотя бы, а во сколько мы ужинать будем? – спросил Женька.

          - Сложный вопрос, на него ответ мне никто в голову не вложит. Придётся самим принять это решение, - Кулаков посмотрел на часы, - ну, давай, где-нибудь через часок. Ещё светло будет, а после ужина сбегаем к скалам, поглядим, что там происходит.

          - Согласен. Так и сделаем, - согласился Женька, - а теперь каверзный вопрос. Я так понял, что «зелёный луч» появляется в тот момент, когда Луна, Земля и Солнце находятся, можно сказать, на одной линии. И именно в тот момент, когда Земля находится между Солнцем и Луной. Вопрос, а когда Луна находится между Землёй и Солнцем, что-нибудь происходит? Ведь в этот момент, названные небесные тела, тоже выстраиваются в одну линию. Происходило что-то или нет?

          - Подожди-ка, сейчас я гляну в свои записи лунного календаря, - Кулаков начал рыться в своём рюкзаке, - ага, вот, нашёл. Да, я был возле этих скал в день летнего солнцестояния в 1968 году. Мы в том году со старшим инструктором турбазы поднимались к скалам. Был у нас разведочный маршрут. Как раз в том году было новолуние в эти дни. «Зелёный луч» не появлялся, и скалы были холодные и шершавые, то есть, никакой подготовки к появлению «зелёного луча» не происходило.

          - Тогда другой вопрос, - не унимался Женька, - а в день зимнего солнцестояния, наблюдения за скалами велись или нет?

          - Ух, ты, какие вопросы задаёшь, - удивился Кулаков, - честно скажу, не велись ни разу.

          - А может, как раз в дни зимнего солнцестояния, что-то со скалами происходило? Никто же не наблюдал за ними, сами же говорите, - подкинул очередной вопрос Женька.

          - Действительно, этой проблемой никто не занимался, - задумчиво произнёс Кулаков, - в твоих вопросах проскальзывают мудрые мысли. Если бы я с тобой познакомился лет двадцать назад, то обязательно рекомендовал бы тебя для работы в нашей лаборатории.

          - Ну-у-у, - протянул Женька, - двадцать лет назад я был ещё совсем пацаном, и о таких вещах вообще не имел никакого понятия. Да и до встречи с вами, я был далёк от таких мыслей и понятий.

          - Я тебе уже говорил, что хотел бы оставить тебе всю информацию по загадочным скалам, какая у меня есть, после завершения нашего путешествия. Занимайся, изучай. Сейчас связаться по интернету, пара пустяков. Обменяемся электронными адресами и будем держать друг друга в курсе наших исследований в этой области. Конечно, если у тебя возникнет желание продолжить изучение этих таинств природы, - сказал Кулаков.

          - Желание-то есть, а вот как получится – не знаю. Интересно всё, но кое-каких знаний мне всё равно не хватает, - сокрушённо сказал Женька.

          - Это дело поправимое. Сейчас в интернете можно найти ответ на любой вопрос. Надо только иметь желание и настойчивость в достижении своей цели. Так что, по прибытию в город, начинай знакомиться с основами астрофизики, квантовой механики. Эти науки помогут подобрать ключ к разгадке загадочного «зелёного луча». Если у меня какие-то дельные мысли появятся - обязательно тебе скажу. Сегодня ночью сам прикоснёшься к этому таинственному и непознанному. Ну, а дальше…, - развёл руками Кулаков, - всё будет зависеть от тебя.

          - Как-нибудь постараюсь оправдать ваши надежды, - с лёгкой иронией сказал Женька.

          - Давай-давай, старайся, - в тон ему ответил Кулаков, - а, впрочем, ты уже постарался. Опять мне мысль подкинул, сам того не замечая.

          - Какую ещё мысль? – заинтересовался Женька.

          - Да, насчёт зимнего солнцестояния. Тут что-то есть, я это чувствую. Вот смотри, если принять за основу, что «зелёный луч»  является каким-то информационным потоком, с непонятной физической сущностью, то вопрос о появлении «зелёного луча» во время зимнего солнцестояния, при полной Луне – отпадает. Почему? Отвечаю. Зимой наша планета Земля находится с другой стороны Солнца, то есть, если и образуется «зелёный луч», то он будет направлен в противоположную сторону, нежели летом. Поэтому во время зимнего солнцестояния «зелёный луч» должен появляться днём, для того, чтобы луч уходил в ту же точку небесного пространства, что и летом. А это может происходить тогда, когда в день зимнего солнцестояния Луна находится в нулевой фазе, то есть, в новолунии. Ты пока займись приготовлением ужина, а я сделаю несколько небольших расчётов для того, чтобы подтвердить мою мысль строгими математическими расчетами. У меня есть формула расчёта лунных фаз, хочу проверить кое-какие детали, - Кулаков начал рыться в своём рюкзаке.

          Женька занялся приготовлением ужина, а Кулаков достал блокнот, и что-то стал в нём писать. Женька изредка поглядывал на Кулакова, не отрывая его от расчётов. Ужин ещё не был готов, когда Кулаков облегчённо вздохнул, отложил блокнот в сторону и окликнул Женьку.

          - Всё, я свои расчёты закончил, - объявил он Женьке, - вот смотри, что получается. Наверняка ты помнишь о первых упоминаниях массового появления НЛО на нашей планете. Это произошло в 1947 году над территорией США. Я рассчитал фазу Луны в момент зимнего солнцестояния в декабре 1946 года. По моим расчётам это было новолуние, причём 22 декабря фаза Луны была нулевой! И через небольшой промежуток времени начали фиксировать массовое появление НЛО. Такая же ситуация повторилась и в другие годы, когда Луна 22 декабря была в нулевой фазе. А теперь главная, фантастическая догадка, следи за моей мыслью. Я предполагаю, что «зелёные лучи», появляющиеся в определённое время летом и, пока ещё неисследованное явление во время зимнего солнцестояния, являются ключами для открытия «входа» и «выхода» в пространственно-временные туннели нашей Вселенной. Учёные, между собой, называют «кротовыми норами».

          - Какие ещё такие «кротовые норы»? - недоумённо спросил Женька.

          - Это пространственно-временные туннели, возможно, существующие во Вселенной, по которым можно легко и быстро, практически мгновенно,  перемещаться в космическом пространстве. Такую возможность не отрицают ведущие астрофизики-теоретики нашего времени. Вот смотри, - Кулаков вырвал чистый лист из блокнота и провёл черту, на вырванном листе, от одного края до другого, - представим себе, что мы находимся в этой точке, - Кулаков пометил одну точку, - а вот эта, другая, точка – цель нашего путешествия. Между этими точками расстояние исчисляется не одной сотней световых лет. Далеко? Далеко! Но если я сложу листок бумаги таким образом, что совмещу начальную точку с конечной точкой, - Кулаков аккуратно согнул листок блокнота, -  то между точками будет только толщина двух листков бумаги. А если я проколю иголкой совмещённые точки, то, практически, между ними не будет никакого расстояния. Вот эта дырка от иголки и будет называться «кротовой норой». В таком случае, путешествие во Вселенной, может осуществляться без особых затрат времени, то есть, какое-то время всё равно понадобится, но это время мы будем исчислять уже не годами, а расстояние не в парсеках. И вот в беседах с тобой у меня появилась такая дикая мысль: а что, если «зелёные лучи» открывают «вход» или «выход» в такую вот «кротовую нору» в нашей Солнечной системе? По таким туннелям к нам из других обитаемых миров прилетают НЛО.

          - Ой, что-то очень фантастично вы рассказываете, Генри, - засомневался Женька.

          - Я и говорю, что это дикая и фантастическая идея. Во время зимнего солнцестояния открывается «выход» из такого пространственно-временного туннеля, по которому в нашу Солнечную систему прилетают неопознанные летающие объекты для своих исследовательских целей, а во время появления «зелёных лучей», летом, открывается «вход» в соответствующий туннель, и эти НЛО уносят нужную информацию туда, откуда их прислали. Я понятно объяснил? – спросил Кулаков Женьку, видя, как тот задумался, переваривая полученную информацию.

          - Это я всё понимаю. У меня тогда такой вопрос: зачем нужно периодически открывать «входы» и «выходы» «кротовых нор»? Открыли один раз и летайте себе на здоровье, - Женька посмотрел на Кулакова.

          - Дело в том, что, по мнению ведущих астрофизиков, в этих «кротовых норах» можно передвигаться только в одном направлении. Если мы допустим, что в нашей Солнечной системе появились одновременно и «вход» и «выход» в «кротовые норы», то войти в пространственно-временной туннель мы сможем только через «вход» и улететь в неведомые дали. А вернутся назад, мы обязаны только через «выход» из такого туннеля. И другой момент: «вход» и «выход» в «кротовые норы» открыты только непродолжительное время. Для того, чтобы «вход» или «выход» держать постоянно открытым, требуется колоссальная энергия. Учёные предполагают, что пространственно-временные туннели пронизывают всю нашу Вселенную, наподобие метрополитена, а вот войти в туннель, можно только в строго определённом месте. И это место, как раз и определяют «зелёные лучи» летом, и, может быть, похожие лучи - зимой. Три летних «зелёных луча» сходятся вместе, допустим, где-нибудь в районе орбиты Марса, и в этом месте открывается «вход» в пространственно-временной туннель. Во время зимнего солнцестояния, «зелёные лучи» открывают «выход» для НЛО. Вот и получается, как в метро – «вход» и «выход». Ну, как тебе моя сумасшедшая мысль? - Кулаков пристально посмотрел на Женьку.

          - Интересные вы делаете выводы, Генри. Даже не знаю, как на них отреагировать. С одной стороны у вас есть неопровержимые доказательства появления «зелёного луча» в летнее время года, и даже не одного, а целых трёх! С другой стороны - ни природа этих лучей, ни их назначение, так, до сих пор, и не изучены. Предполагать можно что угодно, от простых решений, до фантастических идей. Появление аналогичных «зелёных лучей», во время новолуния в зимнее солнцестояние, вполне допустимая версия, поскольку наблюдения за скалами в это время года не велись. К тому же, если следовать логике, эти лучи должны были бы появляться в дневное время и, вполне вероятно, в светлое время суток могли быть незаметны. С этим всё понятно. А вот насчёт пространственно-временных туннелей, тут я ничего не могу сказать ни за, ни против. Я о такой особенности нашей Вселенной ещё не слышал. Впервые слышу такие предположения от вас. Версия очень заманчивая, но уж слишком фантастична! – высказал свои соображения Женька.

          - Мне и самому всё это кажется фантастикой, но опровергнуть это предположение, или его подтвердить, вряд ли смогут даже астрофизики и специалисты в области космологии с мировым именем. В то же время, массовое появление НЛО и наоборот, длительное их отсутствие, напрямую связаны с расположением небесных тел в пространстве. То есть, когда Солнце, Земля и Луна находятся на одной прямой линии в период летнего и зимнего солнцестояния. Исходя из этих фактов, я делаю предположение, что зимой, при соблюдении необходимых условий, открывается «выход»  «кротовой норы» в нашей Солнечной системе, через который к нам прибывают НЛО. Летние же «зелёные лучи», открывают «вход», и НЛО уходят по такому туннелю в свои миры. Мне кажется, что это вполне правдоподобная версия, - закончил свои рассуждения Кулаков.

          - Ничего себе – правдоподобная версия! Чистая фантастика, да и только! Конечно же, спорить с вами не буду, возможно, что всё так и происходит, как вы описали. Тем более, что в данный момент, действительно, не подтвердить такой факт, ни опровергнуть, практически, невозможно. Ладно, не будем сейчас забивать голову умными мыслями, а лучше давайте поужинаем, ужин уже готов, - сменил тему разговора Женька.

          - И то, правда, давай поужинаем, а потом ещё раз сходим к нашим таинственным скалам, пока светло, - согласился с Женькой Кулаков.

 *****

           Джейк сам пришёл в кабинет к Генке, когда тот появился на работе в первый день после командировки. Генка даже не успел перемолвиться несколькими словами с Тимом. Он приехал на работу вместе с Элизабет, и она уже, молча, копалась в каких-то бумагах.

          - Здравствуй Генри! Рад видеть тебя живым и здоровым! – поприветствовал Джейк Генку, - давно тебя не видел, больше месяца.

          - Здравствуй Джейк, - Генка крепко пожал протянутую руку, - жив, здоров, как видишь.

          - Ну, я в курсе всех ваших приключений, можешь ничего не рассказывать. На днях я получу копию отчета о вашей экспедиции. Там посмотрим. Если возникнут вопросы по отчёту, то мы об этом поговорим. А сейчас, я хотел бы тебе сказать, чтобы ты ехал домой, и отдохнул после таких приключений, - Джек поднял руку, пытаясь предупредить Генкины возражения, - это не просьба, а приказ!

          - Я хотел бы сдать документы по командировке, - робко возразил Генка.

          - Не проблема. Дай мне все свои документы по командировке, я передам Кэтрин, и она их оформит так, как надо. А тебе нужен полноценный отдых. Езжай домой, расслабься, выпей виски или коньяк и постарайся хорошенько выспаться. Сегодня четверг, 13-го февраля, - Джейк сделал паузу на несколько секунд, что-то считая в уме, - 24-го февраля, в понедельник, жду тебя на работе. Это не отпуск, а компенсация за переработку в экспедиции. Всё, Генри, ты свободен.

          - Да, но я хотел бы поговорить со своими работниками, узнать, что у них нового, ну, и всякое такое…, - замялся Генка.

          - Уверяю тебя, ничего интересного, за время твоего отсутствия, не произошло. Всё шло по плану, который ты оставил перед отъездом. Так что, иди, отдыхай, а вот после отдыха займёшься подготовкой к новой экспедиции. Тебе же с Тимом в июне предстоит восхождение на Тирич Мир. Тим в этом направлении уже работает. Когда придёшь после отдыха на работу, он тебе всё подробно доложит. Давай Генри, не упрямься. Я тебя провожу до выхода, - Джек ласково посмотрел на Генку, давая тому понять, что он от него не отстанет.

          - Хорошо, хорошо, пойдём, - согласился Генка, - вот, возьми мои командировочные документы. Надеюсь, что здесь всё, что нужно.

          Джейк, прямо-таки выпроводил Генку с работы. Придя домой, Генка понял, что он действительно сильно устал. Тяжёлый пеший переход по гористой Антарктиде, длительный перелёт из самого южного города мира Ушуая в Вашингтон, затем длительная беседа с генералом и опять самолётом до Нью-Йорка, вымотали Генку окончательно. За ту короткую ночь, что он провёл с Элизабет после своего возвращения из экспедиции, сил не прибавилось. Генка достал бутылку виски, налил себе полный бокал, нашёл в холодильнике кусок ветчины, выпил залпом виски, закусил ветчиной и завалился спать. Генки снились кошмары. Вроде он опять в Антарктиде, прямо на снегу и льду уложены рельсы, а мимо Генки, на огромной скорости, проносятся вагоны метро.

          Генка проспал до следующего утра. Несколько раз просыпался, но потом снова проваливался в глубокий и тяжёлый сон. Когда на следующее утро Генка проснулся, он сразу даже не смог сообразить, приходила Элизабет или нет. Внимательно оглядев квартиру, Генка понял – Элизабет была. Недопитая бутылка виски и бокал были убраны на свои места, а Генка их оставлял на кухонном столе.     Часы показывали 10 часов утра. «Элизабет, скорее всего, уже давным-давно на рабочем месте, - подумал Генка, - ладно, сегодня пятница, как-нибудь до вечера доживу, а там Элизабет придёт. Может, завтра куда-нибудь сходим, - Генка с тоской посмотрел в окно, - а, может быть, и нет». За окном шёл снег, было холодно, сыро и ветрено.

          Неделя пролетела быстро. Домашний уют, который создавала Элизабет, помог Генке быстро снять усталость, и обрести душевное равновесие. Но всё равно, какое-то непонятное беспокойство всё ещё не отпускало Генку. Когда Элизабет уходила на работу, и Генка оставался один, он вновь возвращался мыслями в Антарктиду, вспоминал загадочную тропу, каменные столбы с надписями и шум пролетающего поезда в недрах ледяного континента. Всё это было странно, и не находило логического объяснения.

          Выйдя на работу, Генка перестал думать о загадках Антарктиды. Навалились текущие дела, и Генка вновь переключился на свои «зелёные лучи», и подготовку к восхождению на Тирич Мир. Тим доложил Генке, что за время отсутствия руководителя темы, он связывался несколько раз с Сердаром и контролировал ход подготовки к восхождению на Тирич Мир. В середине марта Джейк вызвал в свой кабинет Генку вместе с Тимом. Когда Генка с Тимом вошли в кабинет к Джейку, то в кабинете, кроме Джейка, находился их старый приятель по экспедиции на Мак-Кинли, Джим Макенрой.

          - Надеюсь, вас знакомить не надо, - улыбнулся Джейк, -  мистер Макенрой составит вам компанию при восхождении на Тирич Мир этим летом. Мистер Макенрой имеет большой опыт высотных восхождений. Не знаю, в курсе вы или нет, но сообщаю вам, что мистер Макенрой побывал на четырёх вершинах выше восьми тысяч метров. А вот на счёт вершин выше семи тысяч метров, я уже сбился со счёта. На восхождение вы пойдёте втроём. К моему большому сожалению, примкнуть к вам, я не смогу. Так как, основной целью экспедиции является: изучение аномального явления на склонах горы Тирич Мир, то руководителем данной экспедиции назначаю мистера Кулена. Это его тема. За безопасность прохождения маршрута, будет отвечать мистер Макенрой. Конечно же, это не совсем правильно. Руководитель должен отвечать за всё, но в данном случае, я бы хотел, чтобы при восхождении, мистер Макенрой руководил группой, поскольку он имеет огромный опыт в подобных восхождениях. После того, как вы спуститесь к нашим скалам, все дальнейшие действия группы будет координировать мистер Кулен.

          - Я не против такого варианта, - тут же подал голос Генка, - я уже ходил под  руководством Джима на Мак-Кинли. Тем более, что я никогда не поднимался так высоко. По моему, Мак-Кинли – это моё высшее достижение. Так что, у меня на этот счёт возражений нет.

          - Вот и хорошо! – поставил точку в этом вопросе Джейк, - тогда разрешите мне посоветовать вам, каким маршрутом подниматься на Тирич Мир. Дело в том, что я был на этой вершине и мог бы кое-какими дельными советами помочь вашей группе.

          Джейк достал из книжного шкафа свёрнутую топографическую карту района горы Тирич Мир. Разложил её на большом столе для совещаний и пригласил жестом присутствующих подойти поближе. Генка сразу же глазами стал искать масштаб карты. Масштаб давался в двух вариантах – в дюймах и в сантиметрах. «Километровка», - прикинул Генка. Так в его бытность инструктором горного туризма назывались карты-схемы в масштабе 1:100 000, то есть, в одном сантиметре – один километр. Отсюда и название – «Километровка». Карты такого масштаба, в Советском Союзе, носили гриф «Секретно», очень редко на них стоял гриф «Для служебного пользования».  Географическими, топографическими и любыми другими картами такого масштаба можно было пользоваться только в специально отведённом помещении архива, и только по представлению допуска к секретным материалам.

          - Вот смотрите, - начал пояснять Джейк, склонившись над картой, - это Читрал, откуда начнётся ваша экспедиция. Раньше мы с Генри, а потом и Тим, поднимались к загадочным скалам этим маршрутом, - Джейк небольшой указкой показал приблизительный маршрут к загадочным скалам, - в этот раз вам придётся выбирать другой маршрут. Мы и так старым маршрутом поднимались к скалам раза три. Так, Генри, или нет?

          - За последние четыре года мы поднимались по этому маршруту три раза, - подтвердил Генка.

          - Так вот, мне уже пакистанские власти намекнули на то, что мы что-то ищем в том районе, и они хотели бы получить от нас объяснение. Конечно же, мы им предоставили аргументированные объяснения по все трём экспедициям. В этот раз, чтобы не привлекать внимание пакистанских властей и прочих спецслужб, мы, ещё в прошлом году, сделали заявку на восхождение. Буквально на днях, пришло подтверждение о том, что наша заявка удовлетворена. Сейчас нам нужно срочно отправить список участников экспедиции и подробный план маршрута восхождения. Я надеюсь, что ни у кого из вас нет причин для отказа от этого восхождения? – Джейк окинул взглядом присутствующих в кабинете.

          - Я к этому восхождению готов, - тут же откликнулся Генка.

          - Я тоже, - вслед за Генкой произнёс Тим.

          - У меня возражений нет. Я бы хотел подняться на самую высокую вершину Гиндукуша, - высказал своё пожелание Джим.

          - Прекрасно! Значит, этот вопрос решён, - констатировал Джейк, - а теперь перейдём к обсуждению маршрута восхождения. В своё время, почти двадцать лет тому назад, я с Мервином поднимался по восточному гребню. Скажу вам, это был очень сложный, в техническом плане, маршрут. Я не советую вам совершать восхождение этим маршрутом. Просмотрев несколько отчётов о восхождении на Тирич Мир с разных сторон, я пришёл к выводу, что самый безопасный подъём на Тирич Мир - по леднику с северной стороны вершины. Правда, маршрут достаточно длинный, но легче всех. Однако, в данное время этот вариант маршрута для нас неприемлем. Вы прекрасно знаете, что творится сейчас в Афганистане, а этот маршрут проходит рядом с границей. Нас туда, попросту не пустят. Есть ещё один вариант, немного сложнее, но короче. Следуем тем же маршрутом, по которому Генри три раза поднимался к загадочным скалам. Весь вьючный караван доходит до этой развилки, - Джейк указкой ткнул в карту.

          - Так мы тут ночевали как-то раз, когда поднимались к скалам, - сказал Генка.

          - Всё правильно, Генри, от этой развилки мы повернули направо, и пошли к нашим скалам. В этот раз в сторону скал отрядите пару носильщиков. Они должны будут вам организовать два лагеря, один на леднике, где обычно у нас располагался базовый лагерь, другой – выше первого ледопада.

          - Может, пускай они возле скал поставят ещё палатку и забросят продукты питания, - предложил Тим.

          - Нет, - отрезал Джейк, - носильщиков к скалам допускать нельзя. Чего доброго они ещё что-нибудь заметят, что творится с этими скалами. Если бы это происходило в другое время, а не в год появления «зелёного луча», тогда пускай бы там устанавливали, а в этом году нельзя. Продолжим. Основной вьючный караван продолжает движение в сторону горного кишлака Аркари. Это, если верить карте, ещё порядка 9-10 миль. Кишлак Аркари стоит на слияние двух горных речек. Северная речка берёт начало у границы с Афганистаном, а восточная с ледников горы Тирич Мир. От кишлака Аркари пойдёте по ущелью на восток, к вершине Тирич Мир. Этот маршрут удобен ещё тем, что большую часть пути можно преодолеть на лошадях. Практически, вы весь груз доставите к подножью горы с помощью вьючного транспорта. Ну, а дальше, как говорится - дело техники. Мистер Макенрой руководит работами по прокладке и обработке маршрута на основной гребень вершины Тирич Мир. Разбиваете на гребне штурмовой лагерь, высота здесь будет порядка 23600 футов (7200 метров) над уровнем моря. Перед восхождением проводите ночёвку в штурмовом лагере, утром снимаете палатку и совершаете восхождение. На вершине не задерживаетесь, поскольку погода на таких высотах может меняться, почти мгновенно. По юго-западному ребру  вершины начинаете спуск, и выйдите прямо к нашим загадочным скалам. По этому ребру с вершины, я спускался с Мервиным в 1967 году. Постарайтесь рассчитать маршрут таким образом, чтобы к скалам спуститься к вечеру 21 июня. Всё-таки хотелось бы подстраховаться. Вдруг это грандиозное шоу начнётся не в ночь с 22 июня на 23, а в ночь с 21 на 22 июня. Не хочу, чтобы вы пропустили это зрелище. Спуститесь к скалам на день раньше, организуйте день отдыха, а потом поучаствуете в ночном шоу. Ну, а дальше - дорогу, Генри уже знает. Спуститесь к базовому лагерю на леднике, а к тому времени, и вьючный транспорт подоспеет от подножья горы, с другой стороны. Вот и всё. Я предлагаю такой расклад вашего путешествия. Какие будут возражения, дополнения? Прошу высказываться, по поводу предложенного маршрута восхождения, - Джейк сел в кресло и посмотрел на присутствующих.

          - Я считаю, что это вполне разумный вариант восхождения. Подробно детализировать: кто, где, когда, сколько - и можно приступать к реализации данного проекта, - высказался Генка.

          - Мне тоже такой вариант восхождения нравится. Главное, что появляется возможность весь экспедиционный груз, без особых усилий, доставить прямо к подножью горы. Что значительно сокращает время подхода к вершине и позволяет сохранить силы для решающего броска, - поддержал Генку, Джим.

          - Я тоже голосую за такой вариант восхождения, - присоединился к старшим товарищам Тим.

          - Прекрасно! Тогда я даю поручение мистеру Вилтону, чтобы он согласовал именно такой вариант маршрута с пакистанскими властями, а вы приступайте к окончательному этапу подготовки экспедиции. Мистер Кулен, на вас лежит детальная разработка маршрута по времени и по количеству задействованных в экспедиции людей. Я имею в виду носильщиков. Мистер Макенрой, за вами оснащение восходителей необходимым высотным альпинистским снаряжением. Также ознакомьтесь вот с этим отчётом о восхождении на Тирич Мир, - Джейк протянул папку Макенрою, - здесь как раз подробно описывается маршрут по подъёму на основной гребень вершины. Тим, за тобой хозяйственная часть. Ты уже связывался с Сердаром, продолжай в том же духе. Звони, узнавай, как идёт подготовка к экспедиции. Мистер Кулен, в самое ближайшее время, даст тебе информацию по необходимому количеству носильщиков и, исходя из этого, договаривайся с Сердаром о привлечении носильщиков к работе и оплате их труда. У кого-нибудь будут ещё вопросы? – Джейк пристально посмотрел на присутствующих.

          - У меня вопрос, - подал голос Генка, - можно поработать с этой топографической картой, чтобы детально рассчитать маршрут? Хотелось бы определиться со всеми этапами восхождения. То есть, расписать, где делать ночёвки, сколько времени необходимо на обработку маршрута. Так понимаю, что от подножья горы, до подъёма на основной гребень вершины, предстоит преодолеть очень сложный участок маршрута. Вот, хотел бы всё расписать по времени.

          - Конечно, Генри, конечно! Бери карту и, вместе с мистером Макенроем и Тимом, определите всё, что вам нужно. Только карту из стен лаборатории не выносить! В рабочее время, на рабочем месте занимайтесь этими проблемами. Считайте, что это производственное задание на ближайшую рабочую неделю, максимум – 10 календарных дней. Ровно через 10 дней мы собираемся опять, и вы мне докладываете обо всех своих расчётах, - Джейк чётко и жёстко определил время завершения расчетов по восхождению на гору Тирич Мир.

          - Всё понятно. Мы можем идти работать? – спросил Генка.

          - Разумеется, - улыбнулся Джейк.

          Через 10 дней все расчёты были готовы. Ещё до совещания у Джейка, Генка сказал Тиму, сколько носильщиков он планирует привлечь к восхождению на Тирич Мир. Тим тут же связался с Сердаром и обо всём договорился. Генка, вместе с Макенроем, составили подробный план восхождения, где было всё расписано до мелочей: когда, где, кто и что делает. Так что, совещание у Джейка по подготовке экспедиции на Тирич Мир, прошло быстро и эффективно.

          В начале июня Генка, Джим и Тим улетели в Пакистан. Как всегда, в аэропорту Читрала, путешественников ожидала служебная машина Рустама. Сам Рустам, встречал путешественников у трапа самолёта. Тепло поприветствовав друг друга, все сели в служебную машину и водитель Рустама доставил прибывших альпинистов, в городской отель. Генка ещё в машине предупредил Рустама, что до восхождения на гору Тирич Мир, принимать горячительные напитки никто из участников восхождения не будет. После восхождения – с удовольствием посидят вместе с Рустамом в самом лучшем ресторане города. Рустам не возражал, понимая Генку с полуслова.

          У Сердара к путешествию всё было готово. Генка, вместе с Тимом, потратили два дня, на проверку готовности экспедиции, на знакомство с носильщиками, и ознакомление с распределением обязанностей:  кто и чем будет заниматься на маршруте. Наконец, Генка выдал решение – 12 июня, рано утром, экспедиция отправляется к подножью горы Тирич Мир.

          Как и рассчитывал Генка, караван прибыл к подножью горы на пятые сутки. Вокруг были только скалы и лёд. Найдя приличную площадку на мощной морене, помощники Сердара начали разбивать базовый лагерь. Высота базового лагеря над уровнем моря, если верить топографической карте и высотомеру Макенроя, составляла 15420 футов (4700 метров). Прямо на юге высилась громада Тирич Мира. От морены, где разбили базовый лагерь, до основного гребня вершины, поднималась, практически отвесная, каменная стена. Джим Макенрой тут же достал свои портативные геодезические инструменты, и быстро определил высоту каменной стены и её наклон. Угол наклона каменной стены, местами доходил до 50 градусов. Общая протяжённость каменной стены до самой нижней её части, то есть до перевала, составляла около 6500 футов (2000 метров). По карте и показаниям прибора Джима, перевал находился на высоте,  выше 20 000 футов (6100 метров).


  картинка

          Генка со страхом смотрел на эту огромную каменную стену. Он никогда ещё не преодолевал такие трудные препятствия. Были, конечно, в его жизни перевалы, подъём на которые требовал определённой альпинисткой сноровки, но они не были такими высокими и длинными. Однако, глянув на Джима, который насвистывая что-то себе под нос, спокойно разбирал свой рюкзак, Генка постепенно начал успокаиваться. Уже вечером, за ужином, Генка осторожно начал выспрашивать у Джима, как они собираются преодолеть такое сложное препятствие.

           - Генри, не беспокойся! Всё нормально! Не такая уж эта стена крутая. Обработаем её за два дня. Забьём скальные крючья, навесим перила в нужных местах и, налегке, взлетим на самый гребень за пару часов. В моей жизни были стены и покруче. Да и помощники Сердара, как я определил, опытные альпинисты. Всё сделают в лучшем виде. Не переживай, Генри, всё будет нормально! – успокоил Генку Джим.

           - Дай Бог, дай Бог, - пробормотал Генка, - надеюсь на твой опыт и опыт наших носильщиков. Может, ничего страшного и нет.

           - Прорвёмся, мистер Кулен, - поддержал оптимизм Джима, Тим.

           - А куда нам деваться? Обратной дороги для нас нет: только вперёд, через вершину к нашей цели, - заражаясь оптимизмом товарищей, улыбнулся Генка.

           - Действительно, Генри, а куда нам деваться? Только вперёд, к намеченной цели! Посмотри, что у меня есть, - Джим достал из своего рюкзака какую-то не очень большую фотографию, - что это тебе напоминает?

           - Да, это же…, - Генка чуть не поперхнулся, - вот эта самая стена, возле которой мы сидим, чай пьём. Откуда она у тебя?

           - Мне отчёт о восхождении давал Джейк, может, помнишь? Я эту фотографию там увидел и снял копию с неё. Всё в точности совпадает, - Джим взял фотографию из Генкиных рук и повернулся лицом к каменной стене, - видны все кулуары, расщелины… И мы будем подниматься вот по этому маршруту, что обозначен на фотографии пунктирной линией, - Джим провёл пальцем по фотографии, - завтра утром я с Тимом и тремя носильщиками, пойдём на разведку маршрута.

           - А я? Меня не возьмёте, что ли с собой? – возмутился Генка.

           - Генри, отдохни здесь, в лагере. Нас и так слишком много пойдёт на обработку маршрута. Будем только мешать друг другу. Мне, так или иначе, надо идти на стену - сам знаешь: я отвечаю за этот участок восхождения. Носильщики пойдут - это их работа, они за это деньги получают. Тим будет помогать мне. Он молодой энергичный, ему шевелиться надо. А ты останься в лагере, поговори с Сердаром, и определитесь, где и когда он будет нас ждать после восхождения. Не спеши подниматься на высоту - пройди курс акклиматизации. Уверяю тебя, мы всё сделаем в лучшем виде, - Джим похлопал Генку по плечу, давая понять, что всё идёт по намеченному плану и всё будет в порядке.

           - Хорошо, - нехотя выдавил из себя Генка, - останусь в лагере, но буду за вами следить в бинокль.

           Утром Джим с Тимом, а вместе с ними и три носильщика, прихватив необходимое снаряжение, отправились к каменной стене. Генка через каждые 20-25 минут брал бинокль и вглядывался в каменную стену, по которой, довольно быстро, поднималась вся пятёрка. На огромной горе, люди казались маленькими и беззащитными, но крохотные точки поднимались всё выше и выше. Очередной раз, глянув в бинокль, Генка увидел всю пятёрку, стоящую на перевале и махающую руками им, оставшимся далеко внизу. Генка посмотрел на часы и прикинул, сколько времени понадобилось, чтобы подняться на перевал. Получалось, что-то около пяти часов. Вся пятёрка, с хорошим настроением спустилась в базовый лагерь к самому ужину. Помощник Сердара, занимающийся приготовлением еды, подгадал так, что к прибытию группы, прекрасный ужин был почти готов.

           За ужином Джим рассказал Генке всё о каменной стене. На самом деле стена оказалась не такая крутая, как она кажется снизу. На пути к перевалу попадаются сложные скальные участки, но они преодолимы. На таких участках разведгруппа навесила и закрепила верёвочные перила. Так что при следующем подъёме на перевал, время, потраченное на преодоление этих препятствий, заметно сократится. В связи с тем, что на обработку каменной стены ушёл всего только один день, Джим, для экономии сил,  предложил такой вариант восхождения на этом этапе.

           - Завтра рано утром, трое носильщиков уходят с двумя палатками наверх. Носильщики устанавливают одну палатку на перевале. Я видел там неплохую площадку для палатки. Обедают, и уходят ещё выше. Хорошо будет, если они поднимутся до отметки 23620 футов (7200 метров). На этой высоте устанавливают вторую палатку, и остаются в ней ночевать. Если не успевают подняться на эту высоту, то на следующий день поднимаются до нужной отметки, устанавливают палатку, оставляют необходимое снаряжение и продукты для штурмовой группы, и начинают спуск к перевалу. Это будет 20-е июня. Наша группа, то есть, я, Генри и Тим, завтра, 19-го числа, поднимемся только на перевал, где переночуем в установленной носильщиками палатке. Высота перевала немаленькая, порядка 20000 футов над уровнем моря. 20-го числа, выходим из промежуточного лагеря, оставляем палатку на перевале и, по основному вершинному гребню, поднимаемся в штурмовой лагерь. 21-го числа, рано утром, выходим на штурм вершины, после чего, по юго-западному ребру спускаемся к основной цели нашего путешествия. Получается, мы попадаем к нашим скалам вечером 21-го числа, что совпадает с условиями нашего восхождения. Я предлагаю такой план восхождения, - Джим, оценивающим взглядом, посмотрел на своих товарищей.

           - Мне кажется, что вариант неплохой. Нет резкого набора высоты. Первоначально планировалось, прямо из базового лагеря подняться на высоту в 23000 футов. Конечно же, это очень трудно. А в таком варианте, разбив этот участок восхождения на две части, мы не так вымотаемся. Так что я, в принципе, поддерживаю такую тактику восхождения, - согласился с Джимом Генка.

           - Я тоже возражать не буду, - поддакнул Тим.

           - Хорошо! Тогда, с твоего позволения Генри, я прямо сейчас переговорю с Сердаром о наших планах на восхождение, чтобы носильщики уже начали готовиться к завтрашней трудной работе, - Джим посмотрел на Генку.

           - Тебе моя помощь нужна? - спросил Генка.

           - Нет, я сам справлюсь, - и Джим направился для переговоров в палатку Сердара.

           Сердар молча слушал Джима и, когда Джим закончил излагать предлагаемый вариант восхождения, сказал, что не возражает против такого изменения плана восхождения, сейчас же предупредит своих помощников и завтра утром, они уйдут на маршрут. С рассветом, прихватив всё необходимое для восхождения, трое носильщиков ушли в сторону перевала. Только часа через четыре, вслед за ними на перевал ушли Генка, Джим и Тим.

           Подойдя к каменной стене, Джим сказал, что дальше идти нужно в связке. Он пойдёт первым, за ним Тим, а замыкать тройку будет Генри. Джим, во главе связки, передвигался легко и уверенно. Тим старался во всём подражать старшему товарищу. Генке оставалось идти след в след, за впереди идущими товарищами. Только выйдя на перевал, Генка почувствовал, как он устал за эти пять часов подъёма. Установленная помощниками Сердара палатка, находилась метрах в трёхстах от перевала вверх по основному вершинному гребню. Она примостилась на крохотном снежном пятачке, но была установлена очень грамотно, с точки зрения безопасности. От сильного западного ветра, палатку защищал основной вершинный гребень, в то же время - ни снег, ни камни, не угрожали внезапно обрушиться на палатку. От палатки, в сторону вершины, тянулась цепочка следов, оставленная помощниками Сердара, которые ушли ещё выше, оборудовать штурмовой лагерь.

           Ночь прошла спокойно, но, как правило, на такой высоте, глубокого, хорошего сна не бывает. Генка проваливался в дремоту, даже порой ему что-то снилось, но лёгкий порыв ветра или вздох товарищей в палатке, тут же, возвращали его из мира забытья в действительность. Всё равно, даже такой прерывистый сон, позволил Генке к утру набраться сил к следующему рывку на пути к вершине Тирич Мир.

           На следующий день, где-то на полпути к штурмовому лагерю, восходители встретились с носильщиками Сердара, которые спускались вниз из этого лагеря. На коротком привале, носильщики подробно объяснили, где они установили палатку, и что в ней оставили. Так же посоветовали, как лучше и безопасней преодолеть оставшийся путь до штурмового лагеря. Солнце стояло ещё высоко над горами, когда Генка увидел установленную палатку. Дойдя до палатки, все буквально рухнули возле неё. Дышалось тяжело, пульс бился, как сумасшедший. Минут пять, никто не шевелился. Наконец Джим полез в свой рюкзак и достал высотомер.

           - Ого! 23622 фута (7200 метров) над уровнем моря, - тяжело и часто дыша проговорил он, - это на 3300 футов (1006 метров) выше, чем Мак-Кинли!

           - Значит, у меня есть личный рекорд. Так высоко я ещё никогда не поднимался, ни на одну вершину, - немного отдышавшись, сказал Генка.

           - Ещё не предел. Завтра будет новый рекорд, - обнадёжил Генку Джим.

           Ночью Генка спал плохо, хуже, чем в предыдущую ночь. Сказывалась нехватка кислорода. К тому же, резкие порывы ветра сильно трепали палатку. Казалось, что могучая гора пытается сбросить с себя, пришедших на её склоны людей. Усталость давала о себе знать. В минуты затишья, Генка проваливался в неглубокий сон, чтобы через несколько минут вздрогнуть от порыва ветра и вновь проснуться. Хорошо хоть высотное альпинистское снаряжение было удобным, тёплым и создавало определённый уют в этих суровых горных условиях.

          Все проснулись ещё до рассвета. Быстро собрались, позавтракали, свернули палатку и, практически ещё в темноте, начали подъём к вершине. До вершины оставался несложный, и не очень крутой подъём. Троих обнявшихся мужчин, стоящих на вершине Тирич Мир, встречали первые лучи солнца. Генка был счастлив и доволен, что поднялся на вершину, которая была выше всех вершин в СССР. Выше пика Победы на Тянь-Шане, выше пика Коммунизма на Памире. Он даже не мечтал, что когда-нибудь взойдёт на вершину, которая будет выше самой высокой горы СССР. На десятки километров вокруг, а может даже на сотни, не было никого и ничего выше трёх обнявшихся мужчин, стоящих на маленьком пятачке главной вершины Гиндукуша.

 картинка

          На удивление Генки, спуск к таинственным скалам, занял не так уж много времени. Были сложности при спуске, когда пришлось по узкому, юго-западному ребру, идти около километра. На преодоление этого горного участка ушло много времени, но всё завершилось благополучно. Ближе к вечеру, под лучами заходящего солнца, установили палатку недалеко от таинственных скал. Генка, хоть и устал, сразу же после установки палатки отправился к знакомым скалам. Скалы готовились к появлению загадочного «зелёного луча». Они были тёплыми и гладкими.

           - Сегодня ночью представления не будет, - выдал своё решение Генка, после осмотра скал.

           - Это почему же? - запротестовал Тим, - мы спешили на представление, на вершине только чуть-чуть побыли, а тут на тебе – представления не будет! Я не согласен! Хочу зрелища! – у Тима было прекрасное настроение и ему хотелось шутить.

           - Занавес ещё не погладили, - в тон Тиму ответил Генка, - а если серьёзно, не готовы скалы ещё к появлению «зелёного луча». Не дошли они до той кондиции, при которой должен появиться «зелёный луч». Скалы стали гладкими, тёплыми, но до приобретения ими зеркальной поверхности, ещё далеко. Так что, эта ночь у нас должна быть спокойная, - успокоил всех Генка.

           - Вот и хорошо. А то я что-то устал за эти трое суток, - с облегчением сказал Джим, распаковывая свой рюкзак, - отдохнём, а завтра начнём готовиться к представлению.

           Ночь была тихая и относительно тёплая. Генка, как только залез в спальный мешок, тут же провалился в крепкий, глубокий сон. Он не проснулся, когда Тим залезал в палатку и устраивался на ночлег, после экскурсии к скалам. Генка проснулся, когда было уже светло. В палатке никого не было. Он прислушался к звукам, которые доносились снаружи, и услышал негромкий разговор своих товарищей. Как понял из коротких отрывков разговора, они обсуждали, что приготовить на завтрак. «Пора и мне вставать», - подумал Генка и начал не спеша натягивать одежду.

           Почти весь день троица провела в расщелине между скал. Изредка кто-нибудь отходил к палатке, но в скором времени опять возвращался в расщелину. Здесь, между скал, было тепло и уютно. Дышалось легко и свободно. Совсем не ощущалась высота, будто бы покорители Тирич Мира находились не на высоте в 6 000 метров над уровнем моря, а где-нибудь в городском парке Нью-Йорка.

           Поверхности скал становились всё глаже и глаже. Какая-то невидимая сила полировала каменную поверхность скал, доводя их до зеркального блеска. После обеда, все опять забились в расщелину наблюдать дальнейшие метаморфозы со скалами. Но ничего существенного уже не происходило, не считая того, что в расщелине было тепло, и стояла мёртвая тишина. С наступлением темноты, на гладких поверхностях скал, изредка начали появляться огоньки, похожие на высоковольтные электрические разряды. Вначале это были едва заметные искорки, но их становилось всё больше и больше. В целях безопасности, Генка предложил товарищам покинуть расщелину и наблюдать за дальнейшими метаморфозами с безопасного расстояния. Как только люди отошли от скал на несколько шагов, они сразу услышали характерный звук потрескивания электрических разрядов. Искорки начали ускорять движение по поверхности скал, как бы шлифуя их до совершенства.

           - Теперь я уверен, что сегодня ночью представление состоится, - сказал Генка.

           - Действительно, странное явление. Никогда ничего подобного не видел. Была бы гроза, можно было бы как-то это явление объяснить. Но небо чистое и никаких предпосылок  для начала грозы нет, - задумчиво произнёс Джим.

           - Огни святого Эльма, - подал голос Тим.

           - Не видел, но думаю – похоже, хотя природа огней святого Эльма совсем другая, они предвестники сильной грозы. Джим правильно сказал, если бы ожидалась гроза, можно было бы это явление понять, а так…, кто его знает, - Генка пожал плечами.

           Тем временем на востоке, из-за склона горы Тирич Мир, выглянул краешек полной Луны. Медленно, но уверенно Луна поднималась всё выше и выше, освещая окрестности серебристым светом. В разряжённом чистом воздухе, сказочный лунный свет был таким ярким, что в пору – хоть книжки читай. Генка посмотрел на часы. Стрелки часов приближались к полуночи.

           - Я думаю, надо приготовиться к появлению «зелёного луча», - наконец произнёс Генка.

           - Что ты имеешь в виду? – спросил Джим.

           - Нам надо согласовать свои действия: кто и что должен будет делать, когда появится «зелёный луч» - это первое. У Тима есть фотоаппарат и портативная кинокамера. Я хочу, чтобы Тим фиксировал на фото и киноплёнку, все основные моменты появления «зелёного луча». Если тебе Тим трудно управляться с двумя аппаратами одновременно, то фотоаппарат отдай Джиму, пусть он фотографирует, а ты будешь снимать на киноплёнку. Я же попробую подойти как можно ближе к лучу и, так сказать, пощупаю его, что же это всё-таки такое. Не руками, конечно, лыжной палкой или ещё чем-нибудь, ледорубом, к примеру, - Генка на секунду задумался, - ладно, что ещё предпринять на этой фазе появления луча, определимся по ходу дела. Продолжим дальше. Когда исчезнет «зелёный луч», откроется ниша. Скорее всего, это дверь в какой-то другой: не наш мир. Я хочу войти в нишу на несколько минут и оглядеться. Вы в это время будете меня страховать снаружи. К обычной грудной обвязке пристегнём карабинами два конца верёвки. Другие концы верёвок вы будете держать в руках по всем правилам альпинисткой страховки. Ровно через пять минут, если я сам за это время не выйду из ниши, несмотря ни на какие мои протесты, силой вытаскиваете меня оттуда. Я понятно объяснил наш план дальнейших действий? – спросил Генка товарищей.

           - Мне всё понятно, Генри, - тут же откликнулся Джим.

           - Мне тоже, - вслед за Джимом поддакнул Тим.

           - Вот и отлично! Тогда пойдём к палатке, попьём чай, кофе или что там у нас есть, и начнём экипироваться для ночного шоу, - Генка повернулся и пошёл к палатке.

           Луна поднялась уже высоко над горами и сияла во всём своём великолепии. Небо было ясным. Из-за яркого лунного света, звёзд возле самой Луны, практически, не было видно. Зато немного поодаль - звёзды были яркими, немерцающими. Генка и его спутники, к ночному представлению, были готовы. Вдруг Генка что-то вспомнил и полез в палатку. Через минуту он выбрался из палатки с двумя полиуретановыми ковриками. Джим с Тимом молча смотрели, как Генка сворачивает коврики в один рулон, и связывает его репшнуром, чтобы зафиксировать коврики в свёрнутом состоянии.

           - Всё! Теперь мы точно готовы к встрече с «зелёным лучом», - сказал Генка.

           - А коврики для чего? – с интересом спросил Тим.

           - Ну, хотя бы для того, чтобы на них посидеть в ожидании представления, - улыбнулся Генка, - но главная функция этих ковриков, свёрнутых в рулон – не дать внезапно захлопнуться входу в нишу. Как только ниша откроется, мы положим рулон таким образом, чтобы часть его была снаружи ниши, а часть внутри. Я, конечно же, не знаю механизма и условия открытия, и закрытия входа в нишу. Но в последний раз, когда мы были здесь с мистером Дэвисом, вкладыш, набитый снегом, помог избежать нам кое-каких неприятностей, - Генка глянул на часы, - нам уже пора занимать соответствующие места в зрительном зале.

           Только трое покорителей главной вершины Гиндукуша удобно устроились наблюдать за тем, что происходит со скалами, как со стороны скал послышалось тихое потрескивание. Треск постепенно начал усиливаться. Появилось свечение на верхушках скал. «Всё, как три года назад», - подумал про себя Генка, продолжая заворожено следить за тем, что происходит.

           - Джим! Тим! – вдруг очнулся Генка, - Вы ведёте съёмку?

           - Да, да! – хором ответили Джим с Тимом.

           Прошло немного времени и свечение, похожее на высоковольтный электрический разряд, начало своё движение к подножью скал. Какое-то время, «электрические разряды» двигались синхронно вниз и вверх, по обеим поверхностям скал, меняя цвет по всему спектру. Вскоре количество «разрядов» увеличилось и к трём часам ночи обе скалы сияли всеми цветами радуги. В воздухе появился запах озона.

           Вскоре свечение прекратилось и в вертикальной скале начал вырисовываться контур ниши, с исходящим откуда-то изнутри, мягким зелёным светом. Свет постепенно наращивал яркость, всё чётче и чётче вырисовывая контуры ниши. Плотный, ярко-зелёный свет рвался наружу, но его словно кто-то не выпускал из ниши. Зелёный свет становился всё интенсивней и, наконец, начал вытекать из ниши. Из ниши вытекало желе-подобное вещество. Впереди, на торце этого желе, извивалось несколько десятков тонких, сантиметров по десять в длину, щупалец. Они и действовали, как щупальца, изучая и ощупывая впереди себя пространство. Добравшись до поверхности наклонной скалы, «щупальца» вонзились в скалу, и ещё несколько секунд вгрызались в каменную плоть скалы. Соединившись с помощью зелёного свечения, скалы начали издавать негромкие, но ясно различимые звуки на низкой частоте. Частота звука плавно увеличивалась, и через пару минут звук перешёл в ультразвуковой диапазон, а ещё через минуту, яркий столб зелёного света, уже от наклонной скалы, ушёл вертикально вверх, в глубины космоса. Стало светло, как днём, но свет от луча далеко не распространялся, всего метров на 45-50. За пределами этой границы, существовало обыкновенное, ночное, лунное освещение.

           Генка встал со своего места, взял в руки лыжную палку и, почти вплотную, подошёл к «зелёным лучам». Оба «зелёных луча», горизонтальный и вертикальный, на первый взгляд ничем не отличались друг от друга, только пространственным положением. Генка погрузил лыжную палку в горизонтальный луч. Лыжная палка абсолютно никакого сопротивления не испытала. Как будто её погрузили в дым зелёного цвета. Генка вытащил лыжную палку из горизонтального луча. Конец лыжной палки сиял ярким зелёным светом, как цветной фонарик. Однако через несколько секунд свечение начало ослабевать и секунд через 10 вовсе исчезло.

           Генка попробовал ткнуть палкой в вертикальный луч, эффект был такой же. Но когда Генка вытащил лыжную палку из вертикального луча, у лыжной палки отсутствовала та часть, которую Генка погружал в «зелёный луч». Генка ещё раз погрузил укороченную лыжную палку в вертикальный «зелёный луч», и снова исчезла погружённая в луч часть лыжной палки. Генка недоумённо посмотрел на оставшуюся часть лыжной палки. Никакого механического воздействия на лыжную палку, при погружении её в «зелёный луч», он не чувствовал.  Но факт оставался фактом, от лыжной палки остался жалкий огрызок. Все Генкины манипуляции с лыжной палкой были засняты на кино и фотоплёнку.

           Дальше Генка попробовал повторить то, что три года назад проделал Джейк – бросить в «зелёный луч» увесистый булыжник, но ничего ни произошло. Брошенный, в вертикальный луч булыжник, попросту исчез, как исчезли и ещё три брошенных вслед ему, булыжника. А вот от горизонтальной части луча, брошенные камни беззвучно отскакивали.

           - Тим! – крикнул Генка, - Помповое ружьё у тебя?

           - Да, мистер Кулен!

           - Неси его быстрее, попробуем выстрелом из ружья расколоть «зелёный луч» на мелкие осколки.

           Тим, почти бегом, сходил к палатке, притащил облегчённое помповое ружьё и передал его Генке. Генка выстрелил в вертикальный «зелёныё луч», надеясь на то, что он рассыплется, но ничего не произошло. Генка ещё раз выстрелил, теперь уже в горизонтальную часть «зелёного луча», целясь так, чтобы пуля не срикошетила в кого-нибудь из стоящих рядом людей. Исчезла пуля в «зелёном луче» или срикошетила, никто из присутствующих не заметил. Генка не стал больше стрелять, решив, что это бесполезное занятие.

           Вскоре горизонтальный, короткий «зелёный луч» начал пульсировать. Однако эта пульсация не передавалась вертикальному «зелёному лучу». Сказочное видение продолжалось минут тридцать, после чего интенсивность пульсирования горизонтальной части луча стала убывать и вертикальный луч исчез. Зелёное, светящееся, желеобразное вещество начало медленно втягиваться в нишу. Наконец зелёное вещество полностью скрылось в нише, но вход в нишу по-прежнему оставался непрозрачным, и светился зеленоватым светом. С исчезновением «зелёного луча», вокруг скал сразу потемнело, хотя яркая Луна продолжала освещать серебристым светом склоны горы Тирич Мир.

           - Так! А теперь начали быстро готовиться к открытию ниши! – скомандовал Генка своим друзьям.

           - А что надо делать? – растеряно спросил Тим.

           - Ты что, забыл? Давай пристёгивай страховочную верёвку и всё время держи её в натяжении, так, чтобы она была не ниже четырёх футов над землёй! Джим, ты тоже пристёгивай, и так же держи в натяжении. Всё-всё! Хорошо! – Генка подёргал пристёгнутые к грудной обвязке страховочные верёвки.

           Зелёный туман в нише постепенно начал редеть. Генка вплотную приблизился к входу в нишу. Попробовал остатками лыжной палки, который он так и не выпустил из рук, ткнуть вход в нишу. Огрызок лыжной палки уткнулся во что-то невидимое и упругое. Генка продолжал не очень сильно давить на остаток палки, чувствуя, как постепенно сопротивление уменьшается. Когда зелёный туман в нише полностью исчез, исчезло и невидимое сопротивление. Генка положил скатанные полиуретановые коврики в створ входа.

           - Не забудьте, через пять минут, чтобы там не случилось, и чтобы я не кричал, вытаскивайте меня из этой ловушки и постарайтесь зафиксировать, если сможете, на кино и фотоплёнку всё, что будет происходить в это время со мной внутри ниши, - предупредил товарищей Генка и шагнул в открытый вход ниши.

           Внутри ниши было тепло, во всяком случае, так показалось Генке. Сразу же появились какие-то посторонние звуки, что-то похожее на журчание небольшого горного ручейка. Звуки завораживали, рассеивали внимание и не давали сосредоточиться.  Внезапно, на внутренней, вогнутой, зеркальной поверхности ниши, появилось Генкино отражение, которое движением глаз приглашало взглянуть на что-то быстро мелькающее рядом с отражением. Генка перевёл взгляд, и вдруг почувствовал, что он уже летит по какому-то туннелю. Полёт продолжался не более двух секунд. Генка вынырнул из туннеля, вокруг него находились миллиарды ярких звёзд. Одна звезда стала быстро приближаться к Генке. Может, Генка приближался к звезде, но ему показалось, что звезда летит прямо на него, увеличиваясь в размерах. Через секунду Генка понял, что это не звезда, а какая-то планета, на которую он стремительно опускался. Ещё несколько мгновений, и он уже стоит на зелёной лужайке, а прямо перед ним, широко раскинув руки в стороны, стоит улыбающийся Антон. Генка только хотел броситься в объятия Антона, но неведомая сила подхватила их вместе и вышвырнула в открытый космос, где блистали огромные звёзды. А через мгновение Антон помахал Генке рукой и исчез.

           - Генри! Генри! Очнись! Что с тобой? – над Генкой стоял Джим и, что есть силы, тормошил его.

           - Что? Что такое? – Генка, очумело посмотрел на Джима, явно не понимая, где он находится.

           - Ну, слава Богу, очнулся, - облегчённо вздохнул Джим.

           - Что случилось? – уже более осмысленно спросил Генка.

           - Ты упал в нише, мы тебя стали вытаскивать наружу, когда вытащили, ты был без сознания. Тут же убрали от входа в нишу свёрнутые коврики. Я стал приводить тебя в чувство, а Тим начал снимать на кинокамеру то, что происходит внутри ниши. Буквально сразу же после того, как мы тебя вытащили, твоё изображение на стене ниши превратилось в дракона и спрыгнуло на землю, но выйти из ниши не смогло. Да вон, сам посмотри, как беснуется твоё отражение, превратившееся в дракона, - Джим приподнял Генку и развернул лицом к нише.

           Возле ниши стоял Тим с кинокамерой в руках, и снимал дракона, мечущегося внутри ниши. Дракон был очень похож на того, которого Генка видел здесь три года назад, когда вытаскивали из ниши Мервина. Он подпрыгивал, бросался к выходу, но наталкивался на невидимую преграду и падал на пол ниши. Вновь поднимался, и опять бросался к выходу из ниши. Всё это происходило беззвучно, как в немом кино. Постепенно вход в нишу стал мутнеть, сияние внутри потускнело, и вскоре на месте ниши образовалась гладкая скальная стена.  Над горным хребтом Гиндукуша занималась утренняя заря.

           - Вот и всё, друзья мои, представление закончилось, больше мы ничего не увидим. Можно собираться в дорогу, - будничным, спокойным голосом сказал Генка.

           - Как это домой? – запротестовал Тим, - а скалы обследовать? Может, что-нибудь интересное найдём.

           - Ничего интересного ты уже не найдёшь. Разве только «зелёные» кристаллики с прошлого раза где-нибудь под камнями застряли. Да и то я сомневаюсь. Кристаллики такие лёгкие, что их за три года ветром из самых глубоких щелей выдуло. Ну, можешь попробовать поискать, немного времени есть. А вообще-то мне хотелось бы быстрее спуститься вниз. У меня после обморока, что-то кружится голова. Думаю, внизу пройдёт. Пойдём Джим собираться, а Тим пусть попробует что-нибудь найти. Может, ему повезёт, - дал согласие Генка.

           Как и ожидалось, Тим ничего не обнаружил. В восемь часов утра, группа из трёх человек начала спуск с горы Тирич Мир. Когда преодолели верхний ледопад, Генка увидел установленную для них палатку. Ещё не было и часа дня, когда мужчины подошли к палатке. Недолго посовещавшись, решили быстро пообедать, и продолжить спуск к базовому лагерю. К базовому лагерю на леднике спустились, когда на небе начали появляться первые звёздочки. Сердар очень удивился, увидев спустившихся восходителей на целые сутки раньше намеченного срока. Генка коротко объяснил, что погода была отличная, и они смогли спуститься с вершины раньше намеченного срока.

           На следующий день, караван, возглавляемый Сердаром, двигался в сторону Читрала. В Читрале Генка с товарищами долго не задержался. Окончательно рассчитавшись с Сердаром, Генка пригласил Рустама и товарищей по восхождению в ресторан, где хорошей закуской и выпивкой, отметили успешное окончание экспедиции. Анимашка



анимашка

   Глава 29                                       В оглавление                         Глава 31

Анимашка Анимашка

 

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений