Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 31

 

Картинка

           После ужина Кулаков с Женькой, в который раз, направились к таинственным скалам. Скалы стали ещё теплее. На расстоянии нескольких десятков метров чувствовалась исходящее от них тепло. Солнце начало опускаться за скалистый гребень.

          - Генри, а может ниша, ну, когда появится - быть входом в «кротовую нору»? – вдруг неожиданно задал вопрос Женька.

          - Не думаю, - Кулаков немного задумался, - хотя, когда я 19 лет назад вошёл в нишу на склоне горы Тирич Мир, у меня создалось такое впечатление. Можно сказать, ощущение полёта в каком-то туннеле, было почти реальным. Конечно же, можно предположить, что ниша является чем-то наподобие кабинки лифта, которая тебя доставляет на нужный этаж, в данном случае – к пункту входа или выхода из «кротовой норы». А уж потом, можно либо попасть в «кротовую нору», либо из неё «вынырнуть». Но то, что «вход» или «выход» из «кротовой норы» находится не в этих загадочных скалах - это уж точно!

          - Жаль! Я уже хотел было отправиться в путешествие к звёздным мирам, без всякого специального оборудования, - пошутил Женька.

          - Ну, ты погоди, хотя бы до следующего раза. Вот вызволим Антона, он нам и расскажет о своём путешествии в иные миры, - вполне серьёзно сказал Кулаков.

          - А вы действительно в это верите? – засомневался Женька.

          - Верю я или не верю, на этот вопрос ответить сложно. Я, как бы лучше выразиться, - Кулаков на пару секунд замолчал, подбирая нужное слово, - реалист! Вот так будет вернее. Воспринимаю реальные вещи, факты, действия. В данном случае всё выходит за рамки реальности нашего мира. Но это не означает, что этого не может быть. Я стараюсь понять происходящее, с точки зрения физических законов нашей Вселенной. Но, возможно, мы ещё не до конца понимаем все эти законы, и может быть, человечество никогда их так до конца и не поймёт.

          - Что-то у нас какой-то философский диспут развернулся, - заметил Женька.

          - Не говори, - согласился Кулаков, - хотя, если задуматься, то философы ближе всех стоят к познанию истины. Ладно, не будем сейчас заводить философские дебаты, а лучше вернёмся к нашей действительности.

          - Ну, действительность у нас одна – эти таинственные скалы. Мы эту действительность уже второй день осматриваем, ощупываем, прослушиваем, только что не обнюхивали и не облизывали, - засмеялся Женька.

          - Как знать, - глубокомысленно заметил Кулаков, - может, ещё придётся нам включить и эти органы чувств. Чтобы скалы чем-то пахли - я не заметил, а вот на язык никогда не пробовал.

          - А я знал одного геолога, который говорил, что хороший геолог должен образцы горных пород не только осматривать, но ещё и нюхать, и пробовать на вкус. Например: если скол породы пахнет чесноком, то в этой породе есть сера, если кислая на вкус, то кислые породы и так далее, - сказал Женька и посмотрел на Кулакова, ища подтверждения своим словам.

          - Возможно, ты прав, - не стал спорить с Женькой Кулаков, - но в нашем случае – мы не геологи и, по большому счёту, нам всё равно из чего сложены эти скалы. Будь то песчаник, гранит или гнейсы, какая разница? В определённый момент времени, эти горные породы преобразуются в нечто неестественно гладкое, сверхпрочное, что современная наука объяснить не может. Самое обидное то, что это явление происходит один раз в несколько лет и то - оно появляется на короткое время. Отколоть от скалы кусок полированной породы для исследования – не получается, а если бы даже отколол, то пока до лаборатории донесёшь, он превратится в обыкновенный камень, как в сказке о Золушке.

          - Да, с этими скалами загадок много, - согласился Женька с Кулаковым.

          - Не то слово. Я эти загадки уже больше сорока лет разгадываю. Кое-что понял, хотя бы тогда, когда скалы преображаются до неузнаваемости, и появляется «зелёный луч». А в остальном…, одни только вопросы, без ответов. И каждый раз добавляется ещё несколько вопросов, на которые найти ответ так же трудно, как добраться до Луны пешком, - горестно вздохнул Кулаков.

          - Скоро станет темно. Уже, почти, 9 часов вечера. Может, нам надо притащить все необходимые вещи сюда, на наш наблюдательный пункт? – Женька вопросительно посмотрел на Кулакова.

          - Да-да, хорошая мысль. Согласен с таким предложением, и поддерживаю его. В принципе,  тут неплохое местечко, - Кулаков посмотрел на маленькую площадку, которую они недавно разровняли.

          - Так может, пойдём за нашими вещами, пока не стемнело? Прихватим примус, котелок, чай поставим и, хоть всю ночь, будем сидеть, - предложил Женька.

          - И то правда, пошли за вещами, - согласился Кулаков.

 *****

          Джейк с нетерпением ждал возвращения группы альпинистов с восхождения на вершину Тирич Мир. Лично сам приехал встречать путешественников в аэропорт, на служебном микроавтобусе.  После коротких приветствий, рукопожатий и дружеских объятий, Джейк сообщил, что завтра все свободны. Тим и Макенрой отдыхают до конца недели, а вот Генри он ждёт послезавтра у себя в кабинете, к 9 часам утра.

          - Извини, Генри, что не даю тебе отдохнуть, но я хочу получить полную информацию о вашей экспедиции, хотя бы в устном виде. К тому же у меня есть и для тебя интересная информация. После того, как мы с тобой пообщаемся, ты тоже можешь быть свободен до конца недели. Договорились? – Джейк дружески похлопал Генку по плечу.

          - Хорошо, Джейк. Высплюсь и послезавтра с утра буду у тебя с докладом, - с усталой улыбкой пообещал Генка.

          - Водитель микроавтобуса развезёт вас всех по домам. Ну, а я с вами прощаюсь, у меня ещё дела, - сказал Джейк, и исчез в вечерних сумерках.

          В точно назначенное время, Генка вошёл в кабинет Джейка. Хозяин кабинета сидел за рабочим столом и что-то писал. Увидев входившего Генку, Джейк поднялся ему навстречу и пригласил присесть в углу кабинета, в одно из кресел, стоящих возле небольшого журнального столика.

          - Здравствуй Генри! Рад тебя видеть живым и здоровым! Что будешь пить, чай или кофе? – спросил Джейк у Генки.

          - Пожалуй, я выпью кофе, - секунду подумав, ответил Генка.

          - Хорошо, кофе, так кофе. Кэтрин! – Джейк нажал кнопку селектора, - принесите, пожалуйста, два кофе.

          - Одну минутку, - ответил селектор голосом Кэтрин.

          - И, пожалуйста, пока меня ни с кем не соединяйте, я буду занят какое-то время, - ещё раз в селектор сказал Джейк.

          - Хорошо, мистер Дэвис, - опять из селектора раздался голос Кэтрин.

          - Всё, нам теперь никто мешать не будет. Жду рассказа о проделанной работе. Так понимаю - у тебя есть, что мне рассказать, - улыбнулся Джейк.

           Генка подробно рассказал о проведённой экспедиции, с самого её начала и кончая возвращением в Читрал. Джейк внимательно слушал, лишь изредка задавал наводящие вопросы и делал какие-то заметки в небольшом блокноте. Когда Генка в своём рассказе подошёл к тому месту, как он вошёл в нишу, и что при этом испытал, Джейк весь напрягся и попросил Генку ещё раз повторить рассказ о своих ощущениях, когда находился внутри ниши.

          - Ты сейчас как себя чувствуешь? - участливо спросил Джейк.

          - Сейчас уже ничего. Да я уже в Читрале себя нормально чувствовал, а сейчас, просто остатки усталости. Думаю, скоро всё пройдёт, - с надеждой на лучшее, сказал Генка.

          - Да, конечно, пройдёт. Ты вот что, после нашего разговора отправляйся домой и на работу выйдешь только в понедельник. Отдыхай, набирайся сил. Я тебя прекрасно понимаю, экспедиция была тяжёлая и тебе необходим отдых. Спасибо тебе за интересный рассказ, полезную информацию. Когда выйдешь на работу, то подготовь, пожалуйста, письменный отчёт обо всех ваших приключениях. Договорились? А теперь и у меня для тебя есть новость, - Джейк встал с кресла, подошёл к письменному столу, взял с него какую-то бумажку и снова сел в кресло, - тут точные координаты всех трёх комплектов таинственных скал. В этот раз я сделал официальный заказ в НАСА, о проведении контроля из космоса за предполагаемыми районами появления «зелёных лучей». Космическая аппаратура не подвела и зафиксировала появление «зелёных лучей» в указанных районах. «Зелёные лучи» появились, практически, одновременно, и так же одновременно исчезли. Удалось, приблизительно, определить направление «зелёных лучей», и место их пересечения в космическом пространстве. Все три луча сходятся в одну точку, где-то в районе орбиты Марса. Координаты этой точки в космическом пространстве, ещё определяются. В то же время, пока ждал вашего возвращения, я попробовал, на основании полученных координат «зелёных лучей», определить расстояние между тремя комплектами таинственных скал по топографическим картам. То, что загадочные скалы на нашей планете, располагаются в вершинах равностороннего треугольника, заметил ещё ты. Вот, посмотри сюда, - Джейк развернул топографическую карту, прямо на журнальном столике, - абсолютно равносторонний треугольник, с длинной стороны в один миллион ярдов! Ни больше, ни меньше! Как это тебе?

          - Конечно же, такая точность поражает воображение, но мне кажется, что это чисто случайное совпадение. Если перевести в метрическую систему, то это получается что-то около 914 километров, а здесь никаких круглых цифр не наблюдается. Ни в километрах, ни в метрах, - немного осадил восторженность Джейка Генка.

          - Да, ты прав. В метрической системе эти цифры не смотрятся. Но всё же, скажи, что тебя удивляет такое невероятное совпадение, если всё-таки измерять стороны этого равностороннего треугольника в ярдах? – не успокаивался Джейк.

          - В ярдах - удивляет, в метрах – нет! – категорично возразил Генка.

          - Ну, ладно, Бог с ним, с этим треугольником со сторонами в один миллион ярдов. Может, ты и прав, ничего здесь особенного нет, простое совпадение. Но теперь мы знаем точное местонахождение третьего комплекта загадочных скал. Будем пытаться организовать экспедицию к этому, третьему комплекту, находящемуся на территории Китая, - Джейк задумчиво посмотрел на карту.

          - А может быть, на Северный Тянь-Шань попробуем пробраться? – неуверенно спросил Генка.

          - Нет, Генри, на Тянь-Шань нас не пустят. Это всё-таки СССР, а в Советском Союзе очень ревностно относятся к своей территории. Всё под грифом «Совершенно секретно». Под каким предлогом мы будем организовывать туда экспедицию? Топографическую съёмку? Да они сами от себя хранят эту информацию в глубокой тайне. Конечно, можно организовать путешествие к скалам на Тянь-Шане, но это необходимо делать в частном порядке. То есть, некий гражданин, или два гражданина США, желают совершить горное путешествие в интересующем районе Тянь-Шаня. Но не факт, что вам разрешат провести горное путешествие в необходимое время в нужном месте. Да ещё приставят сопровождающих, которые будут следить, чтобы вы не сделали шаг влево или вправо от утверждённого маршрута. В ближайшее время выбраться в горы Северного Тянь-Шаня, по моему мнению – нереально! А вот в Китай организовать экспедицию, в горы Куньлунь, попытаться можно. Когда у нас следующий расчётный сеанс появления «зелёных лучей»? – спросил Джейк.

          - Только через восемь лет, в 1994 году, - подсказал Генка.

          - Времени у нас предостаточно. Посмотрим, как будет меняться политическая обстановка в мире, в частности, в Советском Союзе. Если всё будет тихо и спокойно, то можешь попробовать, в частном порядке, посетить родные места. Ну, а если будет неспокойно, то готовься к поездке в Китай. Конечно же, оформлять документы на экспедицию в Китай и пробовать добиваться частной поездки на Северный Тянь-Шань, можно одновременно, параллельно, так сказать. Если всё решится положительно, то ты едешь на Тянь-Шань, а я с группой - в Китай. Сейчас загадывать не будем, но как вариант, будем предусматривать такую возможность. Договорились? – Джейк посмотрел прямо в глаза Генке.

          - Договорились, - согласился Генка.

          - Ладно, на сегодня наш разговор закончен, можешь идти домой, и до понедельника отдыхай, набирайся сил. Я бы тебя и сегодня не тревожил, но хотел иметь оперативную информацию о вашем восхождении на Тирич Мир, и наблюдении за необъяснимым явлением. Как я уже сказал, потом представишь мне письменный отчёт и все фото, и киноматериалы. Всё! Не буду тебя больше задерживать, иди домой, - Джейк проводил Генку до дверей своего кабинета.

          Генка, с пользой для здоровья, провёл предоставленные ему дни отдыха. Спал по десять-одиннадцать часов в сутки. К началу очередной рабочей недели, он был свеж, бодр и готов к новым трудовым подвигам.

          Письменный отчёт о проведённой экспедиции, Генка готовил вместе с Тимом. Генка писал, а Тим обрабатывал фото и киноплёнки. Несколько страниц рукописного текста принёс Джим Макенрой, тем самым внеся посильную лепту в написание письменного отчёта. Через две недели отчёт был полностью готов, и Генка отнёс его Джейку. Джейк изучал отчёт дня три, после чего сам пришёл в лабораторию к Генке, и похвалил его и Тима, за прекрасно сделанный письменный отчёт.

          - Мне очень понравился ваш письменный отчёт, мистер Кулен. Прямо какой-то приключенческий роман получился. С удовольствием почитал, посмотрел фотографии, вот только фильм ещё не посмотрел. Но я его обязательно, в ближайшее время, посмотрю. Выражаю вам свою благодарность и за проведённую экспедицию, и за отчёт. Надеюсь, копию отчёта вы себе оставили? – спросил Джейк.

          - Да, конечно. Нам же необходимо проанализировать всё, что произошло возле таинственных скал. Набирать информацию, так сказать, - ответил Генка.

          - Правильно! Это же ваша основная работа. Займитесь анализом полученных материалов и, если что-то выясните интересное, сразу сообщайте мне. Не буду вам больше мешать работать, занимайтесь своими делами, - сказал Джейк и ушёл.

          Дни шли за днями. Генка, Элизабет и Тим, просматривали десятки фотографий, крутили фильм на небольшом кинопроекторе, по нескольку раз в неделю, но приблизиться, хоть на шаг, к разгадке таинственных скал - не получалось. Кто соорудил три одинаковых комплекта скал? Для каких целей? Какова природа «зелёных лучей»? Кто или что их включает и для чего? Все эти вопросы оставались без ответа. Единственное, что было известно - это время появления «зелёных лучей», которое рассчитал когда-то Генка.

          Элизабет, как специалист по оптике и квантовой механике, тщательно изучала сделанные фотоснимки «зелёного луча», до боли в глазах всматривалась в те кинокадры снятого фильма, когда появляется «зелёный луч» и исчезает, но что за сущность «зелёного луча» определить точно не могла. Только высказала предположение, что «зелёный луч» является каким-то сгустком высококонцентрированной энергии, природу которой, она понять не может. Скорее всего, это что-то внеземное.

          Исследование «осколков» «зелёного луча» в виде маленьких, зелёненьких кристалликов, к каким-то определённым результатам, тоже не приводили. Элизабет сосредоточила своё внимание на изучении тех свойств кристалликов, что в своё время открыл Генка. Ставила всевозможные опыты, для изучения оптических параметров «зелёных» кристалликов. Все результаты, скрупулёзно заносила в журнал наблюдений.

          В середине сентября, Генка, посовещавшись с Джейком, взял двухнедельный отпуск, а также отправил в отпуск Элизабет и Тима. Генка с Элизабет улетели во Флориду, а Тим улетел к товарищу в Калифорнию. Джейк милостиво разрешил на две недели прервать работу темы «Зелёный луч», и отпустить всех сотрудников темы в отпуск.

          Всё хорошее быстро кончается, отпуска закончились, и все вернулись на рабочие места. Участие Генки, в каких-либо экспедициях, в ближайшее время Джейком не планировалось. Генка, совместно с Элизабет, сосредоточился на всестороннем изучении «зелёных» кристалликов. Тим, какое-то время, исполнял роль порученца: «Сходи туда, отнеси то, принеси это». Однако вскоре Джейк, предварительно переговорив с Генкой, привлёк Тима к работе в группе топографов, выполнявших топографическую съёмку в Андах, на территории Чили и Перу.

          В то время, когда Элизабет проводила всевозможные оптические эксперименты с кристалликами, Генка пытался каким-нибудь способом «расколоть» кристаллики на более мелкие фракции. В идеале, конечно же, хотелось бы растереть кристаллик в пыль, как это делают с геологическими пробами, отправляя их на спектральный анализ. Но, в условиях лаборатории, расколоть кристаллики не представлялось возможным. Тогда Генка выпросил у Джейка разрешение посетить какой-нибудь машиностроительный завод, на котором бы имелся большой и мощный пресс. Джейк поручил выяснить такую возможность своему заместителю, мистеру Вилтону, и вскоре такое разрешение было получено. Мистер Вилтон договорился об эксперименте с одним машиностроительным заводом. Завод имел несколько мощных прессов.

          Прежде чем начать эксперимент, Генка побывал на заводе, ознакомился с техническими характеристиками прессов и пришёл к выводу, что прессы подходят для данного эксперимента. Чтобы не вывести из строя рабочие поверхности пресса, было принято решение изготовить две стальные плиты, с размерами 10 на 10 дюймов, и в два дюйма толщины. Плиты изготовили из высокоуглеродистой, легированной стали. Поверхности плит отшлифовали до зеркального блеска.

          Джейк изъявил желание присутствовать на эксперименте по «расколу» «зелёного» кристалла, интуитивно чувствуя, что должно произойти что-то необычное. В назначенный день, Джейк и Генка прибыли на завод. Под руководством машиниста механического пресса, уложили одну стальную плиту на нижнюю поверхность пресса. Точно в середину плиты поместили один маленький «зелёный» кристаллик. Аккуратно накрыли кристаллик второй стальной плитой, и слегка прижали плиту верхней частью пресса. Далее, с помощью инструментов, выровняли плиты так, чтобы они точно находились друг против друга, имея между собой маленький «зелёный» кристаллик.

          Отойдя на безопасное расстояние, подали сигнал машинисту, что можно начинать сдавливать кристаллик стальными плитами. Давление медленно увеличивалось, но зазор между плитами не уменьшался, о чём говорили показания бесстрастных приборов. В тот момент, когда давление достигло почти 1000 тонн на квадратный дюйм, раздался оглушительный щелчок. Из зазора между плитами вырвалось ослепительное зелёное пламя. Плиты сомкнулись, нагревшись до красного каления, и превратились в одну сплошную плиту.

          - Вот и закончился эксперимент, - мрачно сказал Генка, - кристаллика больше нет.

          - Почему нет? – удивился Джейк, - между плитами, что-то должно быть.

          - Ничего там нет, - категорически заявил Генка, - кристаллик отдал свою энергию и испарился, как испаряется небольшой кусочек льда между двумя раскалёнными поверхностями.

          - Всё равно, надо эти плиты исследовать, - не унимался Джейк.

          - Теперь уже исследовать надо одну плиту, - заметил Генка, внимательно осматривая остывающие плиты.

          - Почему одну? – не понял Джейк.

          - Потому что они друг с другом сварились так, что превратились в одну  сплошную плиту, - пояснил Генка.

          - Действительно, одна плита, - сказал Джейк, приглядевшись к сваренным плитам, - даже шва не видно. Если бы мы сдавливали просто плиты, то такого эффекта никогда бы не достигли. Теоретически можно, но в земных условиях, осуществить такое нам не под силу.

          - Вот я и говорю, что кристалл отдал свою энергию и исчез. Вывод напрашивается сам собой, что «зелёные» кристаллики не материя, имею в виду – не вещество, а сгусток высококонцентрированной, непонятной энергии. При сдавливании кристаллика под прессом, произошло его разрушение с выделением непонятной энергии и превращением её, в тепловую. Эта энергия нагрела и сварила две стальные плиты в одно целое. Мне непонятно, как это произошло, - задумчиво произнёс Генка, - нужна консультация специалиста. Надо будет подумать, у какого учёного проконсультироваться по данному вопросу. Ладно, Джейк, эксперимент закончен, давай заберём плиту и займёмся её исследованием. Мне кажется, что она ещё преподнесёт нам сюрпризы, - сказал Генка.

          - Да, плиту заберём. Тяжёлая она, фунтов 100-110 будет. Сейчас я организую  тележку и рабочих, которые помогли бы погрузить её в нашу машину, - с этими словами Джейк направился в небольшое бюро в углу цеха.

          Минут через десять появились двое рабочих на электрокаре, погрузили, теперь уже одну стальную плиту и повезли к выходу с завода. Джек с Генкой тоже пошли к выходу, следом за электрокарой. Выгрузив стальную плиту в механической мастерской лаборатории, Генка ещё раз внимательно осмотрел плиту и отложил её обследование на следующий день.

          Утром следующего дня, Генка, вооружившись мощной лупой, сразу же отправился в механическую мастерскую. В течение часа, переворачивая и разглядывая стальную плиту со всех сторон через лупу, Генка пытался найти что-нибудь необычное, но ничего не находил. Две сдавленные прессом и сваренные стальные плиты, выглядели как одна монолитная плита с размерами сторон 10 на 10 дюймов и толщиной в 4 дюйма.  Внешний осмотр стальной плиты никаких результатов не дал. Тогда Генка решил заглянуть, так сказать, внутрь плиты. Выяснил у начальника механической мастерской о возможности распилить плиту точно пополам. Начальник мастерской ответил, что имеет оборудование и инструменты для этой работы. Правда, плита изготовлена из высокоуглеродистой стали и придётся немного повозиться.

          Плиту поместили во фрезерный станок, и фрезеровщик приступил к работе. Вот тут и начались очередные чудеса. Вначале фрезеровщик попробовал распилить плиту обыкновенной фрезой, но фреза скользила по поверхности плиты, как шариковая ручка по стеклу, не оставляя никаких царапин. Фрезеровщик поставил фрезу с алмазным напылением – эффект был тот же. За работой фрезеровщика с интересом наблюдали начальник мастерской и Генка.

          - Что за железяку, вы привезли, мистер Кулен? – шутливо спросил начальник мастерской Генку.

          - Эту железяку, точнее, две железки, несколько дней назад изготовили в вашей мастерской. Это были две стальные плиты. В результате проведённого эксперимента, две плиты превратились в одну. Вот я и хочу узнать, каким образом две плиты превратились в одну, для чего мне нужно распилить полученную монолитную плиту пополам. Да только что-то не получается, - Генка пожал плечами.

          - У меня есть небольшой, тонкий диск, таким распиливают алмазы в ювелирных мастерских. Правда, распилить эту плиту мы не сможем, диск маленький, но можно попробовать, будет он пилить плиту или нет. Сейчас я принесу, - и начальник мастерской пошёл к своему сейфу.

          Но диск по распиливанию алмазов, ничем не помог. Стальную плиту он даже не поцарапал. Генка задумался над создавшейся ситуацией. Начальник механической мастерской недоумённо посматривал, то на свой диск для распилки алмазов, то на плиту, лежащую на фрезерном станке. То, что эта плита уже не стальная, понял и Генка, и начальник мастерской.

          - Ладно, мне надо посоветоваться с шефом, - сказал Генка начальнику мастерской, - пусть плита пока полежит в мастерской.

          - Пусть полежит, мне она не мешает, - согласился начальник мастерской.

          При первой же возможности, Генка попал на приём к Джейку. Генка рассказал Джейку обо всех попытках механического воздействия на получившуюся однородную плиту. Джейк задумался на несколько минут, нервно постукивая карандашом по крышке письменного стола. Генка притих, стараясь не нарушить раздумья шефа.

          - А какие у тебя могут быть предположения о полученных результатах этого необычного эксперимента? – наконец промолвил Джейк.

          - Предположить-то я могу, но будет ли от этого толк, - с сомнением ответил Генка.

          - А всё-таки, какая твоя версия? – настаивал Джейк.

          - Я могу предположить, что во время сдавливания «зелёного» кристаллика стальными плитами под прессом, произошла микротермоядерная реакция или что-то ей подобное, которая изменила структуру стальных плит на атомном уровне. То есть, под воздействием сильного давления при сжатии, кристаллик, как бы взорвался, отдал свою энергию плитам, создав дополнительное давление с выделением высокой температуры. Под воздействием этих факторов, образовалось новое вещество, не существующее в нашей природе. Атомная кристаллическая решётка стальных плит превратилась в какую-то новую структуру, которую надо исследовать. Честно скажу, я не представляю, как это делать, да и можем ли мы, в условиях нашей лаборатории, провести эти исследования? – высказал свою точку зрения, Генка.

          - Насчёт исследования плиты, беспокоиться не надо. В нашем военном ведомстве имеются технологии, которые позволят разобрать полученную плиту на атомы, - улыбнулся Джейк, - Я поручу мистеру Вилтону заняться этим вопросом. Кстати, а где сейчас, эта плита?

          - В механической мастерской. Я не стал её забирать, поскольку не знал, какое ты примешь решение. Она тяжёлая и лишний раз её тягать туда-сюда, было не очень-то охота. С начальником я договорился, так что она у него в мастерской лежит, - пояснил Генка.

          - Правильно сделал, - согласился Джейк.

          Только через несколько месяцев Джейк известил Генку о том, что военные специалисты продолжают исследовать плиту, но пока никаких положительных результатов нет. Генка же про себя подумал: «Если что-то интересное попало в руки военных специалистов, результатов можно не ждать. Всё равно – засекретят!» Утешало лишь то обстоятельство, что при желании, можно было бы изготовить ещё не одну подобную плиту. Но вот, что с ними делать, какое найти им применение - этого Генка не знал. «Ладно, не получается раскрошить «зелёные» кристаллики, займусь их трансформацией», - решил про себя Генка.

          Процесс изменения формы кристалликов, для Генки был уже знаком. В первых экспериментах с кристалликами он это проделывал кустарным способом. Сейчас же в его распоряжении имелось необходимое оборудование, как для нагрева кристалликов, так и для придания кристалликам необходимой формы. По просьбе Элизабет, Генка изготовил из кристалликов несколько прозрачных пластинок разной толщины. Элизабет с головой окунулась в изучение оптических свойств полученных пластинок. А Генка, испросив разрешение у Джейка, приступил к очередным опытам с кристалликами. Для начала Генка взял 30 кристалликов, нагрел их и скатал их все в один шар. Получился шар размером с мячик для игры в настольный теннис.

          Первое, на что обратил внимание Генка, шарик был абсолютно невесомым. Хотя, если его не брать в руки, он был похож на простой стеклянный шарик, изготовленный из обыкновенного, светло-зелёного, бутылочного стекла. Когда Генка держал кучку кристалликов из 30 штук в ладони, он явно ощущал их, пусть совсем небольшой, но вес. После того, как 30 кристалликов, после нагрева, были скатаны в один шарик, то шарик стал весить не больше, чем один маленький кристаллик. Возможно, даже меньше. Для того, чтобы развеять свои сомнения, Генка решил произвести взвешивание полученного шарика и кристалликов.

          Необходимых весов, для взвешивания шарика и кристалликов, в лаборатории не оказалось. Джейк был в отъезде, и Генка попросил содействия у мистера Вилтона. Вначале, мистер Вилтон хотел просто договориться с какой-нибудь лабораторией Колумбийского университета, о предоставлении такой возможности. Немного поразмыслив, он пришёл к выводу, что афишировать такие вещи, как сверхлёгкие предметы неизвестного происхождения, не стоит.

          Через пару дней, в кабинете у Генки появились сверхчувствительные электронные лабораторные весы. Наскоро прочитав инструкцию по эксплуатации, Генка приступил к взвешиванию полученного шарика и кристалликов. Каково же было его удивление, когда после многочисленный попыток взвешивания, он пришёл к выводу - шарик легче, чем  один кристаллик! Генка взял шарик со стола, поднял его на уровень глаз и отпустил. Шарик не спешил падать вниз. Немного повисев на уровне глаз, он стал, как бы нехотя,  потихоньку опускаться вниз. «Зелёные» кристаллики преподнесли очередной сюрприз. Генке пришлось надолго задуматься над таким необъяснимым физическим эффектом.

          Вскоре появился Джейк, и Генка сразу же доложил об очередных «фокусах» кристалликов. Для обсуждения произведённых Генкой опытов, Джейк пригласил мистера Вилтона. Джейк, мистер Вилтон и Генка, больше часа рассматривали Генкины расчёты и цифры. Наконец пришли к общему мнению: при увеличении однородной массы «зелёных» кристалликов, вес уменьшается.

          - Так, если количество однородной массы «зелёных» кристалликов всё увеличивать, то может наступить такой момент, что эта масса вообще ничего весить не будет? – высказал своё предположение Генка.

          - Вполне возможно, - задумчиво произнёс мистер Вилтон.

          - Я ещё более фантастическую гипотезу предлагаю. При определённых условиях, ну, хотя бы тогда, когда «зелёный луч» устремляется куда-то в космические дали, он имеет отрицательную массу. Хотя относительно луча, такое определение не подходит, но не будем забывать, что «зелёные» кристаллики появились, как раз из «зелёного луча». И они имеют вполне реальную массу. Как вам такая гипотеза? – спросил Джейк.

          - Я попробую обсудить этот вопрос с Элизабет, - подал голос Генка, - всё-таки она считается специалистом в области квантовой механики. В принципе, я ожидал что-то подобное от этих «зелёных» кристалликов. Не зря же они, при определённых условиях, способны экранировать гравитацию.

          - Да, конечно, обсудите этот интересный эффект. Проделайте ещё какие-нибудь опыты в этом направлении. К каким результатам придёте, дайте мне знать, - попросил Джейк.

          - Несомненно, мистер Дэвис, обо всех своих опытах будем регулярно отчитываться, и докладывать, - заверил Джейка Генка.

          За работой, Генка не заметил, как пролетела зима. Только когда на улице засверкало весеннее солнце, он вдруг спохватился, что уже давно не разговаривал с Рустамом и не видел его. Обычного приезда Рустама с семьёй на прошедшие Рождественские праздники, не было. Генка несколько раз попытался позвонить на работу Рустаму, но на другом конце провода трубку никто не брал. После нескольких тщетных попыток позвонить на рабочий телефон, Генка подгадал время, когда Рустам мог быть дома и позвонил на домашний телефон. К радости Генки, Рустам сам поднял трубку телефона.

          - Привет Рустам! У тебя что-то случилось? На Рождество не приезжал, твой рабочий телефон не отвечает, - с беспокойством начал телефонный разговор Генка.

          - Здравствуй Генри! У меня всё в порядке! Рабочий телефон у меня временно не работает. Делали ремонт в моём кабинете, и решили поменять всю коммуникационную систему. Через пару дней связь восстановится. На Рождественские праздники у меня отпуск не получился, навалились неотложные дела. А жена с сыновьями на две недели улетали в Таиланд отдыхать. Им там очень понравилось, - коротко отчитался Рустам.

          - Слава Богу, что всё нормально. Честно сказать, заработался и совсем забыл, что ты всегда приезжаешь на Рождество, а тут вдруг вспомнил и забеспокоился. А ты собираешься прилететь в Штаты? – с надеждой спросил Генка.

          - Ещё не знаю, может, ближе к лету оформлю командировку в ваши края, и мы обязательно встретимся, - пообещал Рустам.

          - Хорошо! Когда соберёшься, дай знать, буду рад нашей встрече. Двери моего дома для тебя всегда открыты. Не буду тебя отвлекать пустой болтовнёй, тем более, что у вас ночь. Приедешь – наговоримся, - удовлетворённый телефонным разговором, Генка повесил трубку.

          Рустам прилетел в Штаты на несколько дней в конце лета. Как раз в то время, когда Генка был в срочной командировке в горах Аляски. Джим Макенрой в разгар полевых работ оказался без помощника, что-то случилось с его напарником. Джейк, срочным порядком, отправил к нему Генку. Так что встретиться друзьям в этот раз не удалось. Но на очередные Рождественские праздники, Рустам прилетел в Америку всей семьёй. Конечно же, друзья встретились и пообщались от души, ведь не виделись больше года. Во время одной беседы наедине, Рустам сообщил Генке, что готовится какое-то международное соглашение по поводу войны в Афганистане. Соглашение предусматривает вывод советских войск из Афганистана, в ответ на это, США и Пакистан перестанут поддерживать афганских моджахедов.

          - Если мировое сообщество примет международное соглашение по выводу советских войск из Афганистана, то я через полгода после принятия такого решения, ну, максимум через год, буду безработным, - хитро сощурился Рустам, - мою разведшколу закроют, а меня оставят без работы.

          - Без работы ты не останешься, тебя просто переведут на какую-то другую работу. Ты же имеешь большой опыт, и с этим будут считаться. Да и сам ты говоришь, что стоишь на воинской службе в Пакистане, и в ЦРУ не последний человек. Так что, где-то, да бросишь якорь. Либо в Пакистане, при министерстве устроишься, либо переедешь в США, - теперь Генка хитро сощурился, - а, может, в Советский Союз махнёшь?

          - В Советский Союз…,  вряд ли, - Рустам задумчиво почесал подбородок, - а вот в США, скорее всего, перебраться попробую.

Анимашка



анимашка

   Глава 30                                       В оглавление                         Глава 32

Анимашка Анимашка

 

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений