Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 34

картинка

           Серебристый свет залил всё ущелье. Ледники и снежники, отражая лунный свет, заблестели на склонах гор. Огромный лунный диск, висел над горным хребтом. Кулаков и Женька молча, пили горячий чай. Было очень тихо, только со стороны скал, слегка доносилось потрескивание и лёгкий шорох.

          - Генри, я слышал такую байку, а может где-то прочитал, - нарушил молчание Женька, всё ещё глядя на Луну, - если в зимнюю, ясную, морозную ночь, во время полнолуния налить в гранёный стакан воды, и выставить на мороз, то вода в стакане не замёрзнет. Правда это или нет?

          - Опять, ты со своими каверзными вопросами, - улыбнулся Кулаков, - честно скажу, я такие эксперименты не ставил. Да и слышу про это впервые от тебя. Возможно, в этом что-то есть. А ты попробуй! Как-нибудь зимой, в подходящее время проведи такой опыт. Если это правда, то займись изучением этого уникального явления. Может, найдёшь ответ на свой вопрос, а заодно и мне сообщишь, о своих опытах в этом направлении, - оживился Кулаков, почувствовав какую-то скрытую, новую тайну природы.

          - Смотрите, как светло стало, - Женька смотрел на Луну, - первый раз вижу такую яркую, и такую большую Луну. Может, просто раньше не обращал внимания, но сегодня она светит очень ярко.

          - Раз светит хорошо, то давай займёмся подготовкой к главному событию сегодняшней ночи. Для начала давай жёстко закрепим страховочную верёвку, которой ты меня будешь страховать, когда я войду в нишу. Надо будет посмотреть, за что её лучше закрепить, - Кулаков взял верёвку и подошёл к наклонной скале.

          - Я что-то ничего подходящего не вижу, - сказал Женька, обойдя наклонную скалу с трёх сторон, - давайте вобьём скальный крюк, вот здесь, сбоку, тут есть небольшая трещина в скале, как раз можно вбить крюк.

          - Ну, давай, забивай крюк, - согласился Кулаков.

          Женька отцепил от пояса небольшой скальный крюк, и мастерски загнал его в щель. На крюк повесил карабин, а через карабин пропустил верёвку.

          - Всё! Готово! – коротко отчитался Женька.

          - Молодец! – похвалил Кулаков, - Теперь смотри, ты будешь стоять здесь, с боку наклонной скалы. Отсюда тебе хорошо будет видна ниша, и всё, что в ней будет происходить. Твоя задача – внимательно следить за всеми моими действиями. Не допускать, чтобы страховочная верёвка провисала. Она должна находиться, как минимум, в метре от земли. Длины верёвки хватает, один конец я пристегну к грудной обвязке, на другом конце делаем петлю, - Кулаков ловко сделал петлю, - эту петлю я наброшу на Антона. Как только я набрасываю петлю, ты сразу начинаешь выбирать оба конца верёвки. Не сильно и не резко, начинаешь подтягивать меня и Антона к выходу. Думаю, что я тебе буду помогать тянуть Антона к выходу, поскольку приму все меры предосторожности. Ты же не забыл, что у меня есть наушники, сетка и маска, которые должны меня оградить от нежелательного психотропного воздействия. А когда мы оба, пересечём плоскость скалы, под названием «вход в нишу», то будем уже в безопасности. Тебе всё понятно? – спросил Кулаков Женьку.

          - Обижаете, Генри, я всё понял! Сделаем всё так, как вы сказали, - ответил Женька.

          - И ещё. Если, вдруг, внутри ниши увидишь какое-нибудь чудище. Не пугайся, из ниши оно не выскочит. Это так, предостережение. Когда я первый раз увидел монстра, в облике страшного и сказочного дракона, то поседел. А потом я видел монстров на склонах горы Тирич Мир, и в китайских горах Куньлунь, но страха уже не было. Сейчас вспоминаю всех этих монстров-драконов, и мне кажется, что все они были разные. Почему-то сейчас об этом вспомнил, когда стал тебя предупреждать, - Кулаков на секунду задумался, как будто мысленно перебирал всех увиденных монстров-драконов.

          - Вы же столько о них рассказывали, я помню об этом. Постараюсь в панику не вдаваться, - заверил в своём бесстрашии Женька.

          - Вот-вот, в панику не надо вдаваться, - поддержал Женьку Кулаков.

          - Мы ещё что-то будем готовить или нет? – спросил Женька.

          - Вроде всё готово. Я тебя проинструктировал, верёвку закрепили, индивидуальные средства защиты у меня с собой, - Кулаков пощупал свои карманы, - остаётся только ждать назначенного часа. По моим подсчётам, не меньше двух часов. Время для отдыха, для разговоров ещё есть, - сказал Кулаков, устраиваясь на надувном матрасе.

          - Это хорошо, что время для разговора есть. У меня к вам очередной вопрос возник, - замялся Женька.

          - Опять какой-нибудь подвох приготовил? – шутя, спросил Кулаков.

          - Нет, в этот раз нормальный, житейский вопрос. Я хотел вас спросить, что стало с Рустамом, когда закрылась его диверсионная школа? Куда он уехал из Читрала? В Советский Союз или в Америку? - спросил Женька, устраиваясь рядом с Кулаковым на надувном матрасе.

          - А ты что? За своего бывшего коллегу беспокоишься? – с иронией спросил Кулаков.

          - Почему бывшего коллегу? Он же, как вы говорили, работал в ЦРУ? – удивился Женька, вопросу Кулакова.

          - Всё верно! Рустам работал и на ЦРУ, и на Вооружённые силы Пакистана. Но главная его работа была  - работа на КГБ! Это был глубоко законспирированный агент КГБ. Сейчас уже можно об этом говорить. Государство, на которое он работал, уже не существует, и у него, в настоящий момент, перед ним нет никаких обязательств. Выходит, что система выпихнула его из своих рядов, просто так, за ненадобностью. Меня тоже эта система вычеркнула из списков живых, - горестно вздохнул Кулаков.

          - Но, как же, так? Человек работал, приносил пользу своему государству, и вдруг оказывается, что он больше никому не нужен? – недоумевал Женька.

          - Женя! Ты работаешь в конторе, точно такой же, только государство другое, а повадки остались от прежнего КГБ, которое существовало в СССР. Я тебя, разочаровывать в твоей работе не собираюсь. Со временем сам всё поймёшь, и придёшь к правильному выводу. Рустам, тоже всё это понял, и причём - давно. Только назад пути у него уже не было. Потому и работал до тех пор, пока ему по его секретным каналам не пришло сообщение, чтобы он, ни в Россию, ни в республики бывшего СССР не возвращался. После августовского путча в 1991 году, его шефа и покровителя, московского генерала КГБ Виктора Солодовникова, уволили в запас. Он, ещё успел отправить такое сообщение Рустаму. А чуть позже, сам знаешь, и государства СССР не стало. Весной 1992 года, Рустам ушёл с военной службы, и перебрался жить в США. Так, до сих пор, там и живёт. Читал лекции в университете, а лет 10 назад устроился на военный завод, в конструкторское бюро, и что-то там изобретает. Короче, сейчас занимается любимым делом, и своей жизнью вполне доволен. Вот так-то Женя, - Кулаков замолчал.

          - А мне интересно, как он попал в банду Мустафы? Случайно это было или он выполнял какое-то секретное задание? – опять задал вопрос Женька.

          - Ну, ты прямо как следователь, почему, с кем, зачем? – ухмыльнулся Кулаков, - хотя сейчас какая разница? Хорошо, расскажу, как всё это было. Мне об этом сам Рустам рассказал, правда, только летом 1992 года, когда приезжал ко мне погостить. Мы с ним пошли в тихий русский ресторанчик «SINBAD» в Нью-йоркском  районе Брайтон. Просидели там часа три, если не больше. Рустам мне всё и рассказал. Теперь внимательно слушай, Женя. Рустам приглянулся «конторе» еще, будучи студентом Ташкентского института связи. В дальнейшем, вся его трудовая, и научная карьера была под присмотром КГБ. В 60-х годах прошлого столетия в СССР, особенно в республиках Средней Азии, стало появляться огромное количество опия-сырца. По всей видимости, его доставляли контрабандным путём из Афганистана, через Таджикистан и Узбекистан. На базе Узбекского КГБ был создан специальный отдел по борьбе с наркоторговлей. В этот отдел был включён и Рустам, в качестве нелегального агента. Рустам продолжал работать на своём заводе, до определённого момента. В поле зрения отдела попала банда Мустафы. За ней долго следили, но ликвидировать банду, так и не получилось. В самый последний момент, когда, казалось, все пути отхода были перекрыты, Мустафа со своей бандой контрабандистов исчезал. Долго его ловили, но так и не поймали. Потом, где-то наверху, было принято решение, оставить Мустафу в покое, а в его банду внедрить своего человека. Выбор пал на Рустама. Долго готовилась операция внедрения, но случай всё никак не подворачивался. А тут Ташкентское землетрясение, и всё пошло, как по маслу, конечно же, не без помощи КГБ. После долгих мытарств, Рустам добрался до Хорога, а там уже влился в отряд Мустафы, об этом я тебе уже рассказывал. Года три Рустам был в отряде Мустафы. За это время были изучены, естественно не без помощи Рустама, все каналы нелегального сбыта опия-сырца. Постепенно получателей контрабандного груза, заменили на своих людей. Мустафа привозил свой товар в СССР, а в Афганистан увозил оружие. Оружие, на которое меняли опий, было уже снято с вооружения, и подлежало утилизации. А тут такая возможность, не тратиться на утилизацию, а получать ещё и прибыль. Благодаря Рустаму, государство взяло под свой контроль до 90% контрабандного опия, переправляемого из Афганистана. Механизм был запущен, машина отлажена, и Рустама начали готовить для следующего задания. Для этого его снабдили чертежами секретного оборудования, якобы им похищенные во время землетрясения, чтобы с их помощью, внедриться в разведслужбы США. Внедрение прошло успешно. Был завербован ЦРУ, работал над усовершенствованием своего же прибора на одном из секретных заводов США. Года за три, до введения советских войск в Афганистан, был откомандирован в Пакистан по линии ЦРУ. Со временем был рекомендован на военную службу, в министерство обороны Пакистана. А когда начались военные действия в Афганистане, получил новое задание от спецслужб СССР, устроиться на работу в диверсионную школу. Что он успешно и сделал, став руководителем одной из крупнейшей диверсионной школы на территории Пакистана. Не буду объяснять, да и подробностей я не знаю, каким образом осуществлялась передача данных о выпускниках школы. Практически, все выпускники разведшколы, были заранее приговорены. Оставалась, конечно, элитная часть курсантов, которая состояла из бывших советских военнослужащих. Они оставались в разведшколе до полугода. За это время проверялись их анкетные данные, не только в разведшколе, но и по линии Министерства Обороны СССР, совместно с КГБ. Выяснялись обстоятельства их пленения, или добровольного перехода на сторону моджахедов. Соответственно, следовали выводы и рекомендации, по дальнейшему их использованию. С помощью Рустама, на Родину вернулось несколько десятков советских солдат и офицеров. Были и такие, которые подлежали уничтожению вместе с остальными бандитами, выпускниками разведшколы. Вот такая нелёгкая, порой балансирующая на грани жизни и смерти, была опасная работа и жизнь у Рустама. То, что он меня вернул к нормальной жизни, его заслуга. А так, кто его знает, что со мной было бы. Пропал бы где-нибудь в горах Афганистана или Пакистана. Хорошо, что сейчас у него всё ладно и хорошо. От души рад за него и за его семью, - закончил рассказ Кулаков.

          - Да, интересную вы историю рассказали, прямо шпионский детектив. А вы не боитесь навредить Рустаму, рассказав о нём мне? – неожиданно спросил Женька.

          - Нет, мой юный друг Женька! – засмеялся Кулаков, - ты ему не навредишь! Всё, что я тебе сейчас рассказал, имеется в архивах КГБ, или как там теперь называется? ФСБ что ли? А информировать спецслужбы США, о том, что Рустам вёл двойную игру, какой тебе смысл? Человек выполнил свою работу честно и добросовестно, и даже получил правительственную награду от СССР, орден Боевого Красного Знамени! А сколько он советских воинов спас? Нет, тебе твоя совесть не позволит сделать что-то плохое человеку, столько сделавшего для своей Родины. Это Родина должна просить у него прощения, что забыла своего героя! Вот так вот, Женя! Ладно, хватит об этом, ты спросил, я рассказал, что знал. Сколько у нас уже времени? – Кулаков посмотрел на свои часы, - О! Уже второй час! Скоро начнётся представление, а мы будем не только зрителями, но и активными его участниками. Давай, Женя, поставь ещё чайку, скоротаем время за чаем, - попросил Кулаков.

          - Сейчас, мигом всё организую, - откликнулся Женька.

 *****

           Элизабет с нетерпением ждала возвращения Генки с испытаний нового прибора. У неё возникла одна идея, осуществить которую она в одиночку не решалась. Генка был в командировке на секретной военной базе, Тим ещё дальше, в горах Гиндукуша. Суть проблемы заключалась в следующем - пропустить лазерный луч через «включённую» пирамиду. «Включать» пирамиду в стенах лаборатории было нельзя, поскольку антигравитационное поле, образующееся при «включении» пирамиды, могло нарушить  нормальную, рабочую обстановку в соседних помещениях. Оставалось только ждать возвращения Генки и Джейка, чтобы они решили эту проблему.

          Как ни странно - проблема решилась легко и просто. Когда Генка изложил просьбу Элизабет Джейку, тот не раздумывая, предоставил одно подвальное помещение, находящееся на значительном расстоянии, и глубине от основного корпуса лаборатории. Генка и Джейк знали точные, или почти точные размеры, образуемого поля, и эксперименты с пирамидой в этом подвальном помещении, представлялись безопасными. Правда, помещение было не оборудовано, и  использовалось как некий склад всяких ненужных, но ещё не списанных с баланса лаборатории мебели и аппаратуры. Джейк пообещал распорядиться, чтобы через два-три дня помещение привели в надлежащий вид.

          Через три дня Джейк лично проводил Генку и Элизабет в выделенное помещение. Добирались до нужного помещения через специальный грузовой лифт, о существовании которого Генка даже не подозревал. Когда спустились на нужный уровень, ещё метров сто пришлось идти по широкому, сводчатому коридору. Коридор заканчивался массивными металлическими воротами, в которых была дверь.

          - Эти сооружения принадлежали когда-то метрополитену. Здесь располагались технические службы, в которых со временем перестали нуждаться. Так как, это всё, практически, находилось под нашим корпусом, то ещё мои предшественники заняли эти подземные постройки, - пояснил Джейк своим спутникам, - возможно, планировали оборудовать какие-то  производственные помещения, но проекты так и остались проектами, и помещения долгое время пустовали. Честно сказать, я и сам об этих катакомбах редко вспоминаю, - признался Джейк, вставляя ключ в замочную скважину.

          Помещение оказалось большим. Как показалось Генке с первого раза, около 150 квадратных метров. Высокие сводчатые потолки, действительно, создавали впечатление, что находишься в метрополитене. Помещение было абсолютно пустым. Несколько электрических лампочек под потолком освещали ровным светом всё пространство.

          - Я думаю, что для ваших экспериментов с пирамидой, это помещение подходит идеально, - сказал Джейк, окидывая взором пространство помещения, - в радиусе 300 футов никаких других помещений не находится. До поверхности земли футов 200 будет, но на поверхности нет никаких сооружений, только зелёный газон, несколько деревьев и кустарники. А там дальше, - Джейк показал на противоположную от ворот стену, - идёт продолжение туннеля, но он давно заброшен, хотя и тянется на несколько миль. Мы возвели бетонированную стену, чтобы отделиться от остального подземного мира. Я так понимаю, что это помещение надо будет оборудовать, примерно так же, как это было сделано в прошлом году в ангаре на военно-воздушной базе, при первом испытании пирамиды? – обратился Джейк к Генке и Элизабет.

          - Да, желательно! Установить и закрепить пару столов. Около столов, в пол, вмонтировать несколько скоб для страховки, а остальное сделаем сами, так Элизабет или нет? - Генка посмотрел на Элизабет.

          - Конечно, мне больше ничего и не надо. Пару стареньких столов, которых не жалко, да пару электрических розеток, а то я их что-то не вижу здесь, - согласилась с Генкой Элизабет.

          - Хорошо, я дам распоряжение, чтобы всё подготовили. Сегодня у нас четверг, думаю, в понедельник вы сможете приступить к своим экспериментам. Если что-то у вас будет получаться интересное, обязательно мне сообщите, приду, посмотрю. Да, на всякий случай, надо будет ещё сюда провести местную телефонную линию, и закрепить, где-нибудь на стене, телефонный аппарат. Вроде всё. Обо всём договорились, пойдём на выход? – спросил Джейк спутников. Генка и Элизабет, молча, кивнули.

          В понедельник, с самого начала рабочего дня, комендант проводил Генку и Элизабет в подвальное помещение. В центре огромного зала стоял стол, намертво прикрученный к полу. В полу, возле стола, торчали четыре скобы. Ещё один стол стоял немного поодаль и тоже был закреплён. На каждом было по две розетки. Возле второго стола стояло четыре, не закреплённых к полу, стула. Генка и Элизабет поблагодарили коменданта за проделанную работу. Комендант передал ключи от входной двери Генке и удалился.

          - Ну, что Лиза? Займёмся экспериментами? – спросил Генка Элизабет, когда комендант ушёл.

          - Конечно! У нас оборудование нетяжёлое, можем всё принести и начать работать. Только у меня есть одна просьба к тебе Генри: можно что-то придумать, чтобы нашу пирамиду закрепить на столе. Не просто поставить её на какую-нибудь грань и закрепить, а поставить на ребро, чтобы был свободный доступ ко всем четырём граням, - обратилась Элизабет к Генке.

          - Разумеется! Пару хомутиков, четыре шурупа и всё будет нормально! Столы специально поставили такие, что прикрутить к ним что-нибудь, будет не жалко. Сейчас зайду в мастерскую, и мне там сделают два хомутика за пять минут. Ты иди в наш кабинет, собирай всё, что нужно для эксперимента, а я пойду в мастерскую. Минут через двадцать я приду, - сказал Генка, направляясь к двери.

          Через час они вновь вернулись в помещение для экспериментов с «волшебной» пирамидой. Генка быстро прикрутил пирамиду к столу в нужном положении, и закрепил кристаллики в специальных гнёздах пирамиды. Осталось только подвинуть два кристаллика в вершины пирамиды, чтобы пирамида «включилась», и заработала.

          - Элизабет, пирамида готова для включения. Где твоя лазерная пушка? – шутливо спросил Генка.

          - Пушка, это громко сказано, - вполне серьёзно ответила Элизабет, - у меня всего лишь лазерная указка, и карманный фонарик. Для начала эксперимента, этого достаточно. А ты что, хочешь подвинуть кристаллики, и взлететь к потолку? – теперь уже Элизабет с улыбкой спросила Генку.

          - Ой! Конечно, надо же привязаться! Давай-ка я тебя вначале закреплю вместе со стулом, а потом и сам пристегнусь, - засуетился Генка.

          - А те два стула не улетят? – Элизабет рукой показала на оставшиеся без привязи стулья.

          - Думаю, что нет. Если не двигать их, то они останутся на месте, и станут лишь невесомыми. Задвинем их под стол, и никуда они не денутся, - Генка задвинул оба стула под второй стол.

          Когда Генка пристегнулся, оба, как на спиритическом сеансе, уставились на пирамиду. Осторожно, без резких движений, Генка передвинул вначале один кристаллик, затем второй. Кристаллики в вершинах засветились, сигнализируя о том, что пирамида включилась. Элизабет достала из кармана лазерную указку, включила её и направила красный луч на ближайшую к себе грань пирамиды. Так как пирамида была закреплена на столе ребром, две грани были направлены вверх, а две вниз. Элизабет направила лазерную указку на одну из граней, обращённую вверх. В тот же миг из других трёх граней пирамиды вырвались красные лучи и зафиксировались в виде красных точек: две на столе и одна на потолке. Элизабет попробовала переместить лазерный луч в другие поверхностные области грани, но красные точки на столе и потолке оставались неподвижны. Получалось, что входящий луч в пирамиду, неважно, под каким углом, и в каком месте грани он входил, на выходе всегда был точно в центре других граней пирамиды, то есть в точке пересечения биссектрис. Элизабет попробовала направить лазерный луч в другие грани «включённой» пирамиды – эффект был тот же.

          - Ты это хотела увидеть, или у тебя были другие варианты опытов с пирамидой? – спросил Генка.

          - Я просто хотела поэкспериментировать, и обнаружить что-то необычное. Кажется, я уже обнаружила. Само преломление луча в пирамиде противоречит всяким законам физики. Ведь внутри пирамиды нет другой, более плотной среды, или более разряжённой. Там такой же воздух, как окружающий воздух пирамиду. Постой, мысль появилась. Выключи пирамиду, сейчас проверим прохождение лазерного луча через «выключенную» пирамиду, - Элизабет подождала, пока Генка передвинет кристаллики, - Вот, видишь?! Луч беспрепятственно проходит сквозь пирамиду, не преломляется, и не делится на три части. Вошёл и вышел, не меняя направления. Интересно, а что получится, если я проткну «включённую» пирамиду чем-нибудь твёрдым? Ну, не лазерным лучом и не светом фонарика, А, хотя бы,  указкой, - Элизабет потянула за торец лазерной указки, и та вытянулась, как телескопическая антенна у радиоприёмников, на целый ярд, - Включай пирамиду, будем экспериментировать дальше.

          Генка послушно задвигал кристалликами. Вершины пирамиды засветились зеленоватым светом. Элизабет осторожно и медленно стала вводить указку внутрь пирамиды. Она не ощущала никакого сопротивления, но та часть указки, которая пересекла невидимую грань пирамиды, исчезла и стала невидимой! Элизабет попробовала вытянуть указку из пирамиды, и конец указки появился целым и невредимым.

          - Элизабет, попробуй указку погрузить в пирамиду так, чтобы конец её вышел через какую-нибудь другую грань, - попросил Генка.

          - Сейчас попробую, - откликнулась на просьбу Элизабет.

          Так же осторожно и медленно, как и первый раз, Элизабет начала вводить указку в пирамиду. Она вводила указку всё глубже и глубже, и вдруг, в трёх других гранях, точно по центру, появились концы указки! Генка от удивления широко открыл рот и выпучил глаза. Он пытался что-то сказать, но вместо слов вылетали лишь непонятные междометия. Элизабет наоборот, плотно сжала губы, и прищурила глаза, как будто бы боялась, что своей указкой кому-нибудь выколет глаз. Внутри пирамиды указка была невидимой. Элизабет попробовала переместить указку, наклонить, всё это проделывала без труда, но концы указки всё равно торчали точно посередине и перпендикулярно к граням.

          - Подожди, Элизабет, давай пропустим полностью твою указку через пирамиду. Я беру два конца, этот и вот этот, - Генка показал на ближайшие к себе грани пирамиды, - а ты держи вот этот конец и будем вытаскивать указку из пирамиды за выступающие концы.

          Без всякого труда, Генка и Элизабет вытащили из пирамиды три, совершенно одинаковых лазерных указки! Даже небольшая царапина, которая присутствовала на исходной указке, имелась в наличии на всех трёх! Генка молча «выключил» пирамиду.

          - Прямо сказки какие-то, да и только! – через пару минут произнёс Генка.

          - Мы сейчас наблюдали процесс клонирования неодушевлённых предметов, - пошутила Элизабет, - интересно, а может ли наша пирамида клонировать живые клетки?

          - Ну, да! Нам только этого сейчас не хватало! – отрешённо отмахнулся Генка. Он всё ещё не мог прийти в себя от всех этих фокусов, - С живыми клетками подождём, надо с этим копированием разобраться. Ведь что получается, - начал размышлять Генка, - когда пирамида вокруг себя создаёт антигравитационное поле, внутри самой пирамиды проходят какие-то процессы, которые позволяют клонировать, помещённое внутрь пирамиды предмет. Да, к тому же не в одном экземпляре! Мало того, что пирамида копирует предмет, - Генка вертел в руках одну из лазерных указок, - так она выдаёт полнофункциональный прибор! Посмотри на эту указку, ведь в ней всё есть, как в оригинале. Батарейки, лампочка, фокусирующая линза, складывается и раскладывается телескопический механизм указки. Не удивлюсь, если устроить проверку на молекулярном уровне, все три указки будут совершенно одинаковы до последнего атома. Да, ну и фокусы вытворяют эти, с виду невзрачные, кристаллики.

          - Не зря же отправили Тима в командировку на поиски кристалликов. Им же цены нет! Тим уже скоро должен спуститься с гор и позвонить, - вдруг вспомнила Элизабет о Тиме, - хорошо будет, если он найдёт ещё кристаллики.

          - Я как-то уже начинаю сомневаться, хорошо это или плохо. Посуди сама, все обнаруженные свойства кристалликов, так или иначе, попадают в сферу интересов военных специалистов. У военных, что на первом месте? Создание нового типа вооружения! А если количество кристалликов будет ограничено, то и опытные образцы вооружения останутся только опытными. Вот с этим свойством, которое мы сегодня обнаружили, можно подорвать экономику любой страны в считанные дни, без всякого оружия, - Генка продолжал вертеть указку в руках.

          - Как это подорвать экономику? Я что-то не пойму, - растерянно спросила Элизабет.

          - Вот смотри, сейчас продемонстрирую, - Генка начал включать пирамиду, - беру двадцатидолларовую банкноту, скатываю её и прикрепляю на кончик указки, - Генка скотчем закрепил банкноту на конце указки, - ввожу в пирамиду и у меня  руках уже 60 долларов! Правда, все три купюры имеют одинаковый номер и серию, значит – две фальшивые! Какие из них фальшивые - ни одна экспертиза не определит! А что мешает ввести в пирамиду пачку денег или десять? Или слиток золота? Можно попробовать бриллианты. Что угодно. Таким образом, мы можем размножить валюту любой страны в неограниченном количестве. Без всяких материальных затрат! Из ничего! Вбрасываем на мировой рынок и экономический хаос обеспечен. Видишь, какое страшное оружие мы изобрели? Я бы хотел, чтобы это свойство кристалликов и пирамиды осталось втайне от всех, даже от Джейка. Человечество ещё не готово к таким подаркам. Мы уже подарили военным прибор под названием «Антиграв». Хоть он технически сложнее нашей простой пирамиды, но не так опасен для человечества. Пусть военные специалисты изобретают «летающие тарелки», на принципе работы «Антиграва», и тешат своё самолюбие величайшим изобретением современности. А это, - Генка выключил пирамиду, - пусть останется нашей тайной.

          - Как же так? – растерянно пролепетала Элизабет, - мы же…

          - Нет, ты можешь продолжать свои работы по исследованию оптических свойств кристалликов, - перебил Генка Элизабет, - пропускать свет через пирамиду и делать массу других опытов с пирамидой, кристалликами, но о копировании различных предметов и, возможно, живой ткани, надо забыть. Может быть, мы когда-нибудь вернёмся к этой теме, когда наступит острая необходимость, а сейчас эту тему закроем. Кроме нас двоих никто не должен знать об этих свойствах пирамиды с кристалликами.

          - Хорошо, - грустно сказала Элизабет, - жаль, конечно, скрывать от человечества такие волшебные качества пирамиды, но ты прав, на данном этапе развития, наша цивилизация не готова к таким подаркам. Несомненно, если об этих свойствах пирамиды узнают военные, у нас отнимут всё, а мы не сможем этому воспрепятствовать. Обидно. Ладно, договорились, я буду молчать, но у меня на эту тему остался один вопрос, - Элизабет с надеждой посмотрела на Генку.

          - Задавай свой вопрос, - разрешил Генка.

          - А мы вдвоём будем продолжать исследования в этом направлении? Только ты и я, без всяких посторонних глаз, - задала свой вопрос Элизабет.

          - Думаю, что мы будем продолжать свои исследования в этом направлении. Только ты и я, здесь, и при закрытых дверях, - улыбнулся Генка.

          Генка, как он и договаривался с Элизабет, не стал докладывать Джейку о новом свойстве пирамиды – клонировании предметов. А вот о том, как ведёт себя лазерный луч при прохождении через «включённую» пирамиду, рассказал во всех подробностях. Буквально через день, после проведения эксперимента с лазерным лучом, из Читрала позвонил Тим. Он сообщил, что взял билет на ближайший рейс, и послезавтра утром прилетит в Нью-Йорк. Также намекнул, что с собой везёт кое-что. Подробно расскажет, когда прилетит домой. Генка понял – Тим и Макенрой накопали какое-то количество кристалликов. Тим решил не вдаваться в подробности при разговоре по телефону.

          Выпросив у Джейка служебную машину, Генка встречал Тима в аэропорту. Когда уже устроились в машине, чтобы ехать домой, Тим достал из своей дорожной сумки небольшой матерчатый мешочек и передал Генке.

          - Это мы с Джимом, можно сказать, намыли на горе Тирич Мир. Вы оказались правы, в замерзших лужицах мы обнаружили кристаллики. Нам пришлось, буквально вгрызаться в лёд ледорубами, чтобы его раскрошить. Потом собирали куски льда и растапливали их на примусе. Получалась вода, которую мы пускали в дело, а уже в воде находили кристаллики. Несколько раз, перед тем как бросить очередной кусок льда в котелок, я его внимательно осматривал, надеясь обнаружить вмерзшие кристаллики, но, ни разу, ни одного кристаллика так и не увидел. А когда лёд таял, то на дне котелка обнаруживали несколько кристалликов. На это занятие у нас ушло недели две, - закончил свой короткий отчёт Тим.

          - Хорошо, Тим! Мы с тобой ещё поговорим на эту тему, когда придёшь на работу. Сейчас машина отвезёт тебя домой, отдыхай дня три-четыре, восстанавливай свои силы. А этот мешочек я заберу в лабораторию, - Генка положил мешочек в свой портфель.

          В лаборатории Генка попросил Элизабет принести какую-нибудь ёмкость, чтобы высыпать в неё привезённые Тимом кристаллики. Элизабет, недолго думая, освободила поднос, на котором стояли кофейные чашки, и подала его Генке. Как оказалось, поднос идеально подходил под требуемую ёмкость для кристалликов. Генка осторожно высыпал кристаллики на поднос, и разровнял кучку рукой. По самым скромным подсчётам, кристалликов было раза в три больше того количества, что в данный момент хранилось у Генки в сейфе.

          - Ребята просто молодцы! В суровых горных условиях найти такое количество кристалликов, которые, практически, невидимы – это подвиг! На высоте, почти в 20 000 футов, находиться две недели и заниматься раскопками? Очень тяжёлая работа! Надо будет поговорить с Джейком, чтобы тот каким-то образом отметил и поощрил ребят. Это же, какие сокровища они добыли!? – Генкиному восторгу не было предела.

          - Поговори, конечно, пусть Джейк как-то поощрит ребят, - поддержала Генкину идею Элизабет.

          Когда Генка доложил Джейку о том, сколько кристалликов привёз Тим, Джейк расплылся в радостной улыбке.

          - Вот, воистину, не знал, что спонтанно пришедшая мысль, швырнуть булыжник в «зелёный луч», обернётся фантастической находкой для опровержения некоторых законов физики! Конечно же, Тим и Джим будут поощрены за такой титанический труд, - согласился с доводами Генки Джейк, по поводу поощрения Тима и Джима.

          - Теперь, можно считать, что у нас есть конечное количество зелёных кристалликов. В ближайшее будущее, да и не только в ближайшее, пополнить запас этого стратегического сырья, возможности не представится. Всё, что можно, мы уже собрали. Разбить очередной «зелёный луч» не получается, в этом мы уже убедились. Так что, придётся аккуратно и экономно работать с оставшимся материалом, - констатировал Генка.

          - Ничего! Нам и этого материала достаточно, - с оптимизмом смотрел в будущее Джейк, - думаю, что эти кристаллики нам откроют ещё какие-нибудь секреты.

          - Возможно, возможно, - поддержал оптимистическую нотку Джейка, Генка.

          Между тем, открывшиеся новые свойства пирамиды, не давали Генке покоя. Почти каждый день, он и Элизабет, спускались в подвальное помещение и производили различные опыты с пирамидой. В результате многочисленных исследований, Генка и Элизабет установили ещё одно интересное свойство пирамиды. При помещении какого-либо предмета внутрь «включённой» пирамиды, предмет становился невидимым. В то же время, если ставили предмет за пирамиду, то сквозь пирамиду предмет просматривался без всяких искажений и был отчётливо виден!

          - Вот, Элизабет, для тебя очередная оптическая загадка, - вполне серьёзно сказал Генка, - а что, если я помещу свою руку внутрь пирамиды? Что будет? Исчезнет или нет? Хочу, так сказать, пощупать внутренности пирамиды.

          - Не надо Генри! – попыталась остановить Генку Элизабет.

          - Да не бойся! Ведь с предметами ничего не происходит. Они не изменяются, остаются такими же, как и прежде, - Генка взмахнул рукой, и задел за острый угол стола кистью правой руки, - Ой! Чёрт! Как же я это так неловко? – из глубокой царапины на тыльной стороне кисти закапала кровь.

          - Генри! Будь осторожен! – с сочувствием воскликнула Элизабет, доставая из сумочки бумажную салфетку, - Сейчас я тебе помогу.

          - Да, ничего, - поморщился Генка, протягивая руку Элизабет, - не очень сильно.

          - Прижми салфетку к ранке, а я сбегаю, принесу что-нибудь перевязать, - засуетилась Элизабет.

          - Не беспокойся, сейчас всё пройдёт, - пытался успокоить Элизабет Генка, - вот видишь, уже и кровь перестала капать, так что не надо никуда бежать.

          - Ну, ладно. Действительно, кровь перестала капать. Но всё равно, когда приедем домой, обработаем твою рану чем-нибудь, - успокаиваясь, промолвила Элизабет.

          - Конечно, конечно! А сейчас посмотрим, будет видна эта рана, если я её помещу в пирамиду, - Генка погрузил кисть руки в пирамиду.

          - Генри! Что ты делаешь? – пыталась помешать Генке Элизабет.

          - Ничего страшного, всё нормально! Я шевелю пальцами, я их чувствую, - Генкина кисть исчезла в пирамиде. Создалось впечатление, что Генке ампутировали кисть, - А теперь я руку вытаскиваю, и всё на месте. Только, только…, - замялся Генка, - царапина исчезла.

          - Ну-ка покажи! – Элизабет схватила Генкину руку, - правда, царапина пропала, - так же, как и Генка, растерялась Элизабет.

          Оба смотрели и ощупывали Генкину кисть, но от царапины не осталось даже следа.

          - Интересно, получается, - задумчиво произнёс Генка, - «включённая» пирамида ещё и раны лечит. Да не просто лечит, а делает так, как будто их, и вовсе не было. К тому же, всё так быстро. Фантастика какая-то.

          - Да. С этими кристалликами - фантастики хоть отбавляй! Сколько сюрпризов они нам преподнесли, подумать страшно. Самое обидное то, что мы находим необыкновенные свойства кристалликов, а объяснить их сущность не можем. Видимо наша цивилизация ещё не доросла до понимания этих вещей, - с каким-то сожалением сказала Элизабет.

          - Сейчас я попробую провести ещё один опыт, - Генка опять засунул руку в пирамиду и попытался сделать так, чтобы рука вышла из какой-нибудь другой грани пирамиды, - делаем фокус-покус, - проговорил Генка, и из трёх свободных граней пирамиды появились кисти рук. Генка пошевелил пальцами и на всех трёх кистях, пальцы синхронно зашевелились.

          Элизабет с неподдельным ужасом глядела на все эти руки, торчащие из пирамиды, и не могла вымолвить ни слова. Генка же, наоборот, с интересом смотрел на свою размножившуюся руку. Затем по очереди потрогал каждую кисть, пытаясь изобразить рукопожатие.

          - Ну, что сказать? Вполне нормальное ощущение. В мозг приходит команда, как от одной руки, а не от трёх. Элизабет! Дотронься до двух моих кистей рук, а я возьмусь за третью. Хочу узнать, какое будет ощущение, если дотронуться сразу до всех рук, - попросил Генка Элизабет.

          - Я боюсь, - тихо промолвила Элизабет, - всё так необычно.

          - Чего ты боишься? Это же мои руки! Я не собираюсь тебя хватать и утаскивать в пирамиду, - засмеялся Генка.

          - Так-то, оно так! Но когда у человека три правых руки - то это аномалия! А мне сейчас просто по-человечески страшно, - Элизабет прижала обе своих руки к груди.

          - Не бойся, мы же экспериментируем с неизведанным явлением, а в данный момент это неизведанное - мои руки. Ничего плохого я тебе не сделаю, - уговаривал Генка.

          Наконец Элизабет решилась и протянула руки к пирамиде. Генка левой рукой взялся за одну кисть своей руки, Элизабет двумя руками за другие.

          - Ну, что чувствуешь? – через несколько секунд спросила Элизабет.

          - Странное ощущение. Я чувствую одновременное прикосновение двух твоих рук и своей левой руки, - Генка задумчиво смотрел на пирамиду, силясь понять свои ощущения.

          - Мне кажется, что мы коснулись чего-то страшного, и нам надо прекращать опыты с живой материей. Опыты со светом, лазерным лучом, неживыми предметами, куда ещё не шло, а вот с живой материей, страшновато, – высказала свои сомнения Элизабет, - представь себе пирамиду большего размера, такого, чтобы мог поместиться человек. Вошёл в неё один, а вышло трое, не отличимые друг от друга. Самое страшное, что с одинаковыми мозгами!

          - Успокойся, Элизабет, - Генка вытащил руку из пирамиды, и сразу же исчезли торчащие из неё руки, - такой большой пирамиды мы сделать не можем. В своё время я давал задание Тиму определить оптимальные параметры треугольника с работающими кристаллами, который тоже создаёт антигравитационное поле, но не такое мощное, как пирамида. Тим определил, что оптимальный размер стороны  треугольника составляет один фут. Может, плюс минус один-два дюйма. При стороне в два фута, действие треугольника ослабевает настолько, что антигравитационное поле возникает, но нейтрализовать гравитационное поле Земли уже не может. А при стороне треугольника в три фута, вообще никакого эффекта не возникает. Кристаллики в таком большом треугольнике не взаимодействуют друг с другом, и даже не загораются зеленоватым светом, но это примерялось к треугольнику. Думаю, что в пирамиде эффекты аналогичны, может, чуть посильней. В принципе, мы можем попытаться изготовить пирамиды соответствующего размера, и проверить наши догадки, но стоит ли это делать?

          - Правильный, ты вопрос задаёшь. Я тоже думаю, что не стоит этого делать. Мне хватит и всех этих фокусов. Тут ещё разбираться и разбираться, со всеми этими необычными явлениями, которые возникают, когда в работу «включаются» загадочные кристаллики неизвестного происхождения. Надо попытаться справится с одной загадкой, а потом уже переходить к следующей загадке. А у нас загадок море, а решения ни одного, - подвела итог, Элизабет.

          - Полностью согласен с твоим мнением. Хотя кое-какие исследования можно делать и параллельно. А эти фокусы с клонированием, оставим себе на забаву, договорились! – Генка «выключил» пирамиду и нежно обнял Элизабет.

анимашка                  

анимашка

  Глава 33                                   В оглавление                         Глава 35

АнимашкаАнимашка

 

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений