Меню
html clock code часы для сайтов

Глава 36

Картинка

          То ли от оглушительного рёва чудовища, то ли по каким-то другим причинам, вязкая среда, наполнявшая нишу, внезапно исчезла. Кулаков, в обнимку с Антоном, выкатился из ниши прямо на гладкую, наклонную поверхность скалы. Верёвка, натянутая Женькой, сыграла роль пружины. Когда Кулаков выкатывался из ниши, каким-то невероятным усилием он дотянулся ногой до надувного матраса, и пнул его. Матрас, находящийся в створе ниши, описал небольшую дугу, и влетел в нишу, как раз в открытую пасть чудовища. Через секунду, от надувного матраса остались только маленькие клочки. Чудовищный монстр опять открыл свою огромную, клыкастую пасть и, по всей видимости, издал опять оглушительный рёв. Однако снаружи, этот рёв уже не был слышен. Чудовище кидалось в проём ниши, но невидимая преграда не давала ему покинуть нишу.

           Чудовище ещё несколько минут металось по нише и, наконец, прилипло к внутренней поверхности ниши, превратившись в огромное отражение Антона. Отражение мило улыбалось и, как будто, приглашало людей вновь вернуться в странную нишу. Тем временем, Кулаков уже поднялся на ноги, и пытался помочь подняться Антону. Женька поспешил на помощь Кулакову, и вдвоём кое-как подняли Антона на ноги. Антон, всё ещё находился в каком-то трансе. Все его движения были вялыми, а взгляд - отрешённый.

           Рассвет ещё не наступил, но в расщелине между скал было светло, как днём. Вначале ни Кулаков, ни Женька, не обратили на это внимания, видимо полагая, что свет идёт из ниши. Но когда подняли Антона на ноги, увидели у него в руке какой-то предмет, похожий на небольшой цилиндр. Яркий свет исходил от этого цилиндрика, освещая всё вокруг слегка зеленоватым светом.  Антон уже твёрдо стоял на ногах, а взгляд его стал осмысленным. Он с удивлением смотрел на Кулакова, явно не понимая, кто стоит перед ним. Потом перевёл взгляд на Женьку и опять на Кулакова.

           - Вы кто? – наконец Антон выдавил из себя.

           - Сложный вопрос ты задал Антон, - ответил Кулаков, - но я постараюсь на него внятно ответить.

           - Генка! Ну, это же ты! Я узнал твой голос, но почему ты так выглядишь, как будто тебе уже лет 50? А кто это с тобой? – начал сыпать вопросами Антон.

           - Тише, тише, Антон! Успокойся! Не надо так нервничать. Всё узнаешь и поймёшь. Дай-ка, для начала, я тебя обниму, ведь мы так давно не виделись, - с дрожью в голосе сказал Кулаков, обнимая Антона.

           Кулаков Геннадий Петрович и Горин Антон Владимирович, крепко обнявшись, стояли в расщелине между скал, и молча, каждый думал, о чём-то своём. Странный цилиндрик в левой руке Антона, продолжал ярко светить зеленоватым светом, выхватывая из предрассветной темноты фигуры двух обнявшихся мужчин, и Женьку, молча наблюдавшего за встречей двух старых друзей. Молчаливая сцена продолжалась несколько минут, пока Кулаков не спохватившись, разжал крепкие мужские объятия.

           - Извини, Антон, давай понаблюдаем, как закроется вход в нишу, которая была для тебя более сорока лет местом заточения, - сказал Кулаков.

           - Каких сорока лет!? – с недоверием воскликнул Антон.

           - Если точнее – 41 год ты был в этой ловушке, - с грустью сказал Кулаков.

           - Не может этого быть! – всё ещё в недоумении, возражал Антон, - я там пробыл всего несколько минут, ну, не более часа…

           - Посмотри на меня, я мог бы так постареть за один час? А потом вспомни, ты зашёл в нишу, когда было светло, а сейчас ещё темно, четыре часа утра, - пытался Кулаков пробудить воспоминания у Антона.

           - Это что выходит, я почти сутки там пробыл, в этой нише? – всё ещё не веря в  своё длительное заточение, спросил Антон.

           - Да! Только к этим суткам добавь 41 год, - спокойно пояснял Кулаков, - вспомни, как ты вошёл в эту нишу и, что потом произошло. Смотри! Вход в нишу стал мутнеть, значит, скоро ниша исчезнет и останется только гладкая стена. А что это у тебя за светящийся предмет в руке? Где ты его подобрал?

           - Не знаю. Там, внутри ниши, наверно, - неуверенно ответил Антон.

           - Ладно, об этом предмете потом, давай понаблюдаем за тем, как будет исчезать ниша, - предложил Кулаков.

           Вход в нишу постепенно становился непрозрачным. Не было уже ни монстра, ни отражений на внутренних поверхностях ниши. Сама ниша, как бы наполнялась туманом и вскоре очертания входа в нишу совсем исчезли. Осталась гладкая, полированная стена, в которой отражался свет цилиндрика в руке Антона.

           - Вот и всё! Вход в твою темницу закрылся. Ты был пленником, или заложником, каких-то неизвестных нам сил. Я сорок лет пытался разгадать эту загадку, но только приоткрыл узенькую щель, через которую, к сожалению, ничего не разглядишь. Я тебе потом всё подробно расскажу. Сейчас хочу тебя познакомить с инструктором туристского комплекса «Карабастау», моим новым другом, Ефимовым Евгением, - Женька шагнул из-за спины Кулакова навстречу Антону, и протянул руку для приветствия, - а это Антон Горин, мой старый товарищ и друг, - представил Кулаков друг другу двух молодых людей, - теперь, мои друзья, давайте собираться в дорогу. Кстати, Антон, дай-ка мне твой необычный фонарик, хочу его разглядеть, - попросил Кулаков у Антона странный предмет, который тот ещё продолжал держать в руке.

           - Да, Гена, конечно, пожалуйста, вот, - Антон протянул Кулакову загадочный цилиндрик.

           Кулаков взял цилиндрик из рук Антона, и откуда-то из внутреннего кармана достал портативный дозиметр, похожий на обыкновенную шариковую ручку, только, может быть, чуть толще. Дозиметр, на светящийся цилиндрик, никак не отреагировал. Кулаков спокойно убрал дозиметр во внутренний карман куртки, и стал разглядывать светящийся предмет. Цилиндрик был сантиметров пять в диаметре, и длиной сантиметров 17. Кулаков прикинул цилиндрик на вес – он был невесом. На ощупь был гладкий и слегка тёплый, скорее всего, хранил тепло рук Антона. Кулакову показалось, что этот цилиндрик чем-то похож на зелёные кристаллики, некоторое количество которых, всё ещё хранились у него на работе в сейфе.

           Антон, ещё до конца не пришедший в себя, не отрываясь, молча, смотрел на Кулакова. Он никак не мог, поверит, что стоящий перед ним пожилой человек, это Генка Кулаков, с которым он не раз ходил в походы,  ночевал в одной палатке, ел кашу из одного походного котелка. Однако голос, манера разговаривать, движения, всё было, как у молодого Генки. Если посмотреть на Генку сбоку, или со спины, то это прежний Генка, умный и рассудительный. Вот только волосы совсем белые и слегка поредели, но когда он в вязаной шапочке, то это Генка, старший товарищ и друг.

           Кулаков закончил разглядывать странный предмет, поднял глаза, и посмотрел на Антона. Тот стоял неподвижно, с задумчивым выражением лица. Кулаков улыбнулся, приблизился к Антону, и вновь крепко-крепко обнял его.

           - Всё, Антон, я нашёл тебя! Главную цель своей жизни я выполнил. Теперь осталось адаптировать тебя к новой жизни. Постараюсь всё сделать, чтобы ты не чувствовал себя чужим в нашем времени. За сорок лет всё так изменилось, у тебя будет много вопросов, но я буду с тобой рядом, и отвечу на все твои вопросы. Всё будет хорошо, – Кулаков незаметно смахнул слезу и отпустил Антона, - давайте, друзья собираться, уже светает, и нам сегодня надо добраться до туристского комплекса. Запасного спальника у нас нет, а без спальника ночевать в горах, хоть и в палатке, достаточно прохладно.

           - А что, турбазы «Озеро Иссык» уже нет? – растеряно спросил Антон.

           - К сожалению, турбазы с таким названием уже давно нет, - ответил Кулаков, - да что там говорить, сам всё сегодня вечером увидишь. Многого чего уже нет. Можешь не поверить, но и страны, под названием «Советский Союз», тоже уже не существует! Ладно, пойдём, будем внедрять тебя в нашу суровую действительность. Кстати, вот твой ледоруб, - Кулаков поднял лежащий возле скал ледоруб, и протянул Антону, - а вот, и твой походный нож, - Кулаков отстегнул от пояса нож, - так что все твои вещи целы. Конечно же, жду от тебя рассказа, как ты умудрился выкинуть их из ниши.

           Небо слегка посветлело - близился рассвет. Загадочный фонарик продолжал ярко светить, освещая всё вокруг на несколько десятков метров. Женька, при освещении необычного фонарика, собирал снаряжение. Кулаков ещё раз зашёл в расщелину между скал, и потрогал их гладкие поверхности. Каких-либо следов исчезнувшей ниши, не обнаружил. Антон безучастно стоял возле скал с ледорубом в руках. Видимо, он до сих пор не мог осознать тот факт, что его не было в этом мире более сорока лет. Он, то смотрел на Кулакова, пытаясь в человеке почтенного возраста, узнать своего друга – Генку Кулакова, то на Женьку, которого он сегодня увидел в первый раз.

           - Генри! Я всё собрал, - окликнул Кулакова Женька.

           - Генри? – встрепенулся Антон, - Почему Генри?

           - Антон, по независящим от меня обстоятельствам, о которых я тебе позднее подробно расскажу, в данный момент имею паспорт гражданина США, на имя Генри Кулена. Евгений знает меня именно под этим именем, потому он ко мне так обратился. Боюсь, что тебе тоже придётся привыкать к моему новому имени, так диктуют обстоятельства, в которые мы с тобой попали, - пояснил Кулаков.

           - Действительно Антон, мне Геннадий Петрович, за то время, что мы находимся с ним в горах, рассказал про свою удивительную жизнь, полную абсурда и приключений. Надеюсь, Геннадий Петрович подробно опишет тебе все свои жизненные приключения, начиная с того момента, когда за тобой закрылся вход в странную нишу, - поддержал Кулакова Женька.

           - Всё, ребята! Пошли к палатке, пора собираться, - скомандовал Кулаков, - нам к вечеру надо спуститься к озеру Иссык.

           Впереди зашагал Женька, за ним следом пошёл Антон, Кулаков замкнул шествие. Пока Кулаков с Антоном собирали палатку, и приторачивали её к Женькиному рюкзаку, Женька вскипятил котелок воды и заварил крепкий, ароматный чай. Наскоро позавтракав и упаковав посуду, Кулаков с Женькой подошли к своим рюкзакам, с намереньем взвалить их на плечи.

           - Гена! Давай я твой рюкзак понесу, - попросил Антон, - всё-таки я моложе.

           - К сожалению, Антон, должен тебе отказать, - мягко возразил Кулаков, - после твоего многолетнего плена, я не могу гарантировать, что у тебя всё в порядке со здоровьем. Ты этого можешь сам не замечать. Возможно, у тебя всё нормально, и нет никаких проблем, но на первых порах, я бы не хотел подвергать твою жизнь опасности. Женя пойдёт впереди, ты за ним, а я пойду последним и буду внимательно за тобой наблюдать. Если вдруг, почувствуешь головокружение или слабость, немедленно останавливайся и садись. Мы рядом с тобой и обязательно поможем тебе. Договорились! – Кулаков похлопал Антона по плечу, как бы успокаивая его нервы.

           Подъём на гребень, идущий на перевальную вершину «Связной», был несложный. Да и движение по гребню, до самой вершины, не представляло особой трудности. Уже через полчаса, после выхода с бивуака, все трое, с первыми лучами солнца, стояли на вершине. На небе не было ни облачка, видимость отличная. Прямо под ногами, внизу, открывался великолепный вид на ущелье Тескен-Су.

           - А вон перевал «Выпускников»! – восторженно воскликнул Антон, показывая рукой вниз.

           - Да, это перевал «Выпускников», - подтвердил Кулаков, - к нему и будем спускаться. Женя, доставай верёвку, опять будем перила навешивать. Снег или растаял, или его сдуло, но наши ступени, по которым мы поднимались, ещё видны. Попробуем ими воспользоваться, чтобы не рубить новые ступени.

           Ледовый участок, шириной метров в 25, первым преодолел Женька. Следом за ним спустился Антон. Вслед за Антоном спустили рюкзак Кулакова, а уж затем, со всеми предосторожностями налегке, спустился Кулаков. Самый сложный участок маршрута был преодолён. Далее по контрфорсу спустились на морену, миновали огромный валун, возле которого несколько раз ночевал Кулаков, преодолели крутой спуск с языка древней морены и оказались у родничка, чуть выше перевала «Выпускников».

           На этой небольшой полянке, решили немного перекусить. Хотя, никто из троих не испытывал чувства голода, но всё же решили попить крепкого чая. Время показывало два часа дня, и до туристского комплекса оставалось не более двух часов ходу. Антон на привале оживился. Никаких неприятных ощущений в своём организме не испытывал. Радовался солнцу, горному воздуху, улыбался и внимательно разглядывал окрестности. Правда, иногда садился, смотрел в землю и как будто, что-то старался вспомнить.

          Группа из трёх человек спустилась к туристскому комплексу «Карабастау» часам к пяти вечера. В регистратуре Кулаков заказал двухместный номер, и с Антоном пошёл устраиваться на ночлег. Женька убежал выяснять вопрос с ужином, пообещав скоро вернуться, и известить мистера Кулена и Антона, о предстоящих вечером мероприятиях. Внешний вид туристского комплекса «Карабастау» был совершенно не похож на старую, добрую турбазу «Озеро Иссык». По всей видимости, только здесь, наконец-то, до Антона дошло, что он попал в совершенно другую эпоху.

фото

Современный вид на озеро Иссык

          Пока Антон устраивался в номере гостиницы, Кулаков сходил ещё раз в регистратуру, и позвонил Симакову, а так же забрал свои личные вещи из камеры хранения. С Симаковым он по телефону долго не разговаривал, только сообщил, что поход прошёл удачно и завтра, он вместе с Антоном, нагрянет к нему в гости. В регистратуре Кулаков поинтересовался, можно ли заказать на утро машину, чтобы отвезти двух человек в город. Получив утвердительный ответ - сделал соответствующий заказ, и отправился в свой номер.

           В номере Кулакова ожидал Женька, который сообщил, что он заказал столик на троих человек в ресторане на 7 часов вечера. Кулаков похвалил Женьку за расторопность, и пригласил его присесть к небольшому письменному столу в номере, для разговора.

           - Я вот что подумал, Женя. Свою работу ты выполнил очень хорошо. Всё, что я намечал сделать, у меня получилось. Ты мне в этом здорово помог. Поэтому я решил отблагодарить твой нелёгкий, и я бы сказал, опасный труд. И прошу без возражений! – пресёк Женькину попытку, воспротивиться, Кулаков, - Я так решил – значит, так оно и будет, - отрезал Кулаков, - Что мы имеем? Пять суток похода, в котором инструктор Ефимов Евгений работал 24 часа в сутки. Умножаем 24 часа на пять суток, получается 120 часов работы, - Кулаков на листочке бумаги делал нехитрые расчёты, - и за каждый час работы необходимо заплатить, - продолжал вслух рассуждать Кулаков, - возьмём тарифную ставку долларов 16 в час, итого получится 1920 долларов. Округляем эту цифру до 2000, и достаём требуемую сумму, - Кулаков достал из своего бумажника 20 стодолларовых купюр, и положил на стол перед Женькой.

           - Генри! Вы что? Хотите, чтобы меня с работы уволили?! – возмутился Женька.

           - С каких это пор, в вашей стране начали увольнять за подарки? Мне кажется, что ты не являешься высокопоставленным чиновником, которому могли бы вменить получение взятки. А потом, зачем тебе докладывать своему начальству, что тебя отблагодарил клиент? Я не вижу никаких проблем. Подарок есть подарок, и я, с тебя никаких расписок не требую. Ты мне здорово помог, а я за хорошую работу привык хорошо платить. Так что забирай свой подарок, и ни о чём, не беспокойся. Я тебя твоему начальству сдавать не собираюсь, - засмеялся Кулаков.

           - Ну, ладно, - замялся Женька, - тогда сегодня в ресторане я вас угощаю.

           - Возражать не буду, угощение за тобой, - Кулаков подвинул кучку денег ближе к Женьке, - но у меня к тебе будет небольшая просьба.

           - Какая? – встрепенулся Женька.

           - Не бойся, - по-своему понял Женькину тревогу Кулаков, - с деньгами разговор закончен. Я бы хотел у тебя попросить какую-нибудь приличную одежду для Антона. Всё-таки неприлично идти в ресторан в штормовке, и в триконях. А у тебя с Антоном одна комплекция. Моя одежда ему тоже бы подошла, но у меня нет запасной одежды. Спустимся в город, там я его одену, но сегодня для него мне негде её взять.

           - Не вопрос, - оживился Женька, - вы пока принимайте душ, а я сейчас вам всё раздобуду, - Женька с какой-то опаской взял деньги со стола, сунул их в карман, и исчез за дверью.

           - Ну, что Антон? Давай в душ! Смой с себя многолетнюю пыль и, возможно, пыль других инопланетных цивилизаций. Вот полотенце, бритвенные принадлежности, - Кулаков протянул Антону необходимые вещи, - будут вопросы, спрашивай.

           - Всё понятно, Гена. Ты со мной возишься, как с маленьким мальчиком. Я уже понял, что попал в крупную передрягу, из которой не так-то просто выйти. Буду слушаться тебя во всём. Вижу, что тебя жизнь многому научила, и ты плохого не посоветуешь. Ладно, пойду смывать инопланетную пыль, - пошутил Антон.

           - Твой оптимистический настрой, вселяет определённые надежды на твоё будущее. Хотелось, чтобы у тебя всё образовалось, - Кулаков приоткрыл дверь в душ, и подтолкнул туда Антона.

           Через полчаса послышался стук в дверь, и в гостиничный номер ввалился Женька, с целым ворохом одежды. Вечерний наряд для Антона подобрали быстро. Женька заявил, что всю одежду, которую надел Антон, он может оставить себе, и в ней ехать завтра в город. Кулаков и Антон поблагодарили Женьку за оказанную услугу. Приближалось время ужина и все трое направились в ресторан.

           В ресторане просидели до 10 часов вечера. На троих выпили две бутылки коньяка, и когда Женька захотел заказать ещё бутылку, Кулаков его остановил. В начале ужина разговаривали, в основном, Кулаков и Женька. Антон, молча, ел, выпивал очередной бокал с коньяком и слушал, о чём разговаривали его друзья за столом. Кулаков специально не вовлекал в разговоры Антона, давая ему время для осмысления его новой жизни. Кулаков знал, что в скором будущем Антона ожидают многочисленные вопросы, и поэтому сейчас щадил его. Однако, после первой выпитой бутылки коньяка, Антон вдруг заявил, что он кое-что вспомнил из того времени, когда он находился в каменном плену. Кулаков и Женька, с нескрываемым интересом, попросили рассказать об этом Антона.

           - Конечно же, я всё вспомнить ещё не могу, но что-то в моей, одурманенной алкоголем голове, стало проявляться. Попробую начать с того момента, когда я шагнул в эту странную пещеру, - начал свой рассказ Антон, - её гладкие стены, в виде параболического зеркала подсвечивались откуда-то изнутри. Создавалось впечатление, что это окна с матовыми стёклами, через которые пробивался дневной свет. Совершенно неожиданно, появилось моё огромное отражение. Я оглянулся на выход из ниши, и услышал, как Гена мне прокричал: «Антон! Выходи скорей оттуда! Здесь что-то не так! Давай быстро!». Я прыгнул к выходу, и наткнулся на невидимую преграду. От удара о преграду я упал, быстро поднялся, и вновь уперся во что-то. Внезапно, как будто кто-то  включил у меня в голове громкоговоритель: «Выход открывается один раз в несколько лет, в одно, и то же время, но его может открыть только тот, кто стоит снаружи». Между тем, невидимая преграда стала мутнеть, но я успел прокричать Гене: «Вернись сюда в это же время! Они мне дали об этом знать!» Не знаю, услышал ты меня или нет.

           - Да, я успел ещё услышать начало твоей фразы: «Вернись сюда в это же время! Они мне…», и всё, вход в нишу закрылся, - подтвердил слова Антона Кулаков.

           - А потом наступила темнота, и я потерял сознание, как мне показалось, на несколько секунд. Снова появился свет, лившийся изнутри стен ниши. Я обернулся, и увидел тёмный проём выхода из ниши. Кинулся к выходу, но вновь упёрся во что-то невидимое, которое не давало мне выйти наружу. Я замахнулся ледорубом, и ударил им по невидимой преграде. К моему изумлению, ледоруб не встретив преграды, вырвался у меня из рук, и полетел в наклонную скалу. Я не надел темляк ледоруба на руку. Видел, как он ударился о скалу, и упал в расщелину между скал. Попробовал сам выйти из ниши, но все попытки были тщетны. Появилось опять моё огромное отражение. Отражение злорадно усмехнулось, и исчезло. Я вновь погрузился в темноту на несколько секунд. Хотя я не уверен, было это несколько секунд, часов, дней…. При следующем появлении света, я, уже не спеша, подошёл к выходу и постарался его, как следует обследовать. На появившееся отражение, не стал реагировать. Невидимая преграда была тёплая на ощупь, и слегка пружинила под рукой. Я достал свой нож, и попробовал ткнуть невидимую стенку, перекрывающую вход. Нож без всякого сопротивления прошёл насквозь преграду. В слабом свете, исходящим из ниши, я не увидел своего ледоруба, который должен был лежать между скал. Как ни вглядывался, но я его нигде не видел. Со злости, я с силой ткнул ножом в преграду и…, нож у меня выпал из рук. Мне показалось, что какая-то невидимая сила, просто его у меня вырвала из рук, и бросила, как и ледоруб, между скал. Несколько раз темнело, и вновь появлялся свет, но выбраться из ниши не получилось. Пока ничего больше вспомнить не могу. Может, потом что-то вспомню.

           - Если быть точным, то сегодня ночью для тебя посветлело в восьмой раз, - уточнил Кулаков, - и мне стало понятно появление ледоруба и ножа между скал.

           - У меня в голове крутятся ещё какие-то воспоминания, но сейчас они так размывчаты, что я ничего толком вспомнить не могу, - сказал Антон, задумавшись на несколько секунд.

           - Не надо! Не напрягай сейчас свою память, - попросил Кулаков, - не думаю, что ты сегодня вспомнишь что-то ещё.

           Кулаков хоть и подружился с Женькой, но не хотел, чтобы Антон при нём что-то вспоминал. Поэтому он, и попросил Антона, чтобы тот не напрягался. Антон, вроде, согласился с таким предложением, но всё равно, иногда он замолкал, и на его лице читалось, что он мучительно что-то хочет вспомнить. Несмотря на то, что скалы своей энергетикой придавали бодрости всем троим, всё же, бессонная ночь, и переход от скал к озеру, отняли много сил. Кулаков первый почувствовал это, и предложил всем отправиться на покой. В эту ночь все трое спали крепким, здоровым сном.

           Утром, к Кулакову в номер забежал Женька, сообщить, что завтрак начинается в восемь часов утра, а уже в десять часов за ними приедет машина.

           - Это хорошо, что ты забежал, - сказал Кулаков, - я тебе оставляю адрес и телефон моего старого товарища, который когда-то работал здесь, на старой турбазе «Озеро Иссык», старшим инструктором. У него я оставлю кое-какой материал для тебя. Возможно, это будет один или два компьютерных диска, с информацией по «Зелёному лучу». Я бы хотел, чтобы ты, находясь здесь, рядом с этим удивительным и загадочным явлением, был в курсе того, что здесь может происходить в будущем. В данный момент, ниша закрылась, и восемь лет ничего происходить не будет, но в июне 2013 года опять появится «Зелёный луч», и откроется вход в каменную ловушку. Будьте осторожны! – Кулаков протянул Женьке листок бумаги с адресом и телефоном Симакова.

           - Я понял вас, мистер Кулен. Послезавтра, я ухожу на маршрут, и вернусь недели через две. После похода, обязательно спущусь в город, и побываю у вашего товарища, - сказал Женька, пряча листок бумаги во внутренний карман куртки.

           Сразу же после завтрака, Кулаков уложил в рюкзак свои вещи, и вещи Антона. Полностью рассчитался за проживание в туристском комплексе, и вместе с Антоном устроились в холле, в ожидании прибытия машины. Буквально за несколько минут до прибытия машины, в холл вбежал Женька, попрощаться со своими новыми друзьями.

           Город встретил Кулакова и Антона духотой и выхлопными газами сотен тысяч автомобилей. Антон с удивлением смотрел на изменившийся за сорок лет город, на нескончаемый поток незнакомых автомобилей, снующих по его улицам. Он ни о чём не спрашивал, просто молча, смотрел на новый, незнакомый город. Только на юге, знакомые очертания гор, говорили о том, что он всё-таки находится в своём родном городе.

           Симаков открыл дверь и с порога крепко обнял Кулакова. Из кухни выпорхнула Зинаида Владимировна, и с разбегу, кинулась на шею Генки. Антон смущённо стоял в проёме двери и смотрел со стороны на встречу старых друзей. Пока Кулаков обнимался с Зинаидой Владимировной, Симаков протянул руку для приветствия Антону, и завёл его в прихожую.

           - Так вот, значит, ты каков, Антон Горин! – не разжимая рукопожатия, промолвил Симаков, - совсем ещё молодой! Проходи, раздевайся, и чувствуй себя как дома. Зинаида! – окрикнул жену Симаков, - Хватит обниматься! Принимай гостей!

           - Ну, что ты Толик!? Я же Геночку больше четверти века не видела! Я так рада этой встрече! Ой! Извините! – Зинаида Владимировна, наконец, отпустила Кулакова, и подошла к Антону, - А вы, и есть тот самый Антон, о котором было, столько, разговоров? Как я рада, что Геночка, вас всё-таки нашёл! Проходите в гостиную, устраивайтесь удобнее, в кресле, на диване, где хотите. Я сейчас, мигом, накрою стол. У меня всё готово к встрече старых друзей. Всё, побежала на кухню! Геночка! - позвала Зинаида Владимировна Кулакова, - может, ты мне поможешь немного на кухне? В принципе, ничего помогать не надо, просто я хочу, чтобы ты побыл рядом.

           - Да, конечно, Зинаида Владимировна, иду за вами на кухню, - пошёл следом за женой Симакова Кулаков.

           - Я же и приревновать могу, - пошутил Симаков, - да, ладно, что с вас возьмёшь? Мы с Антоном в гостиной присядем и познакомимся поближе! – в сторону кухни, крикнул Симаков.

           За те 15-20 минут, которые понадобились Зинаиде Владимировне и Кулакову, чтобы накрыть обеденный стол, Симаков коротко рассказал Антону о судьбе турбазы «Озеро Иссык», и о старшем инструкторе, в бытность Антона, Чернакове Валерии Георгиевиче. Успел рассказать и о том, что сам несколько лет проработал старшим инструктором на турбазе после того, как погиб под снежной лавиной в Саянах Чернаков, и о том, что стало причиной его крепкой дружбы с Кулаковым Геннадием Петровичем. Всё это Антон слушал с нескрываемым интересом, но вопросов не задавал. По всей видимости, он ещё не до конца осознавал, что с ним произошло.

фото

Турбаза "Озеро Иссык" до катастрофы 1963 года

          - Мальчики! – прервала рассказ Симакова, его жена, - Прошу к столу! Всё готово! Толик! Что там у тебя в баре есть? Мне, пожалуйста, шампанского! Я сегодня одна целую бутылку выпью!

           - Хоть две! Тебя никто ограничивать не собирается, а мы чего-нибудь покрепче достанем. Вот, пожалуйста, - Симаков поставил на стол бутылку шампанского и бутылку коньяка.

           - Сегодня я хочу выпить, - начала Зинаида Владимировна, когда Симаков разлил шампанское и коньяк по бокалам, - за нашу долгожданную встречу! Честно говоря, я уже никогда не надеялась на такую встречу и безумно рада, что она состоялась!

           Выпив бокала три шампанского, жена Симакова заметно захмелела, и попросила Кулакова рассказать, что же произошло 25 лет назад в Афганистане, и где он был всё это время. Кулаков отнекиваться не стал. Он предполагал, что такой разговор будет, и он начал долгий и интересный рассказ о своей жизни. Однако, свой рассказ, начал не с Афганистана, а с далёкого 1964-го года, когда в загадочной нише исчез Антон. Правда, период жизни с момента исчезновения Антона, до отъезда в загранкомандировку в Афганистан, подробно расписывать не стал. В основном, этот период предназначался для ушей Антона, чтобы он мог, хоть немного, представить те проблемы, которые возникли с его исчезновением.

           Рассказ изредка прерывался, для наполнения бокалов, и очередного короткого тоста, и все вновь замолкали, слушая Кулакова. Обед плавно перешёл в ужин, но все внимательно слушали удивительную историю жизни Кулакова Геннадия Петровича. Когда он дошёл в своём повествовании до того момента, как вытаскивал Антона из ниши - вдруг спохватился, и пошёл в прихожую к своему рюкзаку. Оставшиеся за столом, недоуменно переглянулись. Кулаков вернулся к столу, держа в руках, светящийся слегка зеленоватым светом, странный цилиндрик.

           - Вот эту штуку Антон держал в руках, когда мы вывалились из ниши, - Кулаков поставил цилиндрик на стол, чуть-чуть придерживая его рукой, - почему-то этот цилиндрик мне напомнил о зелёных кристалликах, про которые я вам сейчас рассказывал. Мне кажется, что кристаллики, и этот цилиндрик имеют одно происхождение. Вот посмотрите, что получается, - Кулаков приподнял цилиндрик на уровень человеческого роста над столом, и отпустил, - он не падает на стол, то есть, на него не действует сила земного притяжения! Поверьте моему двадцатилетнему опыту работы с загадочными зелёными кристалликами. Этот цилиндрик я могу поместить в любую точку комнаты, и он будет висеть, освещая как лампочка, пространство вокруг. Чудеса! Конечно же, у меня возникла одна фантастическая догадка, но её надо проверить в лабораторных условиях.

           - Гена, а что это за догадка? Поделись со старыми друзьями, - попросил Симаков.

           - Догадка возникла спонтанно, можно сказать, сию минуту. Но с вами, друзья, я поделюсь своим мнением, а вы хотите - верьте, хотите - нет. А мнение моё таково: этот предмет преобразовывает энергию гравитации в свет. Ну, а гравитация - одно из четырёх основных взаимодействий в нашей Вселенной, и без неё наш мир существовать не может. Отсюда делаем вывод: пока существует гравитация - «фонарик» будет светить. Пока существует наша Вселенная – «фонарик» будет светить. Вот такие мои выводы по этому поводу, - Кулаков крутанул цилиндрик, и тот стал вращаться над столом, разбрасывая в стороны зеленоватый свет.

           - Ой! И, правда – чудеса! – с женской непосредственностью воскликнула Зинаида Владимировна.

           Кулаков протянул руку, остановил, вращающийся в воздухе цилиндрик, и положил его в карман.

           - Вот и всё, мои дорогие! Моё повествование подошло к концу. Сорок лет жизни промелькнуло всего за пару часов, за этим прекрасным столом, в компании моих самых дорогих и близких друзей. Цель моей жизни - освободить моего друга Антона из каменного плена - осуществилась, - Генка подошёл к Антону и по отечески, ласково обнял его, - теперь, мне необходимо устроить его дальнейшую судьбу. Я приложу все силы, чтобы он не чувствовал себя чужим в нашем безумном мире. Кстати, Васильич, а как там с моей просьбой о паспорте для Антона? Вроде, ты обещал помочь с этим вопросом, - вдруг обратился Кулаков к Симакову.

           - Всё в порядке, Гена! Антону только необходимо сфотографироваться на паспорт, и на следующий день он его получит, - ответил Симаков.

           - У меня возникла одна идея, - Кулаков с глубокой задумчивостью почесал нос, - только мне надо связаться со своим шефом, и проконсультироваться. Около твоего дома есть где-нибудь интернет-кафе?

           - Какое ещё, интернет-кафе? – не понял вопроса Симаков.

           - Там, где предоставляют интернет-услуги. То есть, я плачу деньги, мне включают компьютер, и дают возможность подсоединиться к интернету. Я связываюсь по интернету со своим шефом, и прошу у него совета, - пояснил Кулаков.

           - Ты это можешь сделать, хоть сейчас, и совершенно бесплатно, - спокойно сказал Симаков.

           - У тебя что, есть компьютер с выходом в интернет? – Кулаков удивлённо посмотрел на Симакова, - я в твоей квартире его что-то не заметил.

           - Пойдём в комнату, где ты ночевал в прошлый раз, - пригласил Симаков за собой Генку, - смотри, открываю шкаф, опускаю полку и компьютер перед тобой. Пользуйся!

           - Прекрасно! Конечно же, я воспользуюсь такой возможностью, но мы ещё не закончили нашу трапезу, и нам не стоит отрываться от компании. Ты же видишь, Антон почти ничего не говорит, для него всё чужое. Ему трудно вживаться в новую жизнь. Надо постараться сделать так, чтобы он принял все эти перемены  безболезненно. Пойдём, пропустим ещё по одной, - предложил Кулаков.

           Друзья просидели за столом до позднего вечера. Когда уже ни есть, ни пить не хотелось, Кулаков попросил Симакова включить компьютер, а Зинаиду Владимировну чем-нибудь занять Антона. Она тут же достала старые фотоальбомы, и вместе с Антоном удобно устроились на диване. Кулаков по электронной почте связался с Джейком, где доложил об успешно проведённой операции по спасению Антона, и спрашивал совета, как лучше оформить документы на Антона. Ответ от Джейка пришёл, буквально, через несколько минут. Он, как будто бы ждал сообщения Кулакова, и оперативно ответил.

           Джейк посоветовал не оформлять никаких документов на Антона, и вообще, постараться нигде не светится с ним. Через дипломатические каналы он прямо сейчас свяжется с генеральным консулом США в Казахстане. Джейк, так же передал прямой телефон консула США в Алматы, и распорядился утром следующего дня звонить консулу. К началу рабочего дня, консул уже будет в курсе дела. Дальше, необходимо действовать строго по указаниям консула. Других действий не предпринимать.

           - Ну, вот, с Антоном всё решилось, - сказал Кулаков, прочитав сообщение Джейка.

           - Что решилось? – не понял Симаков.

           - Только между нами, - Кулаков понизил голос, - Антона я забираю с собой в США. Там я его не брошу, и пока жив, буду заботиться о нём. Здесь он пропадёт. У него же никого и ничего нет. А там я его пристрою, да хотя бы в нашу лабораторию, высотным топографом. Подучится - молодой ведь совсем. Горы любит, появится возможность повидать мир, как это получилось у меня, - с какой-то грустью вздохнул Кулаков, а там - видно будет.

           - Возможно, ты прав. Конечно же, я бы его тоже здесь одного не бросил, но у меня сейчас нет тех возможностей, какие были раньше, когда я работал. Да и старый я уже стал, своих забот хватает. Будем как-нибудь с Зинаидой век доживать. Антон, действительно – молодой, и ему надо ещё жить и жить. Правильное у тебя решение, Гена, - согласился с доводами Кулакова Симаков.

           Симаковы уложили спать Кулакова и Антона в гостевой комнате. Антон, наконец-то, стал немного разговорчивее, и начал задавать Кулакову разные вопросы. В основном, вопросы касались произошедших перемен в мире за сорок лет. Кулаков постарался рассказать об исторических и политических событиях, объяснить достижения науки и техники. Так за разговорами пролетело полночи, пока Кулаков не глянул на часы и не скомандовал - спать.

           Утром гостей разбудил кофейный аромат, который тянулся из кухни и разливался по всей квартире. Зинаида Владимировна хозяйничала на кухне, Симаков ей помогал. Совершив утренние процедуры, гости присоединились к хозяевам на кухне. Завтракали не спеша, с разговорами о предстоящих на сегодня делах. Вскоре Кулаков посмотрел на часы и попросил разрешения позвонить.

           Консул поднял трубку сразу же после первого гудка. Как только Кулаков представился, консул сказал, что он в курсе всех проблем, и предложил мистеру Кулену с Антоном Гориным приехать в консульство, для решения неотложных вопросов. Симаков заказал по телефону такси и уже через полчаса Кулаков с Антоном были в кабинете консула.

           - Доброе утро мистер Кулен, доброе утро господин Горин, - приветствовал консул вошедших посетителей на хорошем русском языке, с небольшим акцентом, - присаживайтесь, пожалуйста. Я в курсе всего того, что с вами произошло. Мне поручено оказать максимальную помощь в оформлении паспорта и авиабилета до США для господина Горина. Так же, во избежание ненужных инцидентов, предлагаю господину Горину, не покидать территорию консульства до самого отлёта. На посадку в самолёт, господина Горина, проводит наш сотрудник. Мистер Кулен, у вас на какое число обратный билет в США?

           - У меня билет с открытой датой, - ответил Кулаков.

           - Хорошо. Тогда мы поступим следующим образом, вы оставите нам свой билет, и как только мы оформим все необходимые документы на господина Горина, зарегистрируем ваш билет на один рейс с ним.

           - Господин консул, а где же будет жить господин Горин, пока оформляются документы? К тому же он не знает английского языка, - стал беспокоиться Кулаков.

           - Проблем никаких нет. При консульстве имеются гостевые комнаты с полным обслуживанием. То есть, завтрак обед и ужин, в нашем небольшом буфете, и всё бесплатно.  С языком тоже нет проблем. У нас есть обслуживающий персонал, говорящий на русском и казахском языке, пояснил консул.

           - У меня к вам, господин консул, есть одна необычная просьба, - Кулаков достал из кармана светящийся цилиндрик, - этот предмет нуждается в детальном исследовании, которое можно провести только в нашей лаборатории. Сами понимаете, меня с ним в самолёт не пустят, хотя он никакой опасности для полёта самолётов не представляет. Можно ли, каким-то образом, с дипломатической почтой, что ли, переправить этот цилиндрик в адрес нашей лаборатории.

           - Да, конечно! Мы переправим этот предмет с дипломатической почтой в адрес вашей лаборатории, лично в руки мистера Дэвиса, - улыбнулся консул, - кстати, я с ним очень хорошо знаком. Несколько раз встречались на дипломатических приёмах.

           - Прекрасно! Тогда я не беспокоюсь за этот предмет, он будет доставлен точно по адресу. Как долго продлится оформление документов на господина Горина? – задал вопрос Кулаков.

           - Я думаю, от трёх до пяти дней. Кстати, мистер Кулен, где вы остановились? Консульству необходимо иметь с вами постоянный контакт. Возможно, возникнут неотложные вопросы, как например – дата вылета. Пожалуйста, оставьте свой контактный телефон, для сообщения срочной информации, - попросил консул.

           - Я остановился у знакомого, вот его домашний телефон, - не стал вдаваться в подробности Кулаков, записав номер телефона на бумажном листочке.

           - Знаете что, мистер Кулен, сделаем по-другому. У моего секретаря, я сейчас распоряжусь, возьмёте мобильный телефон. Держите его всегда при себе. Если будет срочное сообщение, мы вам позвоним на этот мобильный телефон. А мой прямой номер телефона у вас есть. Когда всё закончится, наш сотрудник заберёт у вас мобильный телефон. Я думаю, что всё будет хорошо. На этом разрешите закончить наш разговор, и пожелать вам приятно провести оставшееся время до отлёта. А вам господин Горин, набраться терпения, и подождать, пока будут соблюдаться все формальности, - сказал на прощание консул.

           У секретаря консула, Кулаков получил мобильный телефон, пожелал Антону не скучать в ожидании решения его судьбы, и сунул ему в руки номер телефона Симакова, чтобы тот мог позвонить. Наверняка, в гостевой комнате, где будет жить Антон, имеется телефон, с которого он может связаться с Кулаковым.

          Придя, к Симакову домой, Кулаков сказал, что Антона, до отъезда в США, оставили на территории консульства, во избежание непредвиденных эксцессов. Документы на него будут готовы через 3-5 дней, после чего Антон вместе с Генкой улетит в США. Так что, как минимум трое суток у Кулакова есть в запасе для общения с Симаковыми, и приятного времяпровождения. Буквально, на следующий день Симаков и Генка, поднялись к мемориалу «Погибшим в горах» в Мало-алматинском ущелье. Они долго бродили среди камней, на которых были установлены памятные таблички. Встречались знакомые имена, но встречались и такие, которые были совсем незнакомы двум пожилым мужчинам.

фото

Мемориал в Мало-алматинском ущелье

          Вернувшись, домой, сидя за столом, они ещё долго вспоминали знакомых, имена которых, прочитали на табличках мемориала, вспоминали добрые старые времена, когда на турбазу «Озеро Иссык» съезжались туристы со всего Советского Союза. За этими разговорами, не заметили, как наступила ночь.

           Утром следующего дня зазвонил телефон - звонил Антон. Он сообщил, что живёт в прекрасном гостиничном номере, с телевизором и телефоном. Восхищался цветным телевизором и тем, что телевизионные передачи можно смотреть круглые сутки. Из новостных программ очень многое узнал о том, что творится в мире, о новейших достижениях науки и техники. Так же ещё рассказал, что его здесь хорошо кормят, и он общается с красивой девушкой из сотрудников консульства, говорящей по-русски. Кулаков искренне порадовался за своего друга, и пожелал ему не скучать, в оставшееся до отлёта в Америку время.

           К вечеру того же дня, зазвонил Генкин мобильный телефон. Звонил сам консул. Он сообщил, что все формальности улажены, и первым же рейсом на Нью-Йорк, который по расписанию будет послезавтра, в 10 часов вечера, мистер Кулен и господин Горин вылетают в США. Если у мистера Кулена, есть желание поехать в аэропорт на консульской машине, то к семи часам вечера его ждут в консульстве, и вместе с господином Гориным отвезут в аэропорт. Естественно, Кулаков согласился с таким предложением, и заверил консула, что прибудет в консульство минут за десять до назначенного срока и, заодно, вернёт мобильный телефон.

           - Ну, вот, Васильич, моё пребывание в родном городе подходит к концу. Однако у нас ещё есть целых два дня, которые мы можем потратить с пользой для себя. Чем займёмся? – спросил Кулаков Симакова.

           - Завтра, после обеда, у нас запланирована встреча с ветеранами казахского альпинизма и горного туризма, в городском клубе альпинистов. Об этой встрече я договорился, когда ты с Антоном уехал в консульство. Так что, завтрашний день у нас будет полностью занят. А послезавтра с утра, если хочешь, можем просто погулять по городу. Вот такое моё предложение, - сказал Симаков.

           - Что же, я не против такого предложения, оно меня устраивает, - согласился с Симаковым Генка.

           За вечерним столом опять хлопотала Зинаида Владимировна. Ей всё казалось, что её дорогой Геночка испытывает чувство голода. После ужина Кулаков попросил Симакова включить компьютер, чтобы связаться с Джейком, и сообщить, что всё в порядке, и каким рейсом они вылетают в Нью-Йорк. Джейк тут же прислал ответ, в котором заверил, что будет лично встречать Генри и Антона в аэропорту.

           На встречу с ветеранами альпинизма и горного туризма, друзья пошли пешком. В городском клубе альпинистов, Симакова встретили как старого доброго знакомого. На встречу ветеранов казахского альпинизма, наряду с убелёнными сединами ветеранами, пришли и молодые, но уже достаточно известные альпинисты, за плечами которых были восхождения на высочайшие вершины планеты. Симаков представил своего друга собравшимся ветеранам, и коротко рассказал биографию Кулакова, не забыв упомянуть, что он побывал на главной вершине Гиндукуша – Тирич Мире. Многие присутствующие сразу с почтением и уважением посмотрели на Кулакова.

           Встреча ветеранов продлилась часа три. Вспоминали трудные и опасные восхождения, погибших в горах друзей, и просто ушедших из жизни, старейших ветеранов казахстанского альпинизма. Потом кто-то предложил пойти в ближайший ресторан, и отметить эту встречу. Почти все согласились с таким предложением, и встреча ветеранов продолжилась за большим банкетным столом в ресторане. Симаков с Кулаковым вернулись домой поздно.

           В последний день пребывания Кулакова в Алматы, друзья долго гуляли по городу. Зашли в городской парк, где посидели в тени больших деревьев на скамейке, прошлись по центральным улицам, и даже заглянули на Зелёный базар. Приближалось время расставания. Генке не хотелось уезжать из родного города, но он понимал, что его родной город, к сожалению, стал для него уже давно чужим. Не потому, что когда-то его обидела Советская власть, вычеркнув из списка живых, а потому, что город неузнаваемо изменился. От тех любимых улочек, по которым он бродил пешком, ничего не осталось. Остались только знакомые очертания любимых гор.

           - Давайте прощаться, друзья, - сказал Кулаков, когда подошло время, ехать в консульство, - не знаю, увидимся мы ещё когда-нибудь или нет, но технический прогресс даёт нам возможность общаться каждый день. С помощью наших компьютеров будем держать постоянную связь. Ваши электронные адреса, я записал, и нам останется только договориться о времени выхода на связь, с помощью того же «Skype», не говоря уже об электронной почте. Если, вдруг, у вас появится желание приехать ко мне в гости в Америку, только намекните - я оплачу все ваши расходы, за это можете не переживать, деньги у меня есть. Спасибо вам за всё! За то, что хранили добрую память обо мне, сохранили мои вещи. Спасибо вам просто за верную дружбу. Простите меня за то, что я долго не подавал о себе вестей, и вы четверть века были в неведение, обо мне. Что бы там ни было - вы остаётесь моими самыми близкими, и любимыми людьми в этом, для меня уже таком далёком, краю.

           Зинаида Владимировна молча, плакала, уткнувшись носом в грудь мужа. Симаков промокал носовым платком влажные глаза. В дверь позвонили. Прибыло, вызванное по телефону, такси. Кулаков взял рюкзак, и пошёл к такси. Следом за ним спустились Симаковы. Перед тем, как Генке сесть в такси, друзья на прощанье ещё раз крепко обнялись и расстались.

           Дежурный по консульству, уже ждал Кулакова, принял от него мобильный телефон, и сказал, что сейчас выйдет сотрудник консульства, и отвезёт мистера Кулена, и господина Горина в аэропорт. В аэропорту сотрудник консульства провёл Кулакова и Антона по дипломатическому коридору, и через несколько минут они уже сидели в зале ожидания, для выхода на посадку.

           В аэропорту Нью-Йорка, Кулакова с Антоном встречал Джейк. Он встретил их, ещё до паспортного контроля. Поприветствовал Генку, крепко пожал руку Антону, и повёл их к дальней стойке паспортного контроля, возле которой не было очереди. Джейк сам подал паспорта Генки и Антона, сидевшему в кабинке сотруднику паспортного контроля. Тот не глядя на Генку и Антона, поставил штампы в паспорта, и отдал их Джейку. Захватив с транспортной ленты Генкин рюкзак, все трое направились к служебному микроавтобусу. В микроавтобусе Джейк сказал водителю, чтобы ехал к дому мистера Кулена.

           - Генри, завтра на работу не приходи, - обратился Джейк к Генке, когда микроавтобус тронулся, - отдохни, привыкни к смене часовых поясов. А вот послезавтра, я тебя жду с утра, с устным отчётом о поездке. Я понимаю, что ты не обязан мне отчитываться за эту поездку, поскольку она была тобой совершена в частном порядке, это был твой отпуск. Однако, я хотел бы, быть в курсе всего того, что произошло. Потом, необходимо обсудить дальнейшую судьбу твоего друга. Хотя, я не вижу в этом большой проблемы. Короче, сейчас вы приезжаете домой, и отдыхаете. Пускай, твой друг поживёт у тебя несколько дней, пока мы не определимся.

           - Хорошо, Джейк, договорились! А ты, не зайдёшь ко мне? Посидели бы немного после дороги, - спросил Генка.

           - Извини, Генри, но у меня сегодня, есть ещё неотложные дела. Как-нибудь в другой раз. Ты лучше пообщайся со своим другом, поспрашивай его, сам знаешь о чём. Покажи ему, как пользоваться бытовой техникой, ведь ему придётся какое-то время, целыми днями, быть одному. Мы постараемся в самое ближайшее время определиться, что с ним делать. И, я думаю, что этот твой отпуск мы оформим, как командировку. За все годы существования проекта «Зелёный луч», у нас не было такой большой удачи – живой пленник таинственных скал! – Джейк на секунду замолчал, как будто что-то обдумывал, - Да, я твёрдо решил – это был не отпуск, это была очень важная, и нужная командировка! Я дам соответствующее распоряжение бухгалтерии.

           - Может, не надо усложнять? – попробовал возразить Генка.

           - Нет! Я уже решил – ты был в командировке! И никаких возражений! – отрезал Джейк.

           Через день Генка сидел в кабинете Джейка, и рассказывал о своих приключениях в горах Северного Тянь-Шаня. Когда Генка в своём рассказе дошёл, до того места, какой предмет он увидел в руках Антона, Джейк жестом остановил Генку, и указал на небольшой пакет, лежащий у него на столе.

           - Мне кажется, что это тот цилиндрик, который ты видел в руке Антона. Сегодня этот пакет доставил специальный курьер из МИДа. Совсем невесомый, - Джейк приподнял пакет и подал Генке.

           Генка вскрыл пакет. Там действительно лежал светящийся цилиндрик, который он оставил у консула в Алматы. Он тут же продемонстрировал удивительные свойства цилиндрика и высказал предположение об источнике света невесомого цилиндрика. Затем снова вложил цилиндрик в пакет, и положил на стол.

           - Ты можешь забрать этот предмет, - сказал Джейк Генке, - я так понимаю, что тебе нужно провести необходимые исследования этого светящегося цилиндрика. Мне почему-то кажется, что он сродни зелёным кристалликам, которые подарили нам различные чудеса. Продолжай опыты, потом выскажешь своё мнение. Хорошо, с этим закончили. Теперь, перейдём к твоему другу, Антону. Я вчера много думал о нём, навёл кое-какие справки, и сегодня хочу поделиться  с тобой своими соображениями. Для начала, его надо обучить английскому языку. Этот вопрос, в принципе, решаемый. При университете действуют курсы английского языка для иностранцев…, - Джейк немного замялся, - в данном случае я имел в виду, для тех, кто вообще не владеет английским языком, то есть, с нуля. Через неделю набор новой группы и я его уже туда записал. Потом, надо будет решить его жилищный вопрос. Не может же он постоянно жить у тебя?

           - Почему бы нет? – возразил Генка.

           - Это несерьёзно. Конечно, я не стану возражать против того, что он поживёт какое-то время у тебя, всё-таки под присмотром, но в дальнейшем эту проблему надо ликвидировать. Я предлагаю поселить его в общежитии университета. У меня есть связи, и я смогу обо всём договориться. Стипендию, на время обучения, будет получать от нашей лаборатории, так что, тебе его содержать не придётся. После окончания языковых курсов, включим в штат лаборатории, в группу высотных топографов, хотя бы в группу Джима Макенроя, и будем учить его топографии. Он молодой, любит горы, дадим ему возможность повидать мир. Ну, ещё не забывай, что мы должны провести его полное медицинское обследование. Надо знать, как он смог прожить 41 год в каменном плену. Кстати, ты у него не спрашивал, помнит он что-то или нет о своём пребывании в нише? – спросил Джейк.

           - Спрашивал. Антон ничего не помнит. Только обрывки каких-то видений. Хотя вспомнил, как он выкинул из ниши ледоруб, и нож, - ответил Генка.

           - Не густо. Мы попробуем во время медицинского обследования, ввести его в состояние гипноза, и расшевелить память, может что-то вспомнит, - с надеждой сказал Джейк.

           - Джейк, только я прошу, не делать из него подопытного кролика. Всё-таки он мой друг, и для меня, он - как младший брат. Да что я говорю, сейчас Антон для меня уже не брат, а скорее сын. Я к нему буду относиться, как к сыну, которого надо оберегать и, которому надо помогать во всём, - с беспокойством сказал Генка.

           - Не надо волноваться, Генри! Ты сам будешь контролировать весь этот процесс! Это же главная тема твоего проекта. Тем более, я не собираюсь привлекать для этих целей кого-то из русскоговорящих специалистов. Не забывай, работа данного проекта носит секретный характер. И кому, кроме тебя, я могу доверить эти работы? Конечно же, не всё сразу. Пусть немного научится говорить по-английски, привыкнет к образу нашей жизни. Постепенно будем пытаться получить нужную информацию. Всё это будешь контролировать ты и, если в какой-то момент тебе покажется, что это опасно для здоровья и жизни твоего друга - дашь отмашку всяким опытам. Ты же сам заинтересован в получении достоверной информации обо всех этих загадках и таинствах, - бил на сознательность Генки Джейк.

           - Ладно, Джейк, уговорил ты меня. Будем дальше работать, - согласился Генка.

           Разговор закончился. Генка забрал пакет с необычным фонариком, и удалился в свой кабинет. В кабинете собрал немногочисленную группу сотрудников, в лице Элизабет и Тима, и продемонстрировал им новую игрушку – светящийся цилиндрик.

           - А за счёт чего этот цилиндрик светится? – тут же задал вопрос Тим.

           - Это мы, и попробуем выяснить. Есть у меня кое-какие соображения, но сразу предупреждаю, это только догадки и ничего более, - предупредил Генка.

           - Может, поделитесь своими догадками, - не унимался Тим.

           - Поделюсь, - спокойно отреагировал Генка, - мне сдаётся, что световую энергию эта невесомая игрушка, черпает…, вернее сказать, преобразовывает энергию гравитации. Мне кажется, что я нашёл способ убедиться в этом.

           - Какой же способ? – вопросительно глянула Элизабет на Генку.

           - Простой. Мы поместим этот светящийся цилиндрик в антигравитационное поле, которое создаёт наш «Антиграв» и, если цилиндрик погаснет, то моё предположение будет верно, - объяснил Генка, - цилиндрик лишится энергии гравитационного поля Земли и погаснет.

           - Логично, - промолвила Элизабет.

           - Я предлагаю, прямо сейчас, спустится в наш подземный полигон, и проверить наши предположения, - Генка спрятал цилиндрик в пакет, - Давай, Тим, готовь всё для проведения эксперимента.

           - А что здесь готовить? Взяли пирамиду с кристалликами, эту невесомую штуку, и пошли, - Тим пошёл доставать пирамиду из шкафа.

           - Ну, пошли, так пошли, - Генка взял пакет с цилиндром, несколько кристалликов, и все трое пошли в подземный полигон.

           Тим быстро закрепил пирамиду на столе, Генка вставил кристаллики в пирамиду, после чего вынул из пакета светящийся цилиндр, и «повесил» его над столом. Цилиндрик висел над столом, слегка покачиваясь, освещая помещение чуть зеленоватым светом.

           - Ну, что, начнём? Вы готовы? – спросил Генка присутствующих, - тогда я «включаю» пирамиду.

           Все сразу почувствовали, как включилось антигравитационное поле. Через несколько секунд, висящий над столом светящийся цилиндрик стал, заметно, тускнеть. Как будто кто-то медленно передвигал движок реостата, уменьшая напряжение. В тоже время, цилиндрик стал медленно опускаться на стол. Секунд через десять, он потух совсем, и опустился на стол. Генка взял цилиндрик в руки – он оказался тяжёлым. Генка не поверил своим ощущениям, и попросил Тима взять цилиндрик. Тим тоже сказал, что цилиндрик стал очень тяжёлым, будто был сделан из чистого золота. Следом за Тимом, рискнула взять цилиндрик и Элизабет.

           - Загадки за загадками, - промолвил Генка, - в то время, когда все предметы в антигравитационном поле становятся невесомыми, этот странный цилиндрик наоборот – приобретает вес! И смотрите, он больше не светится. Значит, моя догадка верна! Необычный фонарик изолировали от гравитационного поля Земли, энергии гравитации больше нет, соответственно и преобразовывать больше нечего – фонарик потух. Но почему у него в антигравитационном поле появился вес? Ничего не понимаю.

           - Да, что тут понимать? – подал голос Тим, - ясно одно: кристаллики, и этот цилиндр не из нашего мира и, возможно, на них не действуют фундаментальные законы физики, с которыми мы сталкиваемся каждый день.

           - Тут я с тобой согласен, но всё-таки хотелось бы знать, что они собой представляют, и кристаллики, и этот цилиндр. Мы за много лет исследований зелёных кристалликов так и не пришли к единому мнению, что это такое. Так, наверно, не поймём и природу этого цилиндра, - с сожалением сказал Генка.

           - А давайте попробуем поместить цилиндрик внутрь пирамиды, - неожиданно предложила Элизабет, - выключим пирамиду, вложим в неё цилиндрик, вновь включим, а потом посмотрим, что из этого получится.

           - Попробовать можно. Эксперименты с этими предметами всегда приводили к неожиданным результатом. Может, и здесь что-нибудь произойдёт, - согласился на очередной опыт, Генка.

          Генка «выключил» пирамиду. Вставил внутрь, уже вновь засветившийся цилиндрик, и «включил» пирамиду. Цилиндрик ярко вспыхнул и исчез, не потому,  что он стал невидимый, а потому, что на гранях пирамиды появилось, что-то наподобие экранов. Экраны, на гранях пирамиды, были непрозрачными. Внезапно, на всех трёх экранах, возникло какое-то синхронное движение. Экспериментаторы  впились глазами в импровизированные мониторы. На экранах, постепенно, моделировалось движение в космическом пространстве. На всех трёх гранях в левом нижнем углу появилась яркая точка, которая стремительно начала увеличиваться в размерах, и перемещаться в центр треугольного экрана. Через несколько мгновений все ахнули, то была родная матушка Земля! Она выглядела так, как её видят астронавты из космоса. Чётко просматривались материки, океаны. Движение замедлилось, Земля уже занимала весь экран. Создавалось впечатление полёта на огромной высоте, над планетой Земля. Внезапно, полёт остановился. Где-то там внизу, проглядывались очертания озера Иссык-Куль.

фото

           - Да это же мы зависли в центре треугольника, из вершин которого, появляются «Зелёные лучи»! – воскликнул Генка, - Смотрите, этот треугольник чётко вписывается в наши экраны! В верхнем углу – скалы на Северном Тянь-Шане, в левом нижнем – гора Тирич Мир, в правом нижнем – скалы в Китае!!!

          Все, не отрываясь, следили за треугольными экранами. Тёмная полоса медленно надвигалась справа, поглощая очертания гор, озёр. То надвигалась ночь. Вскоре весь экран был тёмным. Неожиданно, в правом нижнем углу «монитора» появилась яркая зелёная точка. Через несколько секунд такая же точка появилась в верхнем углу и ещё через пару секунд, в нижнем левом углу. Невидимый оператор развернул камеру на 180 градусов, и стало видно, как три зелёных луча устремились в глубины космоса. «Камера» стремительно набирала скорость, догоняя начало «Зелёных лучей». Лучи были, практически, параллельны. «Камера» летела в центре зелёных лучей, которые постепенно сходились, и приближался момент их пересечения. В момент пересечения всех трёх «Зелёных лучей» произошла яркая вспышка. Лучи, тянувшиеся от Земли до точки пересечения, не исчезли, а продолжали светиться, но после соединения всех трёх лучей в одну точку свечение прекратилось. Было ощущение, что лучи упёрлись в невидимую преграду, что это была их конечная цель.

фото

           На экранах высвечивались яркие звёзды, которые слегка потускнели после яркой вспышки. Вспышка погасла, лучи соединились, а в том месте, где произошла вспышка, начало разрастаться  огромное, чёрное пятно. Оно поглощало ярко светящиеся звёзды. Вскоре пятно перестало увеличиваться в размерах, а лёгкий, светящийся ореол, чётко выделил на фоне звёзд, чёрное, круглое пятно. Через несколько мгновений, «Зелёные лучи» исчезли. «Камера» начала движение в центр совершенно чёрного пятна.

           На секунду, все три видимые грани «волшебной» пирамиды, стали чёрными. А уже в следующую секунду появились огромные звёзды, и в левом нижнем углу яркое свечение, похожее на ядро спиральной галактики. «Камера» выбрала одну из самых ярких звёзд и стала стремительно приближаться к ней. Вот уже из яркой точки, звезда  превратилась в ослепительный диск, но «камера» стала поворачивать в сторону от диска, в направлении другой яркосветящейся точки. Следующая точка всё увеличивалась и увеличивалась, пока не превратилась в планету. Круглый диск незнакомой планеты точно вписался в равносторонние треугольники граней пирамиды. «Камера» медленно облетала планету, показывая совершенно незнакомые очертания материков или островов. Это была чужая планета! После одного оборота вокруг незнакомой планеты, изображение исчезло, но, тут же, вновь появилась яркая точка, которая стала увеличиваться и перемещаться в центр треугольных экранов. Все поняли - демонстрация необычного фильма стала повторяться.

           - Кажется, я потихоньку начинаю понимать, что это такое, - тихо проговорил Генка, - нам демонстрируют планету, на которой существует цивилизация, обогнавшая человечество не на один миллион лет. Этот странный светящийся цилиндрик, не что иное, как информационная капсула. Нам её специально подсунули, чтобы человечество имело представление, как можно путешествовать во Вселенной и где можно найти братьев по разуму. Скорее всего, инопланетные пришельцы давно облюбовали нашу планету и регулярно её посещают. Не удивлюсь, если узнаю, что Антон, пленник загадочных скал, посещал незнакомую планету. Каким образом происходили эти путешествия, пока ничего сказать не могу, даже приблизительно. Однако, разгадка тайны «Зелёных лучей», совсем близка. По моему глубокому убеждению, «Зелёные лучи» являются ключами для открытия пространственно-временного туннеля. Это нам продемонстрировали только что «волшебная» пирамида, и светящийся цилиндрик. При фокусировке всех трёх «Зелёных лучей», в определённой точке пространства открывается вход в «кротовую нору», которая позволяет за короткие мгновения - преодолевать межгалактические расстояния. Конечно, придётся ещё поработать над этим вопросом, но работы по проекту «Зелёный луч» постепенно будут сворачиваться. Это моё мнение. Возможно, работы ещё будут долго продолжаться, но они будут вестись, скорее всего, немного по другой тематике. Ведь мы так и не раскрыли природу «зелёных кристалликов», не поняли, каким образом и когда появились загадочные скалы на нашей планете. Если покопаться, то ещё столько тайн и загадок существует, о существовании которых мы даже не подозреваем - с этими словами Генка «выключил» пирамиду.

           Внутри пирамиды ярко засветился цилиндрик. Экраны на гранях пирамиды исчезли. Все трое молча, сидели за столом и смотрели на светящийся цилиндрик. Каждый думал о своём.

           - Это «кино» мы обязательно должны показать нашему шефу – мистеру Дэвису, - наконец нарушил молчание Генка.

           - А потом, наши «совершенно секретные» разработки, засекретят ещё больше, а нас расформируют, - сделал своё предположение Тим.

           - Скорее всего, так оно и произойдёт, - согласился Генка, - но у нас нет другого выбора. Мы обязаны о своих открытиях докладывать начальству.

           Генка доложил об интересном открытии Джейку, а потом и показал ему необычное кино. После просмотра странного фильма, высказал свои опасения по поводу закрытия темы «Зелёный луч». Джейк задумался над создавшейся ситуацией. Он тоже должен был докладывать непосредственному своему начальству, обо всех необычных открытиях, произошедших в его лаборатории.

           - Да, Генри, это очень серьёзная проблема, - озабочено сказал Джейк, - почти уверен, что тему «Зелёный луч» правительство закроет. Все материалы по теме конфискуют и засекретят.

           - Что поделать? Закроют, значит, закроют, - обречённо сказал Генка, - но главной цели я достиг, работая над этим проектом. Нашёл своего друга, которого потерял много лет назад. Теперь, все эти научные изыскания по нашей теме, для меня становятся, не так важны. К тому же, я уже достиг пенсионного возраста и могу подумать о пенсии. Жалко только Тима и Элизабет, они столько лет отдали всевозможным опытам в рамках проекта «Зелёный луч». Что с ними будет?

           - У-у-у, у тебя совсем упадочническое настроение. Так нельзя! Не беспокойся, они останутся работать в лаборатории. Будут заниматься другими делами, возможно, очень даже похожими на те, чем занимались. Без работы не останутся, это я тебе гарантирую. Да и ты ещё можешь поработать пару лет. Не спеши на пенсию. Если наши опасения по поводу закрытия темы оправдаются, я найду выход из создавшегося положения. А доложить начальству о вашем открытии, я обязан. Ничего, Генри! Не вешай носа! Ты же, и не в таких передрягах бывал. Сменим название темы, и займёшься исследованием своих кристалликов. Зато больше не придётся мотаться по экспедициям, к загадочным и таинственным скалам. Пусть это делают те, кто заберёт от нас все эти материалы, - успокоил Генку Джейк.

           - Но они могут у нас забрать и кристаллики, - забеспокоился Генка.

           - И за это не переживай! Прежде, чем я доложу наверх о необычном видеоматериале, ты мне передай все кристаллики, что хранятся у тебя в сейфе, я их уберу в надёжное место. Когда всё успокоится, верну в целости и сохранности для дальнейшего изучения их свойств в новой теме, название которой мы потом придумаем, - уже в приподнятом настроении, сказал Джейк.

          Как и предполагалось, после демонстрации необычного видеоматериала заинтересованными людьми, все материалы по теме «Зелёный луч» были конфискованы военной контрразведкой. Генкину тему закрыли, а сотрудников темы отправили в вынужденный отпуск. Для Генки разгадка тайны появления «Зелёных лучей», длиною в 41 год закончилась. У него появилась другая забота, как устроить новую жизнь своего друга Антона.  анимашка                  

анимашка

  Глава 35                                   В оглавление                         Эпилог

АнимашкаАнимашка

Новости

Картинка

Анимашка

 

Новости альпинизма

Анимашка

Линия 

 

 

Анимашка

Журнал

Вокруг света  

анимашка  

Картинка

Анимашка

Что в мире?

Анимашка

 Картинка

Уже можно слушать и скачивать песни

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время счетчик посещений