Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 33

картинка

          - Может, поставим чай? - спросил Женька, - с чаем как-то веселей коротать время.

          - Ну, если тебе не лень, то давай поставим, - согласился Кулаков.

          - Сейчас, мигом организую, - засуетился Женька.

          Пока Женька колдовал над примусом и ставил котелок с водой для чая, Кулаков лёг на надувной матрас, и устремил свой взор в звёздное небо. Звёзды светили, не мигая, и казались такими крупными и близкими, что до них можно было бы, дотронутся рукой. Кулаков задумался о далёких неизведанных мирах. Тихонько шипел примус, а Кулакову казалось, что это шелестят звёзды и что-то ему нашёптывают. Из мечтательного состояния Кулакова вывел очередной Женькин вопрос.

           - Генри, скажите, а от «зелёного луча» исходил жар? Ну, или тепло, когда он появлялся?

           - Нет. Такого свойства «зелёного луча» я не наблюдал. Обыкновенный светящийся луч, будто включается гигантская неоновая лампа. Может быть, становилось чуть-чуть теплее, но я списывал это на тепло, исходящее от скал, - с лёгким сомнением ответил Кулаков.

           - Тогда у меня есть ещё один, непростой вопрос, - опять издалека начал Женька.

           - Спрашивай, если смогу – отвечу, - спокойно отреагировал Кулаков.

           - Я не зря задал вопрос о температуре. Ведь что получается, в нашем четырёхмерном мире все измерения имеют, кукую-то начальную точку отсчёта, а затем они бесконечны в своём продолжении. Может ли температура быть бесконечно высокой? Ели это так, то почему мы не считаем температуру одним из измерений нашей Вселенной? – задал непростой вопрос Женька.

           - Ну, ты загнул! Извини меня за выражение. Действительно, температура может быть очень высокой, почти бесконечной, для нашего восприятия. На практике, в земных условиях при термоядерных реакциях, достигают высоких температур, но они далеки от температур внутри недр некоторых звёзд. Что такое температура вообще? С точки зрения атомной физики, температура — это скорость. Скорость движения атомов внутри вещества, и чем быстрее атомы движутся, тем выше температура. Физики-теоретики выдвигают гипотезу, что бесконечно высокая температура, возможно, была в нашей Вселенной, но только в момент её образования. В дальнейшем Вселенная стала остывать, и сейчас вряд ли, существуют звёздные образования с такой высокой температурой. К тому же, самая высокая теоретически возможная температура — планковская температура. Более высокая температура не может существовать, так как всё превращается в энергию. Все субатомные частицы разрушатся. Эта температура равна примерно 142-м нониллионов градусов по шкале Кельвина. Если написать на бумаге, то это получится 142 с 30-ю нулями! Лично для меня – это бесконечность! Поэтому говорить о бесконечно высокой температуре, вряд ли имеет смысл. А потом, температура, также как и плотность, которая тоже может быть высокой до бесконечности, характеризуют лишь свойства вещества и никак нельзя отнести к какому-либо измерению. Я понятно объяснил, Женя? – Кулаков приподнялся на надувном матрасе, и посмотрел в сторону Женьки.

           - О! Да! Вы всё так подробно объясняете и столько всего знаете, я просто восхищаюсь вами, - восторженно откликнулся Женька, - а у меня, попутно, возник ещё один вопрос.

           - Давай, задавай свой вопрос, - разрешил Кулаков.

           - Вот вы только что сказали, что наша Вселенная стала остывать. Означает ли это то, что через какой-то промежуток времени в открытом космосе, температура станет ниже абсолютного нуля? То есть, появится отрицательное значение температуры по шкале Кельвина? Из школьной программы известно, что шкала Кельвина не предусматривает минусовые температуры, - задал очередной вопрос Женька.

           - Откуда у тебя такие вопросы появляются? – с деланным удивлением спросил Кулаков.

           - Ну, как же, с вами общаюсь, ведём интересные беседы, вот возникают всякие вопросы, - засмеялся Женька.

           - Хорошо. По поводу остывания Вселенной. В межзвёздном пространстве температура не опустится ниже абсолютного нуля по шкале Кельвина. Дело всё в том, что при этой температуре движение всех атомов прекращается. Даже самый лёгкий атом водорода останавливается. А ведь в нашей Вселенной это самый распространённый элемент. Получается, что при неподвижных атомах прекращается любой теплообмен, а отсюда вывод: минусовых значений температуры по шкале Кельвина в нашей Вселенной не предвидется! Я ответил на твой вопрос? – Кулаков встал с надувного матраса и подошёл к примусу.

           - Очень доходчиво, я всё понял, - ответил Женька и снял котелок с примуса, - у меня тут молекулы воды разогнались до кипения, сейчас чай заварю, и минут через пять можно пить чай.

           - Замечательно! Ты усвоил очередную тему урока. Что-то немножко озяб, и чаю хлебнуть не помешало бы. Хоть в этих скалах атомы двигаются и поднимают в них температуру, но, по всей видимости, они не так быстро двигаются и потому прохладно, - засмеялся Кулаков.

           В это время со стороны скал раздался шорох и потрескивание. Они стали особенно хорошо слышны после того, как Женька выключил примус. По гладким поверхностям скал, забегали синенькие огоньки. Кулаков и Женька замерли, наблюдая фантастическое зрелище. Луна ещё не появилась из-за горного хребта, и в кромешной темноте синенькие огоньки казались живыми.

           - Началось, - промолвил Кулаков, - Женя, сколько сейчас времени?

           - Что-то около двенадцати. Сейчас точнее скажу, - Женька посветил фонариком на часы, - без десяти двенадцать.

           - Нормально. Всё идёт по плану, - спокойным голосом констатировал Кулаков, - ещё часа три будет продолжаться эта пляска огней.

           - Наверно, опасно сейчас подходить и дотрагиваться до скал? – как бы себе задал вопрос Женька.

           - Не знаю, но лучше наблюдать со стороны, так безопасней, - Кулаков налил себе в кружку крепкого чая.

           Где-то за хребтом поднималась Луна. Гребень хребта стал отчётливо прорисовываться на фоне светлеющего неба. Ещё совсем немного и серебристый лунный свет зальёт горное ущелье. Кулаков и Женька зачарованно глядели на то, как Луна медленно появляется из-за хребта. Шорох и потрескивание синеньких огоньков, на гладких поверхностях загадочных скал, немного отвлекали внимание от созерцания восхода Луны. Однако, охотники за таинственным «зелёным лучом», не забывали прихлёбывать из кружек горячий чай. Наконец, Луна полностью показалась над горным хребтом. Здесь, в горах, Луна казалась огромным серебристым шаром, повисшим над горами, загадочными скалами и над двумя маленькими человечками. Время неумолимо бежало, приближая путешественников к ещё более красочному, фантастическому и загадочному явлению под названием – «Зелёный луч».

  *****

           Прошло месяца два, после испытаний пирамиды на военно-воздушной базе. О разработках и изготовлении пирамид с дистанционным управлением вопрос больше не поднимался. Генка, грешным делом, подумал, что у военных пропал интерес к изготовлению пирамид, и их использованию. Только перед Рождественскими праздниками Джейк вызвал к себе Генку и сообщил, что военные приступают к разработке пирамид с дистанционным управлением. Начать раньше – не имели возможности, поскольку был неясен вопрос с финансированием. В данный момент, финансирование открыто, военные готовы начать разработки. В связи с этим, просят Генку приехать на военно-воздушную базу в Аризону, для консультаций и дальнейшего согласования действий.

           - Я думаю, что после Рождественских праздников…, - Джейк на секунду задумался, - нет, лучше после Нового Года, числа 3-го или 4-го января - полетишь в Аризону. Недели тебе хватит, чтобы вникнуть, посоветовать и договориться обо всех остальных действиях, относящихся к разработке и изготовлению пирамид с дистанционным управлением. Если управишься раньше - не возражаю против твоего досрочного возвращения из командировки. Ну, а если обстоятельства потребуют задержаться - задержись. Только извести меня об этом.

           - Хорошо, Джейк, договорились! Постараюсь сделать всё так, как ты рекомендуешь, - согласился Генка с шефом.

           По устоявшейся традиции, перед Рождеством, в США появился Рустам. Естественно, состоялась встреча двух друзей, на которой Рустам сообщил, что советские войска начали постепенно сворачивать свою деятельность на территории Афганистана. Окончательный вывод войск намечен на середину февраля. В связи с этими событиями, было принято решение о закрытии разведшколы в Читрале. Определена и конкретная дата закрытия разведшколы – первого марта 1989 года.

           - Так что Генри, с 1-го марта я или безработный, или буду работать в каком-то другом месте, - с улыбкой сообщил новость Рустам.

           - Мне кажется, что ты будешь работать! Тебя обязательно должны пристроить куда-нибудь, вот увидишь, - с уверенностью сказал Генка.

           - Посмотрим, сейчас загадывать не стоит. Одно скажу, хуже не будет. Хоть я в разведшколе был сам себе хозяин, но мне так надоело каждый день видеть всех этих бандитов. Да ещё их кормить, поить, учить бандитскому ремеслу. Уехать куда-нибудь от всего этого подальше и забыть, как дурной сон. Правда, я уже имел разговор на эту тему со своим начальством. Конкретно ничего не сказали, но намекнули, чтобы не расслаблялся. Организуется какая-то международная комиссия, по анализу войны в Афганистане и меня рекомендовали в эту комиссию в качестве эксперта. Так что мне придётся ещё долго заниматься афганской проблемой, - с сожалением сказал Рустам.

           - Ничего! Поработаешь в комиссии, а там видно будет. Скорее всего, тебя уже приметили и подыскивают новую должность. А работа в комиссии, это так, пустяк, временное явление, не более того, - успокоил Рустама Генка.

           - Если честно сказать – я устал от военной службы. Хочется чего-то более спокойного, наукой бы заняться…, хотя, от науки я безнадёжно отстал. Ладно, не пропаду, что-нибудь придумаем, - улыбнулся Рустам.

           Сразу после Нового Года, Генка улетел в Аризону. В аэропорту административного центра штата Аризона, городе Финикс, его встретили двое военных. Они же препроводили Генку на военный аэродром, а оттуда уже, на вертолёте, доставили на военно-воздушную базу. Генка пробыл на этом, по сути дела, большом авиационном заводе, почти 10 дней. Конструкция пирамиды, вроде и несложная, но на первом этапе разработки, пришлось много беседовать с конструкторами, инженерами. Требовалось определить точные размеры пирамиды, а так же материал, из которого будут изготовлены пирамиды. В конце концов, всё было утрясено и согласовано. Следующую встречу назначили через месяц, когда будет изготовлен опытный образец. Генку на вертолёте переправили в Финикс, а оттуда - рейсовым самолётом он улетел домой.

           В феврале закончилась непонятная война в Афганистане. У Генки мелькнула мысль о возвращении в Советский Союз. Мысль мелькнула,  и быстро исчезла. После недолгих раздумий, Генка решил – свою миссию в Афганистане он выполнил, и воскресать не будет. Раз Родина вычеркнула его из списка живых, значит - так тому и быть! В принципе, с Родиной его уже больше ничего не связывало. У Генки не было семьи, которая бы ожидала его возвращения, а также никаких близких и дальних родственников. Правда, на территории СССР, где-то в каменном плену, остался друг Антон, который ждёт от него помощи, но в данный момент, он всё равно, ничем помочь ему не может. По всей видимости, единственным человеком, который ещё беспокоился о Генкиной судьбе, был Симаков Анатолий Васильевич. Конечно же, Генка не исключал возможности того, что он когда-то всё-таки попадёт в горы Северного Тянь-Шаня, но в ближайшее время это не входило в его планы.

           В конце февраля Генка опять улетел на несколько дней в Аризону. На заводе ему показали, практически, готовый макет пирамиды. В беседе с ведущим конструктором «волшебной» пирамиды, Генка узнал, что пирамида получила рабочее название «Антиграв». Общий вид «Антиграва» напоминал пирамиду, изготовленную в своё время Тимом, но это было только первое впечатление. На самом деле, пирамида была изготовлена из высокопрочного и лёгкого полимера, об этом сказал ведущий конструктор. В два ребра пирамиды, были вмонтированы микроэлектродвигатели, для перемещения капсул с кристалликами вдоль рёбер. По проекту, моторчики должны управляться дистанционно, а электричество подаваться на них от солнечных батарей, которые планируется разместить на всех четырёх гранях пирамиды.

           Генка долго вертел пирамиду в руках, разглядывая её со всех сторон, и с различных ракурсов. Потом поинтересовался, как будет выглядеть совершенно готовый вариант «Антиграва». Ведущий конструктор пригласил Генку к себе в кабинет, и на экран монитора компьютера, вывел рисунок готового «Антиграва». Нажимая на различные клавиши клавиатуры, он разворачивал рисунок во всех проекциях, попутно объясняя, где и что вмонтировано сейчас, и что ещё планируется установить. Генке всё очень понравилось.

           После двух дней совещаний и изучения всех чертежей, Генка поинтересовался, когда намечается изготовление пробного образца. Ведущий конструктор ответил, что на данном этапе работы приостановлены из-за отсутствия солнечных батарей. Как только завод получит заказанные батареи, так - дней через пять, «Антиграв» будет готов, и его можно будет испытывать. Заказанные солнечные батареи должны поступить на завод в начале мая, так что в середине месяца Генку ждут на заводе для проведения испытаний «Антиграва». Удовлетворённый ходом работы по изготовлению дистанционно-управляемой пирамиды, Генка улетел в Нью-Йорк.

           В конце апреля, Тим с Макенроем, в составе группы высотных топографов, улетели в Пакистан. Перед отъездом, Джейк и Генка долго их инструктировали. Джейк так прямо и сказал, что главной задачей Тима и Макенроя в этой экспедиции является не топографическая съёмка, а поиски кристалликов.

           - Даже если вы найдёте всего пять-десять кристалликов, экспедицию можно будет считать успешной. Эти кристаллики сейчас для нас дороже бриллиантов такого же размера! Короче, ребята, постарайтесь, очень вас прошу, - Джейк прижал правую руку к сердцу.

           - Конечно, мистер Дэвис, сделаем всё, что в наших силах, - заверил Джейка Макенрой, - мы поняли все ваши наставления и инструкции мистера Кулена.

           - Хорошо, тогда поступим так: в случае успешного поиска кристалликов, вы оба спускаетесь в Читрал. Тим с драгоценным грузом улетает домой. Мистер Макенрой отдыхает недельку в Читрале, и потом присоединяется к группе топографов. Работу топографов надо будет доделывать. Я не думаю, что там будет много работы. К концу июня топографические съёмки должны быть закончены. Я специально не планировал большой объём работ. У меня всё, - закончил Джейк.

           - У меня ещё пара слов, - продолжил разговор Генка, - Тим, будешь в Читрале, зайди к Рустаму. Я недавно ему звонил и он сказал, что пробудет в Читрале до 1-го сентября. Если возникнут какие-то проблемы, он поможет их решить. То же самое могу сказать и Джиму. Передайте ему большой привет от мистера Дэвиса и от меня. Счастливого пути, ребята!

           В середине мая Джейк вызвал к себе Генку и сказал, что пришло сообщение из Аризоны. «Антиграв» готов и Генку, вместе с Джейком, приглашают на испытания прибора. Завтра они вместе летят в Аризону.

           По прибытию в Аризону,  Джейк и Генка представились генералу - начальнику военно-воздушной базы. Совещание у начальника началось сразу же по прибытию Джейка и Генки. Остальные участники совещания, уже находились на территории военно-воздушной базы.

           «Антиграв» стоял в центре стола для совещаний, в кабинете начальника военно-воздушной базы. В кабинете, кроме Джейка и Генки, находились ведущий конструктор, генерал, организовавший изготовление «Антиграва», и ещё девять офицеров. Совещание открыл, уже знакомый Генке, генерал.

           - Уважаемые, господа, - генерал обвёл взглядом всех присутствующих, - разрешите мне поздравить всех вас с изготовлением опытного образца совершенно нового устройства. Менее года назад, многие из вас присутствовали при испытаниях первой модели этого устройства. Первая модель была, достаточно, примитивной и управлять ей было сложно. Автор первой модели, мистер Кулен, любезно согласился сотрудничать с нашими специалистами. Результатом этих работ явилось устройство, стоящее перед вами на столе. Наши разработчики ласково назвали его «Антиграв». Устройство представляет собой правильную пирамиду и способно создавать антигравитационное поле - экран от воздействия  поля гравитации Земли. Впрочем, сама пирамида, это технически несложная часть данного проекта, и с этой частью разработки, успешно справились наши специалисты. Естественно, при активном участии автора открытия этого эффекта, мистера Кулена. Хочу предоставить слово мистеру Дирксену, ведущему конструктору этого проекта, а затем выступит мистер Кулен, руководитель темы «Зелёный луч» лаборатории…, - тут генерал замялся и посмотрел на Джейка, - которой руководит мистер Дэвис.

           - Действительно, задача для нас была несложная, - взял слово ведущий конструктор проекта, мистер Дирксен, - главное – задача была поставлена ясно и чётко. Тем более, мы имели возможность исследовать самый первый опытный экземпляр, изготовленный по чертежам мистера Кулена, и его сотрудников. Наша основная задача состояла в том, чтобы в правильной треугольной пирамиде разместить два микроэлектродвигателя для плавного перемещения небольших капсул по рёбрам пирамиды, и сконструировать дистанционное управление этими двигателями, - с этими словами мистер Дирксен достал два плаката, и повесил на демонстрационную доску, - как видите, в этих чертежах ничего сложного нет. Некоторая сложность появилась в вопросе обеспечения автономного электропитания двигателей. Но и тут, посоветовавшись с мистером Куленом, мы решили вмонтировать во все четыре грани пирамиды солнечные элементы, которые бы обеспечивали необходимым электропитанием двигатели. С дистанционным управлением тоже сложностей не было. Мы взяли за основу принцип, который используется в игрушечных автомобилях с дистанционным управлением. Взяли только принцип. Усовершенствовав конструкцию, мы добились следующих технических характеристик: в пределах прямой видимости двигатели реагируют на дистанционное управление до 10 миль; на открытой местности с естественными препятствиями для управляющего луча - до 5 миль; в закрытых помещениях, радиус действия – полмили. А теперь бы хотел обратить ваше внимание на пульт управления, - мистер Дирксен взял в руки пульт управления, - тут имеются несколько кнопок для управления пирамидой. Главная кнопка «включения» и «выключения». При нажатии этой кнопки включается управление пирамидой, а так же включается электропитание самой пирамиды. То есть, пирамида включается в режим ожидания управления. Здесь имеются несколько кнопок и несколько светодиодов, которые сигнализируют о готовности управлять пирамидой. Светодиоды изменяют цвет от красного, до зелёного, на основании которого, мы можем судить о состоянии готовности пирамиды  для включения или выключения её действия. У меня, в общих чертах, всё, - закончил своё выступление мистер Дирксен.

           - Хорошо! Если у кого-то возникли вопросы по этой части разработки проекта, прошу задавать их мистеру Дирксену, - генерал очередной раз посмотрел на всех присутствующих в кабинете, подождал несколько секунд и продолжил, - тогда слово предоставляется мистеру Кулену. Прошу вас мистер Кулен!

           - По поводу изготовленного образца, - начал Генка, - мне добавить нечего. Конструкторы хорошо поработали и создали оригинальную модель пирамиды, которую можно использовать для дальнейшего применения и изучения необычных свойств вот этих кристалликов, - Генка достал из портфеля небольшой футлярчик с кристалликами, - они то  и создают эффект антигравитационного поля или гравитационный экран. Всё дело в том, как их расположить относительно друг друга, - Генка достал несколько кристалликов и предложил всем присутствующим внимательно осмотреть их, - если их расположить строго в вершинах равностороннего треугольника, создаётся эффект экранирования гравитационного поля Земли. Правда, размеры этого экрана – невелики. Однако, когда мы помещаем эти же кристаллики в вершину пирамиды, и в её основание, по сути дела добавляем всего только один кристаллик, размеры экранированного поля увеличивается на порядок! В прошлом году, мной и моим помощником был проведён эксперимент с прототипом данной пирамиды, что стоит перед вами на столе. Эксперимент превзошёл все ожидания, потому и было принято решение по изготовлению управляемой пирамиды. Однако, к нашему большому сожалению, количество кристалликов весьма ограничено. Пополнить запасы кристалликов - мы не можем. Я предвижу ваши вопросы о том, что это такое вообще? Отвечу честно и откровенно – не знаю!!! Откуда они появились в нашей лаборатории? На этот вопрос я отвечу. Несколько лет назад, мистер Дэвис и я участвовали в экспедиции на самую высокую вершину Гиндукуша, Тирич Мир. В одну из ночей мы стали свидетелями необычного явления. Неожиданно, как бы из скалы, появился зеленоватый луч и устремился вертикально вверх. Через какое-то время он распался на миллионы маленьких кристалликов, которые летали вокруг нас, как снежинки во время снегопада. Я чисто машинально набрал пригоршню этих кристалликов, и сунул в карман куртки. Уже потом, находясь дома, вспомнил о кристалликах и решил рассмотреть их внимательно. Выяснить, что они представляют собой – не удалось. Зато обнаружилось несколько необычных и интересных свойств, одно из которых мы сегодня обсуждаем. Данная пирамида, - Генка взял в руки пирамиду, стоящую на столе, - по существу – это управляемый контейнер для этих кристалликов. С помощью контейнера мы можем дистанционно передвигать кристаллики на пирамиде. Тем самым, как бы включая и выключая антигравитационное поле. Видимо, конструкторы ласково назвали пирамиду «Антиграв», составив название из двух слов: «анти» и «гравитация», что вполне логично, - улыбнулся Генка, - в принципе, у меня всё! – закончил своё выступление Генка.

            - У кого будут вопросы к мистеру Кулену? – спросил очередной раз генерал, обращаясь к присутствующим в кабинете, - Вопросов нет! Считаю - совещание сегодня закончено! Завтра в 9-00, собираемся здесь же, а затем направляемся на испытательный полигон. Все свободны до завтрашнего утра.

            Джейк и Генка направились в офицерскую столовую, где в спокойной обстановке плотно поужинали. Каких-либо развлекательных мероприятий на военной базе не предвиделось, и приятели отправились в свой гостиничный номер. Утром следующего дня, ровно в 9-00, они были в генеральском кабинете. Пришли все, кто присутствовал на вчерашнем совещании. Один из старших офицеров, скорее всего распорядитель намеченных испытаний, пригласил всех собравшихся пройти в автобус, стоящий у входа административного здания. Он пояснил, что испытательный полигон находится в полутора милях от административного здания, поэтому принято решение командованием военной базы доставить всех участников испытания «Антиграва» на полигон, автобусом.

            Полигон представлял собой большое бетонное поле, от которого уходила вдаль широкая взлётно-посадочная полоса. Немного в стороне от бетонного поля и взлётной полосы, стояло несколько ангаров. Прямо на бетонном поле стоял стол. Мистер Дирксен вынул из специального контейнера пирамиду, пульт управления и всё это положил на стол. Все приехавшие на испытания, собрались возле стола. Теперь в работу включился Генка. Из своего футлярчика он достал четыре кристаллика и вставил их в соответствующие гнёзда на пирамиде. Затем, посовещавшись с присутствующими, Генка взял пирамиду, отнёс её метров на 50 от стола, и поставил на бетонное поле. Пульт управления взял в руки ведущий конструктор - мистер Дирксен. По команде генерала, он стал манипулировать кнопками на пульте. В какой-то момент, все увидели, как пирамида плавно поднялась вверх. Поднявшись на высоту около ста футов, пирамида замерла. Мистер Дирксен стал пояснять присутствующим, как управлять пирамидой с помощью пульта.

           - Хорошо! Это мы видим - что пирамида или, как вы её называете «Антиграв» поднялась в воздух. Предположим, что прибор создал вокруг себя антигравитационное поле. Почему он поднялся, а не остался на земле? Почему он не поднимается выше? – задал вопросы генерал.

           - На эти вопросы я могу ответить, сэр, - подал голос один из офицеров, который в прошлом году заявлял, что он является специалистом в области гравитации.

           - Поясните, - разрешил генерал.

           - Дело в том, что «Антиграв» создаёт какое-то поле, которое условно назовём антигравитационным.  Оно распространяется во всех направлениях мгновенно, одновременно и имеет определённые границы. То есть, созданное поле приобретает форму некой сферы. Так вот, «Антиграв» по идее, должен занимать центр этой сферы. Гравитационное поле Земли, каким-то образом, воздействует на созданное «Антигравом» поле. По сути дела, выдавливает это поле из твёрдой оболочки Земли и заставляет приподняться над Землёй на радиус действия этого самого поля. «Антиграв», вместе с созданным полем, застывает в «безразличном» равновесии над поверхностью Земли. Антигравитационное поле, в принципе, можно переместить в любую точку земной поверхности, каким-то образом воздействуя на него. Каким? Мы этого ещё не знаем. Может существовать и другой вариант: перемещаем «Антиграв» в заданный пункт, который по размерам равен или больше радиуса поля и включаем его. «Антиграв», с созданным полем, скорее всего, останется неподвижным в месте включения. Это чисто теоретические выкладки. Данный эффект нами ещё не изучался и дать какие-то более понятные и конкретные объяснения, затруднительно, - пояснил офицер.

           - Понятно. А если «Антиграв» установить на самолёте, поднять его, ну допустим, на высоту 3000 футов и включить? Что произойдёт? – не унимался генерал.

           - Кто его знает, сэр. Самолёт будет находиться в движении, а «Антиграв» может среагировать даже на незначительный толчок и взлететь к потолку, где останется в «безразличном» равновесии - пожал плечами специалист по гравитационным полям.

           - А я бы хотел знать, получится или нет! Господин полковник, - обратился генерал к одному из офицеров, - у вас в ангаре имеется, готовый к полёту легкомоторный самолёт?

           - Да, сэр! Пять легкомоторных самолётов, модели «Цессна» готовы в любую минуту к полёту, - отрапортовал полковник.

           - Распорядитесь выкатить один самолёт сюда, на площадку, для проведения испытаний прибора «Антиграв». Пилот самолёта должен быть готов в любой момент поднять самолёт в воздух. Обеспечьте меры безопасности – парашют обязателен!

           - Есть, сэр! – и полковник побежал к ближайшему ангару выполнять приказ генерала.

           - Внимание господа! – генерал привлёк внимание всех присутствующих, - сейчас поступим следующим образом: на первом этапе испытания, закрепляем прибор «Антиграв» жёстко в салоне самолёта. Затем пытаемся с помощью дистанционного пульта управления включить прибор, поднять вверх и плавно опустить самолёт без экипажа на лётное поле. Если всё пройдёт без всяких эксцессов, переходим ко второму этапу испытаний. Второй этап будет заключаться в том, что самолёт с закреплённым прибором в салоне самолёта, поднимаем на высоту 3000 футов над землёй. После набора высоты - включаем «Антиграв». Перед включением и после включения «Антиграва», фиксируем все показания приборов самолёта на видеокамеру. Эту функцию выполнит наш штатный кинооператор, который будет находиться в самолёте вместе…, - генерал сделал паузу, ища глазами ведущего конструктора, - с мистером Дирксеном. Мистер Дирксен будет управлять «Антигравом».

           - Можно вопрос, сэр? – подал голос Генка.

           - Да, пожалуйста, мистер Кулен, - отреагировал на голос Генки генерал.

           - Я бы тоже хотел находиться на борту самолёта во время испытания «Антиграва». Всё-таки я являюсь одним из авторов этого прибора и хочу, так сказать, на себе испытать его действие, - обратился с просьбой к генералу Генка.

           - Ну, да! Ну, да! Вы правы, мистер Кулен! Конечно же, вы будете на борту самолёта во время эксперимента, - согласился генерал.

           Пока генерал определял этапы испытаний, из ангара вывели самолёт, и он уже подъезжал к бетонной площадке, где находилась кучка людей. Мистер Дирксен, и ещё два офицера, взяли контейнер с пирамидой и направились к самолёту. Минут через 10 все трое вернулись, и к ним ещё присоединился пилот самолёта.

           - Господа! Начинаем наш первый этап испытаний. Мистер Дирксен, прошу вас включить «Антиграв», и показать его в действии, - скомандовал генерал.

           Мистер Дирксен начал манипулировать с пультом дистанционного управления, и самолёт стал медленно подниматься вверх. Дойдя до определённой точки, которую можно было бы определить, как высота футов в сто над бетонным покрытием - самолёт замер. Все восхищённо смотрели на явление, когда простой самолёт, пусть даже небольшой, с выключенными двигателями висел над бетонным полем.

           - Опустите самолёт на площадку, - опять подал команду генерал.

           Мистер Дирксен хорошо освоился с управлением. Он опустил самолёт быстро и мягко на бетонную площадку.

           - Переходим ко второму этапу испытаний. Господин полковник, - генерал опять обратился к тому же офицеру, которому давал задание вывести самолёт из ангара, - распорядитесь обеспечить группу испытателей парашютами. Кто его знает, что там вверху может произойти.

           - Есть, сэр! Необходимый комплект парашютов уже в самолёте. Пилот, он же инструктор по парашютизму, даст необходимые инструкции и проконтролирует правильность использования парашютов, - отрапортовал полковник, - сейчас, господа, прошу всех пройти в автобус. Мы должны ехать. Минут через двадцать, самолёт поднимется в воздух, ещё минут через 5-6, наберёт нужную высоту. За полётом будем следить из диспетчерской управления полётами.

           Все участники испытания «Антиграва» пошли к автобусу, за исключением Генки, ведущего конструктора, пилота и кинооператора. Пилот провёл всех в салон самолёта, где выдал каждому парашют, объяснил и показал, как правильно им пользоваться. В основном, все инструкции и объяснения касались Генки, так как Дирксен и кинооператор были людьми военными, и имели опыт прыжков с парашютом.

           Когда, наконец-то все устроились в небольшом, тесном самолётике, пилот получил разрешение на взлёт. Минут через семь после взлёта, самолёт набрал нужную высоту, о чём пилот сообщил участникам эксперимента. Кинооператор включил видеокамеру, и начал киносъёмку, чтобы зафиксировать показания всех приборов самолёта, перед включением «Антиграва». Ещё через минуту, пилот сообщил, что с «земли» поступила команда включить «Антиграв». Мистер Дирксен взял пульт в руки, и передвинул кристаллики в положение «включено». С самолётом и с людьми, находившимися на борту самолёта, ничего особенного не произошло. Самолёт продолжал лететь дальше, а люди, пристёгнутые ремнями безопасности, только слегка почувствовали, что их тела не так сильно вдавливаются в кресла самолёта.

           - Обратите внимание, - громко сказал пилот, - наш самолёт увеличивает скорость, хотя я ничего для этого не делаю. Крейсерская скорость для этого типа самолёта 180 миль в час, максимум – 190! А мы уже летим со скоростью 220 миль в час, и скорость увеличивается! Однако показания датчика расхода топлива, остаются прежними. Я бы даже сказал, что расход топлива уменьшился!

           Кинооператор тут же направил объектив камеры на прибор показания скорости. Она медленно росла, и уже приближалась к отметке 250 миль в час. Корпус самолёта стал подозрительно вибрировать.

           - Если мы дальше будем увеличивать скорость, то самолёт может развалиться от перегрузки, - предупредил пилот.

           - Попробуйте уменьшить обороты двигателя, - попросил Генка.

           - Двигатель работает на самых малых оборотах. Дальше уменьшать обороты двигателя - это выключение, - пояснил пилот.

           - А вы сможете завести двигатель после его остановки? Я имею в виду, во время планирования самолёта с выключенным двигателем, - спросил Генка.

           - Конечно! Если всё в исправном состоянии, то никаких проблем! – откликнулся пилот.

           - Тогда выключайте двигатель, посмотрим, что произойдёт. Только сделайте так, чтобы все навигационные приборы оставались включенными, - попросил Генка пилота.

           Пилот выключил двигатель, но все навигационные приборы оставались включенными. Кинооператор не прекращал съёмку, направляя объектив камеры то на панель приборов, то на участников эксперимента, то на прибор, под названием «Антиграв». В салоне самолёта стало тихо. Только тихо шумела видеокамера в руках у оператора.

           - Что у нас со скоростью? – спросил Генка пилота.

           - Скорость остановилась на отметке 280 миль в час, - констатировал пилот.

           - Какова высота полёта? – Генка задавал вопросы, как заправский командир воздушного судна.

           - Высота не меняется. Мы находимся на высоте 3000 футов, - чётко ответил пилот.

           - А вам не кажется, господа, что мы летим, как в безвоздушном космическом пространстве? – обратился Генка ко всем участникам полёта.

           - Ощущение такое есть, - первым высказался пилот, - как будто нас хорошо разогнали и выпихнули в открытый космос. Теперь мы летим по инерции, не ускоряясь и не замедляясь. Точно, как в космосе.

           - А вы бывали в космосе? – поинтересовался Генка.

           - Нет. В космосе я не бывал, но у нас предполётная подготовка такая же, как и у астронавтов. Имитацию полёта на космическом корабле, я проходил, - ответил пилот.

           - Скорость полёта изменилась или нет? – опять спросил Генка.

           - Скорость полёта и высота – прежняя, - отчеканил пилот.

           - Так мы можем улететь далеко от нашего испытательного полигона, - задумчиво произнёс Генка, - а вы не можете попробовать повернуть наш самолёт в обратную сторону без включения двигателя? – попросил пилота Генка.

           - Сейчас попробую, - отреагировал пилот, - Нет! Ничего не получается! – через минуту произнёс пилот, - такое впечатление, что самолёт стоит на лётном поле с выключенным двигателем, а я пытаюсь на нём выполнить разворот.

           - Я понял, в чём причина, - промолвил Генка, - мы находимся внутри какого-то поля, которое мы условно называем антигравитационным, где такие процессы, как ускорение и торможение работают совершенно по-иному. Как? Надо разбираться. Подождём ещё несколько минут, потом включим двигатель самолёта и выключим «Антиграв». После этого, у нас всё вернётся на свои места.

           Самолёт, с выключенным двигателем, летел прежним курсом, не сбавляя скорости. Через пять минут Генка попросил пилота запустить двигатель, и как только двигатель заработал, тут же попросил мистера Дирксена плавно выключить «Антиграв». Скорость самолёта резко стала снижаться и дошла до уровня крейсерской скорости самолёта такого типа. Пилот без проблем развернул самолёт и взял курс на испытательный полигон.

           Через полчаса, у кромки взлётно-посадочной полосы полигона, самолёт встречала группа офицеров, наблюдавших за экспериментом. Разговоры, происходившие на борту самолёта, транслировались по громкой связи в диспетчерской управления полётами. Так что все присутствующие в диспетчерской, были в курсе того, что происходило на борту самолёта. Генерал предложил всем присутствующим при испытании, собраться сразу после обеда у него в кабинете, для обсуждения результатов эксперимента.

           - Господин полковник! – обратился генерал всё к тому же полковнику, - пожалуйста, пригласите на совещание пилота. Мне необходимо знать из первых уст ощущения человека, управлявшего самолётом при включённом «Антиграве».

           - Слушаюсь, сэр! – отчеканил полковник.

           Генка был в восторге от проведённых испытаний. За обедом, он хотел поделиться своими впечатлениями с Джейком, но тот остудил Генкин пыл. Сказал, что они ещё успеют детально обсудить всё происшедшее. После обеда все члены комиссии, участвовавшие в испытаниях опытного образца прибора под названием «Антиграв», вновь собрались в кабинете у генерала.

           - Господа! – начал генерал, - сегодня мы принимали участие в испытании опытного образца прибора под названием «Антиграв». Хотел бы выслушать мнение специалистов, которые непосредственно проводили испытание, и тех, кто за этими испытаниями наблюдал. Начнём, пожалуй, с ведущего конструктора этого проекта – мистера Дирксена. Прошу вас мистер Дирксен!

           - В своё время, перед нашим конструкторским бюро была поставлена задача, в которой уже присутствовало решение. Нам оставалось только выполнить некоторые технические детали. Думаю, мы успешно справились с заданием, и прибор получился таким, каким его хотел видеть заказчик. Во время испытаний, никаких сбоев не произошло. Все детали и компоненты устройства работали чётко и надёжно. Конечно же, меня поразили фантастические свойства прибора, и я уже сейчас начинаю думать о том, в какой области, и в качестве чего, можно применить данное устройство, - высказал своё мнение мистер Дирксен.

           - Предоставляю слово мистеру Кулену, одному из авторов, я бы даже сказал - главному автору этого проекта, - генерал показал рукой в сторону Генки, - Прошу вас мистер Кулен!

           - Всё то, что сегодня мы видели, превзошло все мои ожидания. Пирамида получилась именно такой, какой я её представлял. В техническом плане, всё выполнено идеально. Мои слова восхищения и благодарности всем разработчикам и изготовителям уникальной пирамиды. Однако уникальность пирамиды начинает проявляться только после того, как в неё вставят небольшие кристаллики неизвестного происхождения. Что это за кристаллики, и почему они начинают проявлять такие необычные свойства, нам ещё предстоит разбираться и разбираться. С помощью этой пирамиды, или как мы теперь её называем – «Антиграв», появляется возможность управлять гравитацией, одной из загадок нашей Вселенной. Пускай управление гравитацией происходит на небольших площадях, в небольшом объёме, но уже это создаёт огромные перспективы в различных областях науки и техники. Хотя, к большому сожалению, небольшое количество кристалликов ограничивает производство таких приборов, - у меня всё, - закончил Генка.

           - Понятно. Мистер Саймос, - обратился генерал к пилоту, - я хочу, чтобы вы кратко описали свои ощущения в те минуты, когда вы находились за штурвалом, а прибор «Антиграв» был включён.

           - Есть, сэр! Когда включили «Антиграв» я почувствовал, как самолёт стал резко набирать скорость. Прежде всего, это я определил по показаниям приборов. Вначале я подумал, что «Антиграв» создаёт помехи, и приборы показывают неправильно. Но присмотревшись к очертаниям предметов на земле, понял, самолёт увеличивает скорость. Ощущение перегрузки – не испытывал. А когда «Антиграв» выключили и самолёт стал резко терять скорость, перегрузки появились. На лёгкомоторных самолётах, при небольших скоростях, сильных перегрузок не бывает. Если установить «Антиграв» в сверхзвуковые самолёты, то мне кажется, что такой прибор может погасить большие перегрузки, практически, до нуля! Что в свою очередь, позволит пилотам легко управлять машиной. Это моё главное наблюдение, - закончил доклад пилот.

           - Очень ценное и нужное наблюдение, - похвалил генерал, - кто-нибудь ещё хочет поделиться своим мнением, по поводу эксперимента?

           - Можно мне несколько слов, сэр? – подал голос специалист по гравитации.

           - Да, конечно, мистер Смит! Я ждал, что вы выскажете своё мнение по всем этим фокусам с гравитацией. Это ваша стихия и вам карты в руки! Просим вас мистер Смит, делитесь своими впечатлениями, - разрешил генерал.

           - Я присутствовал на самом первом опыте с прототипом «Антиграва» менее года назад. Ещё тогда меня поразили удивительные свойства маленьких кристалликов. Буквально, пару слов, о новом образце. То, что сегодня мы видели, поражает ещё больше, чем прошлогодние эксперименты. Дистанционное управление пирамидой, расширяет спектр возможностей применения прибора «Антиграв». На данный момент, я не вижу каких-либо изъянов в этой конструкции. Теперь немного фантазии по использованию «Антиграва». Если, как утверждает мистер Саймос, «Антиграв» обладает свойством гасить перегрузки во время разгона и торможения любого летательного аппарата, имеет смысл сконструировать машину, напоминающую по форме…, - тут мистер Смит сделал короткую паузу, - правильно - «летающую» тарелку! Практически все, кто был свидетелем появления НЛО в небе над Землёй, отмечают исключительную манёвренность «летающих» тарелок. Они могут под прямым углом, на огромной скорости изменить направление полёта. Ведь это же огромные перегрузки! Вряд ли какое-либо живое существо может выдержать такие перегрузки. У меня возникла мысль, а не используется ли в «летающих» тарелках, то есть в НЛО, что-то подобное нашему «Антиграву»? Ведь посмотрите, что получается, если создать летающий аппарат похожий на тарелку, по окружности разместить высокоэффективные двигатели, типа торсионных, вмонтировать «Антиграв», и наш летательный аппарат будет развивать огромные скорости! Причём, без какого-либо риска, связанного с перегрузками! А манёвренность?! На таком летательном аппарате можно изменить направление полёта на 180 градусов, практически, мгновенно! Достаточно будет только выключить одни двигатели, и включить другие. Находящемуся внутри такого аппарата экипажу, перегрузки не страшны! Их гасит «Антиграв»! У меня такое фантастическое виденье применения прибора «Антиграв», - закончил выступление мистер Смит.

           - Спасибо, мистер Смит! Своим выступлением вы развеяли мои последние сомнения в целесообразности дальнейших разработок в этом направлении. У меня ещё после первой демонстрации свойств кристалликов, мистером Куленом, возникли похожие мысли, потому-то мы и пробили финансирование этого проекта. Вижу, что не зря! Ваше мнение, мистер Смит, очень дорого для нас. Хочу напомнить присутствующим, что мистер Смит являетесь доктором наук в этой области, и уважаемым профессором военной академии. Продолжим. Кто-то ещё имеет желание высказаться? – спросил генерал, обведя присутствующих взглядом, - желающих больше нет! – констатировал генерал через несколько секунд, - тогда разрешите закончить наше совещание. Спасибо всем, за участие и наблюдение испытаний нового опытного образца прибора «Антиграв»! Все свободны. Мистер Дэвис и мистер Кулен, задержитесь, пожалуйста, на несколько минут.

           Джейк и Генка остались сидеть на своих местах. Когда за последним офицером закрылась дверь, генерал обратился к Джейку с Генкой.

           - Уважаемые господа, благодарю вас за идею создания интересного прибора, за участие в разработке, и изготовлении его. Технология и процесс изготовления приборов на нашем заводе налажены, и потому мы планируем в ближайший месяц, максимум два - изготовить всю партию приборов «Антиграв». Как вы понимаете, без главного компонента этих приборов – кристалликов, теряется смысл изготовления большего количества экземпляров. Хотел бы у вас попросить, чтобы вы изыскали возможность выделения нам дополнительно ещё два-три комплекта кристалликов. Понимаю, вы хозяева этого материала, и вам решать, выделять или нет. Учитывая огромный успех проведённых испытаний и открывающихся широких возможностей применения прибора «Антиграв», убедительно прошу изыскать такую возможность, - обратился с просьбой генерал.

           Джейк и Генка переглянулись. Ещё накануне отъезда на испытания, Генка провёл ревизию кристалликов, и отметил, что у них имеется достаточное количество кристалликов для исследования. Есть возможность безболезненно выделить 10 комплектов  кристалликов на приборы «Антиграв». Этот вопрос они обсудили во время перелёта от Нью-Йорка до Финикса. Они, и сами хотели предложить генералу эту сделку, но только после проведённых испытаний. А тут генерал сам затеял разговор на эту тему. Естественно, Джейк и Генка были согласны на такую сделку.

           - Да, сэр, мы имеем такую возможность. Мы выделим вам 10 комплектов кристалликов для приборов «Антиграв». Взамен мы просим оказать нам только одну услугу – пользоваться вашей базой, и вашими специалистами для дальнейших разработок и проведения экспериментов с приборами, аналогичных «Антиграву». И, конечно же, ждём от вас поступления одного экземпляра «Антиграв». А за кристалликами можете присылать своего человека с соответствующими документами, хоть завтра. Мы тоже завтра улетаем, отправляйте его с нами, - сказал Джейк.

           - Хорошо, наверно так и сделаем, - согласился генерал.

 анимашка

 

анимашка

  Глава 32                                   В оглавление                         Глава 34

АнимашкаАнимашка

 

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений